ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало




Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Что есть человек?

Сказка-притча «Жизнь после родов»

Жизнь после родов. В животе беременной женщины разговаривают двое пузожителей. Один из них - верующий, другой - неверующий. Неверующий: Ты веришь в жизнь после родов? Верующий: Да, конечно. Всем понятно, что жизнь после родов существует. Мы здесь для того, чтобы стать достаточно сильными и готовыми к тому, что нас ждет потом. Неверующий: Это глупость! Никакой жизни после родов быть не может! Ты можешь себе представить, как такая жизнь могла бы выглядеть? Верующий: Я не знаю всех деталей, но я верю, что там будет больше света, и что мы, может быть, даже будем сами ходить и есть своим ртом. Неверующий: Какая ерунда! Невозможно же самим ходить и есть ртом! Это вообще смешно! Да и зачем? У нас же есть пуповина, которая нас питает. Знаешь, я хочу сказать тебе: невозможно, чтобы существовала жизнь после родов, потому что наша жизнь и так уже слишком коротка. Верующий: Я уверен, что это возможно. Все будет просто немного по-другому. Это можно себе представить. Неверующий: Но ведь оттуда ещё никто никогда не возвращался! Жизнь просто заканчивается родами. И вообще, жизнь - это одно большое страдание в темноте. Верующий: Нет, нет! Я точно не знаю, как будет выглядеть наша жизнь после родов, но в любом случае, мы увидим маму, и она позаботится о нас. Неверующий: Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится? Верующий: Она везде вокруг нас, мы в ней пребываем и благодаря ей движемся и живем, без нее мы просто не можем существовать. Неверующий: Полная ерунда! Я не видел никакой мамы, и поэтому очевидно, что ее просто нет. Верующий: Не могу с тобой согласиться. Ведь иногда, когда все вокруг затихает, можно услышать, как она поет, и почувствовать, как она гладит наш мир. Я твердо верю, что наша настоящая жизнь начнется только после родов!

Существует несколько «этимологических» интерпретаций слова «человек». Архимандрит Агафангел (Догадин; †1999) в своих проповедях толковал это слово как личность, обращенную одновременно умом и лицом к вечности. Среди научных гипотез наиболее вероятная, на наш взгляд, следующая: «чело-» восходит к слову «целъ» (целый); слово «векъ» имело значение «сила» (ср.: обезвекнуть -«ослабеть»). Первоначальное «че-ловекъ» может быть определено как «обладающий полной силой, взрослый мужчина». Но полная сила - это цельная сила, без примесей греха, т.е. духовная.

Значение тела для человека как психосоматического единства помогает понять этимология этого слова. Вот что пишет на этот счет архимандрит Ианнуарий (Ивлиев): «Древнегреческий корень «so» эквивалентен славянскому «цел-»: слово «s?ma» по-славянски будет «цело», а это (в силу взаимозаменяемости звуков «т» и «ц») есть не что иное, как наше слово «тело». Итак, греч. «s?ma», как и русское «тело», означают нечто целостное, некий цельный объект - то, что нельзя разделить на две части, чтобы по-лучилось два подобных же объекта (например, распилив стол, мы не получим два новых меньших стола, а вот разделение кучи песка даст две новые кучки; значит, куча песка не является телом). Указанная этимология хорошо согласуется с библейской антропологией: человек в Библии рассматривается как целостное существо. «Вот идет тело моей сестры» (т.е. «вот идет моя сестра»), - мог бы сказать древний грек. Прилагательное «s?s» означает «целый, неповрежденный, здоровый». S?ma - человек как целое, неделимое (как синоним можно указать греч. atomos, лат. individuum). 8бта есть а-tomos, отрицание всякой tom? (деления), в том числе дихо- и трихотомии. Но является ли человек и вправду целым? Нет, мы постоянно разлагаемся, стареем, приближаемся к смерти. И эта нецелостность, разложение и является одним из следствий греха. Как же сохранить себя в целостности? Как исцелить себя? Основополагающее христианское понятие «спасение» по-гречески означает именно «исцеление»: збгёпа — это «исцеление», «обретение целостности», «обретение подлинного тела», которого мы лишены. А слово S?t?r - Спаситель - означает «Исцелитель», Который исцеляет от богоотчужденности и греха».

Мир как произведение Творца и Художника несет на себе следы совершенства, и больше всего их мы находим в человеке. Господь оставил Свои «автографы» на лице и теле создания. В этом смысле, выражаясь на языке семиотики, человек представляет собой некий «текст», который мы призваны прочитать. Голова, как видим, похожа на яйцо. Ее овал иконописцы издревле так и называли - яйцом. На христианском языке символов оно прочитывается как жизнь и воскресение, что становится особенно понятным на Пасху Христову. В овале, который является, как и круг, символом вечности, мы видим крест. Верхний конец креста, начинаясь на лбу, указывает на Бога Отца как на Умное Начало, Вечный Ум (Пресвятая Троица, по учению святых отцов, есть Ум, Слово и Дух). Этимология производит слово «чело» (лоб) из понятий «верх» и «высшее качество». Намерение антихриста поставить свою печать на чело «всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам» (Откр. 13: 16) не случайно. Во-первых, это бунт против Бога: антихрист выбирает лоб, по схеме креста указывающий на Отца, Вседержителя и Творца; во-вторых, враг человека опять претендует на «верх», хотя именно за это он был низвергнут с неба; в-третьих, печать для антихриста - тавро, которым он намерен отметить род людской по праву своего мнимого или действительного господства.

Нижний конец креста, опираясь на линию рта, сообщает нам о рожденном от Отца Сыне - о Логосе. Именно рот является тем органом, который необходим для произнесения слова. Большую горизонтальную перекладину, приходящуюся на глаза, по смыслу можно соотнести со Святым Духом: это призвание свыше быть духовидцем Пресвятой Троицы. Иисус Христос есть Бог, явленный зримо, познаваемый в Духе Святом. А видевший Сына, видел и Отца (см.: Ин. 14: 9).

Возможно, кому-нибудь покажется неточным совпадение косой перекладины с линией носа; нос ведь первый «поставщик» воздуха в легкие, без него нормальное дыхание невозможно. Однако заметим, что диагональ во многих культурах, в том числе и христианской, символизирует движение и вообще динамику. А дыхание и есть движение, сама жизнь. «Из персти и дыхания создан человек», - говорит святитель Григорий Богослов. Творец вдыхает в нас жизнь, угасает же она через считанные минуты после потери дыхания. Протопресвитер Иоанн Мейендорф связывает «дыхание» с сотворением человека по образу Божию: «Бог «вдунул в лице его дыхание жизни» (Быт. 2: 7). Это «дыхание» жизни Божией, отождествляемое со Святым Духом на основании текста Септуагинты, и есть то, что делает человека «образом Божиим».

«Дыхание» и «душа» - однокоренные слова. Но не для смерти Бог создал человека: смерть вошла в мир вследствие грехопадения прародителей. Х. Яннарас пишет: «С незапамятных времен для евреев и вообще для семитских народов дуновение в лицо другого человека имело глубокий символический смысл. Это означает, что я передаю другому свое дыхание, то есть нечто в высшей степени внутреннее, интимное – мое самосознание, мой дух. В самом деле, дыхание есть основа жизни, признак, отличающий всякое живое и действующее существо. Любое чувство, будь то страх, гнев, радость или ярость, влияет на дыхательный ритм, что подтверждает существование связи между этой физиологической функцией и самыми глубинами нашего существа, нашего «я». Поэтому в Библии говорится о том, что Бог «вдунул» вылепленному из глины человеку Свое Собственное дыхание; таким образом утверждается придание человеку определенных признаков, свойственных самому Божественному бытию. На библейском языке результат этой передачи выражается в том, что человек становится «душою живою». Вот на этот Божественный дар жизни, на дыхание и указывает диагональ креста. Но нижний конец креста опирается на линию рта. В человеке все взаимосвязано. Как уже упоминалось, без дыхания и без помощи рта, главного звукового «инструмента», невозможно произносимое слово. Таким образом, получается, что всякий человек, независимо от его вероисповедания или вообще безверия, носит на лице главную «печать» Христа – православный восьмиконечный крест, утверждение и свидетельство Истины.

Тело человека Бог творил из праха, но как сотворил! Еще раннехристианский писатель Климент Александрийский восхищался тем, что тело устроено «с великой премудростью по законам красоты и соразмерности». Это дает нам основание перейти к размышлениям о пропорциях человеческого тела. По высоте фигуры человека умещается восемь отрезков, каждый из которых равен длине головы. Здесь встречаем число воскресения и вечности – 8. Итак, «восьмиголовый» рост есть императивный символ, заложенный в тело человека от сотворения мира.

В христианской символике чисел человеческим считается число 7. Оно соотносится определенным образом с восьмеркой. «Семерка мыслилась как число человека, означавшее его гармоническое отношение к миру, а еще – как чувственное выражение всеобщего порядка (семь отверстий в человеческой голове, семь возрастов, семь цветов радуги и семь тонов григорианской музыки, семь небесных сфер и семь дней недели), но наряду с этим семерка была связана с учением о свойствах Духа Святого (семь дарований Духа) и с христианской этикой (семь добродетелей и семь смертных грехов) и поэтому, видимо, знаменовала собой высшую степень познания Божественной тайны и достижения духовного совершенства (семисвечник, семь таинств, семь ступеней премудрости, семь недель великого поста); наконец, ее использовали в качестве символа вечного покоя и отдохновения, которые наступят вместе с концом мира». 8 в числовом отношении – следующая, высшая ступень после 7, поэтому оно надмирное число – число вечности, равно как Божественное 9 – следующая ступень после 8, ибо Бог превосходит и вечность.

Согласно святителю Дионисию Ареопагиту, «сердце является символом богообразной жизни, собственную жизненную силу благообразно распространяющей на то, о чем заботится Промысл, а «грудь», в свою очередь, указывает на крепость и способность защищать свойственное помещающемуся под ним сердцу распространение животворной силы». Такое понимание роли сердца позволяет уточнить православное понимание личности.

Обратим внимание и на спинные лопатки. Они очень похожи на урезанные крылья. Вот нам напоминание о человеке как земном ангеле. Посмотрим на грудную клетку. По форме ее можно сравнить с сердцем. Клеть сердца…

Святитель Григорий Нисский связывал прямизну стана с особым владычественным положением человека. И, действительно, такой таз может быть только у вертикально ходящего существа – тянущегося к небу даже физически и не склоняющегося ни перед какой другой тварью на земле.

После изгнания Адама и Евы из рая человеку снова предстоит с Божией помощью проложить дорогу домой, на небо. Путь этот святые отцы неоднократно описывали как восхождение по лествице. Такое призвание к небесному восхождению прочитывается по… пяточной кости. Е. Барчаи замечает: «Строение пяточной кости напоминает лестницу, ступеньки которой связаны между собой для обеспечения большей прочности». Вот с пятки – с иерархически низшей части тела – человек и призван преодолевать «лестницу в небо». Именно поэтому кость своим строением похожа на лестницу, для того ей дана и прочность. Кстати, пяточная кость не только строением, но и чисто внешне похожа на ступеньку. Итак, человек «начинается с пятки» как в духовном, так и в физическом смысле. В духовном – поскольку она указывает на начало и необходимость небесного восхождения, в физическом – потому что с нее отмеряется рост человека.

Виктор Кутковой.
Православие.ru


Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.