ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало




Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Прозрение

Анна выросла в то время, когда вера была под запретом. И все же обстоятельства сложились так, что ей пришлось обратиться к прежде неведомому Богу.

Уже замужняя, Анна с радостью узнала, что у них с мужем будет ребенок. Но радость вскоре омрачилась угрозой выкидыша. Убрать плохо приживающийся под ее сердцем плод женщина наотрез отказалась. Врач, вздохнув от ее упрямства, предупредила, что ребенка ей придется не вынашивать, а вылеживать до 7 месяцев. А уж там и родит, если повезет.

Лежа в роддоме, не знающая молитв Анна своими словами упрашивала Бога: «Дашь мне моего ребеночка живым и здоровым, не только никогда его не обижу, но и всех последующих, дарованных Тобою мне детей, рожу».

Уговорила Анна Всемилостивого Бога – сыночек родился 9-месячный, доношенный. И были в ее семейной жизни кормежки, пеленки, бессонные ночи, как у всех счастливых мамочек. Вот только здоровья Мишутка был некрепкого, все к нему привязывались всевозможные инфекции. Окрестить бы его пораньше да в храм носить к Причастию, но все это было для несовершенных родителей в ту пору «за горизонтом».

При очередной инфекции пришлось по рекомендации врачей отказаться от грудного вскармливания и... наступила нежданная беременность.

Сыну было от роду 8 месяцев. Анна не забыла о своем обещании Богу родить всех последующих детей. Но врач невозмутимо пояснила ей, что аборт на раннем сроке не является убийством, т.к. «ребенка еще нет».

«Мишутке нужен тщательный уход, которого он лишится, если я снова стану плод не вынашивать, а «вылеживать»», – успокаивала себя Анна, отправляясь на денек в стационар… Проблема, казалось ей, была решена. Миша рос и болел. Болел и рос. Дочку, Машеньку, Анна выносила гораздо легче. Окрестила и причастила своих деток одновременно.

Для Миши это Причастие оказалось первым и последним – в семь лет у мальчика отказали почки. Горе потери первенца было для родителей безутешным. Но требовала к себе внимания малютка дочь, и Анна нашла в себе силы жить. Подросла девочка, и молодая мама, выкраивая время, стала заходить в церковь. Сначала ненадолго, чтобы поставить свечку об упокоении сына. Потом и в Таинствах церковных пожелала участвовать, влилась в местную православную общину. На подробной исповеди перед соборованием сказала батюшке о своем единственном аборте (в душе почти гордясь, что у нее не так, как у других женщин, немного прерываний нежелательных беременностей было).

Шли годы. В семье Анны на воскресные богослужения ходила лишь она одна: ни муж, ни дочь, ни новоиспеченный зять о церкви знать и слышать не хотели.

Досадовала, конечно, Анна, но вины за собой не чувствовала. Радовалась тому, что в ее жизни все иначе. Церковные посты и праздники стремительно сменяли друг друга, пока однажды время для прихожанки Анны вдруг не остановилось.

Стоя в храме Великим постом в очереди на исповедь и переживая недавнюю годовщину смерти сынишки, она в одночасье вдруг осознала, что тем «единственным» абортом сама и прервала в младенческом возрасте земную жизнь сына. И, мало того, – нося в своем теле смертоносную спираль, рекомендованную ей врачами в качестве средства предохранения от нежелательной беременности, Анна продолжала убивать дарованных ей Богом детей, нарушая свой обет чадородия. Не повторит ли ее смертный грех дочь? Грех убийства наказывается в роду до третьего, четвертого поколения, – Анна читала об этом в Святом Писании. И что ждет в неминуемой вечности всех рожденных и нерожденных ею детей, мужа, не желавшего «плодить нищету» и всегда согласного на прерывание беременности?

Анна безутешно плакала. Прихожане тревожно поглядывали на нее. И только трехлетняя Сашенька, из многодетной воцерковленной семьи, подошла к малознакомой плачущей тете и решительно вложила в ее холодную руку свою маленькую теплую ладошку.

Сколько таких утешающих детских ладошек теряют российские семьи в результате своего абсолютного безбожия! Каких только самооправданий себе мамы и папы при этом не придумывают! Прости, Господи, страну нашу Российскую! Просвети светом Истины власти ее! Сохрани всех детей, во чреве материнском носимых! Огради мужей от безответственности за жен и детей своих!

Николина Татьяна,
прихожанка
Успенско-Никольского храма
г. Ялуторовска


Наверх

© Православный просветитель
2008-20 гг.