ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Новолетие

По книге И.Н. Божерянова «Как праздновал и празднует народ русский Рождество Христово, Новый год, Крещение и Масленицу»,
1894 г.

Предки наши до Петра I не начинали года с января месяца, который ничем не отличался у них от других месяцев, кроме названия, да еще и того, что впоследствии стал именоваться «временем свадеб», или просто «свадьбами».

Заметим здесь, кстати, что славяне делили, подобно римлянам, год на 12 месяцев, которые, согласно временным явлениям природы, назывались: январь – просинец (по мнению Н.М. Карамзина, от синевы неба, по мнению других – от глагола просить); февраль – сечень (от секу: или в смысле жестоких морозов, которые еще бывают у нас в феврале или, быть может, славяне что-нибудь секли, рубили в этом месяце); март – сухий; апрель –березозол (по мнению того же Карамзина, от золы березовой, которую жгли славяне для щелока); май – травный; июнь – изок (так называлась, как полагают, у славян, какая-то певчая птица); июнь – червень (не от красных ли плодов или ягод?); август – зорев (от зари или зарницы); сентябрь – рюень (или ревун, от рева зверей); октябрь – листопад (этимология этого слова вполне понятна); декабрь – студеный (от стужи или мороза).

Церковный год начинался с 1-го марта, держась в этом отношении библейского мировоззрения. Сам Бог о месяце низане (нисане- иер. Г.М.), соответствующем нашему марту, заповедал Моисею и Аарону: «месяц сей вам начало месяцев, первый да будет вам в месяцах года». Затем общее древнее иудейское и христианское предание говорит, что в этом месяце Бог создал мир и человека. Что же касается гражданского года, то начало его с 1 сентября имело первоначально иной смысл. Оно было установлено императором Августом для правильного взноса податей через каждые 5 лет пятнадцатилетнего круга индикта: этот пятилетний срок назывался «люстран». Люстран начинался с 1 сентября – времени, самого удобного для взноса податей. Впрочем, заметим, что Ромул начинал свой год с 1 марта, а Нума с 1 января. Этот первый месяц назван был именем мифологического божества Януса, которого римляне считали царем всей Италии. В этот день сановники в новой одежде ходили жертвовать в храм Юпитера и подносили Янусу финики, фиги, молоко и плоды. Римляне в древности обозначали, для памяти, наступивший год вколачиванием гвоздя в стену храма, и по числу гвоздей вели отсчет прошедшим годам.

Восточная же православная церковь, празднуя новый год 1 сентября, установила впоследствии начинать новолетие в память победы, одержанной в 312 году Константином Великим над Максентием, жестоким гонителем христиан.

Историк Татищев говорит: в 1342 году, при митрополите Феогносте, прением о начале года, случившемся на соборе в Москве, решено и положено было начинать как церковный, так и гражданский год сентября 1-го числа. Вторичное подтверждение этого обстоятельства находим в 1505 г., на соборе, утвердившем начинать новый год индиктом 1 сентября.

О том, как предки наши проводили мартовское новолетие, ничего не известно. Что же касается празднования года с 1 сентября, то исторические памятники нам говорят, что оно отличалось глубоким религиозным характером. Цари этот день старались ознаменовать делами правосудия и милосердия. Так, великий князь Иоанн III велел всем, имеющим жалобы явиться на судный срок в Москву, в день Симона летопроводца (имеется в виду преподобный Симеон Столпник, память которого совершается 1 сентября по старому стилю – иер.Г.М. ). Неявившийся считался виновным, и над ним «чинили правеж», оправданному же давалась «правая грамота». Церковь в этот день с особенным торжеством совершала свои молитвословия. Люди богатые рассылали по странноприимным домам милостыню. Целый день продолжался колокольный звон. <…>

Царь Иоанн и Петр Алексеевичи встречали новый 1698 год следующим образом: на Кремлевской площади сидели оба Царя на своих престолах, в драгоценных одеждах; их окружали бояре и народ. Патриарх взошел на возвышение, кропил их и весь народ святою водою, давал Государю целовать крест и желал долголетия и счастливого царствования.

Затем обращался к народу, поздравлял с новым годом и просил Божьего благословения во всех добрых делах. Народ отвечал: «аминь, аминь».

В 1699 году Петр I в последний раз праздновал с патриархом Адрианом новый год по древнему обычаю, а потом постановил начинать новый год с января месяца. «Лета от сотворения мира 7208, декабря в 20-ый день» великий государь Царь Петр Алексеевич издал такой указ: О праздновании Нового года.

«Великий Государь указал сказать: известно ему, Великому Государю не только что во многих Европейских христианских странах, но и в городах славянских, которые с Восточною православною нашею церковью во всем согласны, как: Волохи, Молдавы, Сербы, Далматы, Болгары и самые Его Великого Государя подданные Черкасы и все Греки, от которых вера наша православная принята, все те народы, согласно лета свои считают от Рождества Христова восемь дней спустя, то есть Генваря (Января – иер. Г.М.) с 1-го числа, а не от сотворения мира, за многую рознь и считание в тех местах, и ныне от Рождества Христова доходит 1699 год, а будущего Января с первого числа настанет новый 1700 год, купно и новый столетний век: и для того доброго и полезного дела, указал Великий Государь впредь лета счислять в Приказах и во всяких делах и крепостях писать нынешнего Января с 1-го числа от Рождества Христова 1700 года. А в знак того доброго начинания и нового столетнего века в царствующем граде Москве, после должного благодарения Богу и молебного пения в церкви и кому случится и в дому своем, по большим и проезжим знатным улицам, знатным людям и у домов нарочитых духовного и мирского чина, перед вороты, учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых по образцу, каковы сделаны в Гостином дворе и у нижней аптеки, или кому как удобнее и пристойнее, смотря по месту и воротам учинить возможно; а людям скудным каждому хотя по деревцу, или ветке на ворота или над домом своим поставить…, а стоять тому украшению Января по 7-й день того же 1700 года. Января же в 1 день, в знак веселия, друг друга поздравляя с Новым годом и столетним веком, учинить сие: когда на большой Красной площади огненные потехи зажгут и стрельба будет…, каждому на своем дворе из небольших пушечек, если у кого есть, и из нескольких мушкетов или иного мелкого ружья учинить трижды стрельбу и выпустить несколько ракет, сколько у кого случится, и по улицам большим, где пространство есть, Января с 1 по 7 число по ночам огни зажигать из дров или хвороста, или соломы, а где мелкие дворы, собравшись по пять или шесть дворов такой огонь класть. Если кто захочет – на столбиках поставить по одной, или по две, или по три смоляные или худые бочки и, наполняя соломою или хворостом, зажигать…».

Самое торжество началось в полночь 1 января 1700 года и нового века. Колокол Ивана Великого возвестил начало всенощного бдения в Успенском соборе. Службу новолетию отправлял Стефан Яворский, митрополит Рязанский, который, поздравив Царя и всех присутствовавших в соборе с новым годом, сказал красноречивую проповедь, доказывая необходимость перемены года и всю пользу этого. К началу литургии введены были в Кремль полки с распущенными знаменами и барабанным боем; привезены пушки, которые громкими выстрелами сопровождали многолетие после молебна. Духовенство, послы и бояре обедали у Царя, сидевшего за столом со всем своим семейством. Гости явились также с женами и дочерьми. Народ пировал на площадях перед дворцом и угощался выставленными ему явствами, винами и пивом. За царским столом гремела музыка и пели придворные и патриаршие певчие. Вечером трое триумфальных ворот, главнейшие здания и церкви, а также частные дома богатых людей, согласно царскому приказу, были иллюминированы и убраны транспарантами. Царь объезжал главные московские улицы и поздравлял народ с Новым годом. Возвратившись во дворец, открыл бал, за которым следовал ужин до утра, заключивший торжество введения Нового года.

По иллюстративным материалам
сайта Президентской библиотеки.
Набор и адаптация текста –
иерей Григорий Мансуров

Надо понимать, однако, что Новый год, введенный Петром I – это тот самый Старый Новый год. Празднование Нового года 1 января, бывшего после 25 декабря, то есть после празднования Рождества Христова было понятным и уместным. В это время уже не было поста и веселие и гуляния (в разумных пределах) были вполне допустимы. Однако после смены стиля со старого на новый в 1918 году в нашей стране все совершенно сдвинулось. Теперь Новый год мы встречаем во время поста, когда Рождество еще не наступило. Такого замысла, конечно же, у Петра I не было. Устраивать гуляния в пост даже царь-реформатор не намеревался…

По сути, до революции Новый год был частью Рождественских святок – то есть одним из элементов празднования Рождества Христова. В советский же период этот праздник заменил само Рождество, событие, от которого, собственно, и производится летоисчисление.

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.