ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Религия Энштейна и Теория относительности

Религиозность Альберта Эйнштейна (1879-1955) не имеет ничего общего с церквями и конфессиями. Незадолго до смерти он писал, что священники и раввины напрасно пытаются записать его в свой <клуб». Современные неверы, красиво именующие себя агностиками, очень любят цитировать эти слова, чтобы мы вслед за ^великим человеком» признали бесконфессиональную акосмическую религию».
Можно отрицать эти убеждения Эйнштейна на основе православных догматических утверждений о личностности Бога. Можно их безоговорочно принимать, как это делают образованные агностики. Мы же, основываясь на нашей христианской вере, попытаемся творчески переосмыслить религиозные взгляды известного физика и определить значение теории относительности для научного мира.

Религиозность Альберта Эйнштейна - факт общеизвестный. Как и философ Б. Спиноза, который отождествлял мироздание и Божество, он считал: «Космическое религиозное чувство является сильнейшей и благороднейшей из пружин научного исследования». Ученый был убежден, что вдохновение перед гармонией в природе трудно поддается рациональному осмыслению. Восторг исследователя перед природой сродни религиозному чувству, он помогает открывать законы. В одном из научных трудов Эйнштейн отмечал: «В наш материалистический век серьезными учеными могут быть только глубоко религиозные люди».

Отделима ли жизнь от науки?

Об авторстве теории относительности историки науки спорят. Ее математический аппарат был создан французским ученым Анри Пуанкаре, который умер в 1912 году, так и не дождавшись достойной оценки своего труда. А Эйнштейн в 1922 году стал лауреатом Нобелевской премии. Но, кстати, он ее получил не за создание специальной и общей теории относительности, а за объяснение фотоэффекта в статье «чудесного 1905 года». В этом же году Эйнштейн сумел дать квантомеханическое объяснение броуновскому движению и написать формулы специальной теории относительности. В последней статье «К электродинамике движущихся тел» он писал об относительности времени (оно может сокращаться на объектах, близких к скорости света), пространства (субсветовые объекты сжимаются в направлении движения) и материи (масса бесконечно возрастает при приближении к скорости света, и поэтому не может быть в мире объектов, движущихся быстрее скорости света).

Математические выкладки в этих работах были написаны, по словам самого ученого, его женой - православной сербкой Милевой Марич (1875-1948). Исследователи считают, что общая теория относительности, созданная до 1915 года, вполне могла быть написана в соавторстве с Милевой, которая намного превосходила мужа в знании математики и блистала на факультете Цюрихского политехникума ярче своих впоследствии именитых сокурсников.

В 1918 году Эйнштейн развелся с Марич и женился на своей кузине Эльзе, с которой встречался втайне от жены, начиная с 1912 года. После первого брака ученый не создал ничего значительного. И этот факт позволял многим утверждать, что именно Миле-ва Марич - подлинная создательница теории относительности. Но беременность от Альберта и дискриминация женщин в университетах Европы не позволили ей получить университетский диплом. Рождение трех детей в браке с Эйнштейном не дали ей возможности полноценно заниматься наукой. Первая девочка умерла, а двух сыновей она крестила в свою православную веру. Ее состояние позволяло на первых порах содержать семью и знаменитого мужа, пока он был безработным. Но умирала Милева в нищете, из последних сил заботясь о младшем сыне Эдуарде, который был душевнобольным. Отец же, как отмечают биографы, не заботился о сыне никогда.

Вернемся к статье 1905 года. Сама формула Е=Мс2 принадлежит не Эйнштейну. Сходные или даже такие же формулы обнаружены историками науки в более ранних работах Умова (1873), Дж. Дж. Томсона (1881), Хеви-сайда (1890), Ф. Газенорля (1904). В статье не было ссылок на труды Пуанкаре и Лоренса, которые вывели похожие формулы. Эйнштейн два года работал в патентном бюро Цюриховского политехникума. Мог ли он не знать о трудах своих старших коллег? В общем, Эйнштейн применил уже открытый закон к более широкому ряду явлений, но, к сожалению, на предшественников не сослался.

Если бы религиозность Эйнштейна была традиционной, христианской, вряд ли бы у него было такое отношение к семье и коллегам. Очевидно, вера ученого была не традиционной, а пантеистической. «Я верю в Бога Спинозы, который проявляет себя в закономерной гармонии бытия, но вовсе не в Бога, который хлопочет о судьбах и делах людей», -отвечал физик нью-йоркскому раввину Герберту Гольдштейну в 1921 году. «Я не верю в бессмертие души, - писал Эйнштейн, - хотя слабые умы, одер-Религиозность Альберта Эйнштейна - факт общеизвестный. Как и философ Б. Спиноза, который отождествлял мироздание и Божество, он считал: «Космическое религиозное чувство является сильнейшей и благороднейшей из пружин научного исследования». Ученый был убежден, что вдохновение перед гармонией в природе трудно поддается рациональному осмыслению. Восторг исследователя перед природой сродни религиозному чувству, он помогает открывать законы. В одном из научных трудов Эйнштейн отмечал: «В наш материалистический век серьезными учеными могут быть только глубоко религиозные люди».

Отделима ли жизнь от науки?

Об авторстве теории относительности историки науки спорят. Ее математический аппарат был создан французским ученым Анри Пуанкаре, который умер в 1912 году, так и не дождавшись достойной оценки своего труда. А Эйнштейн в 1922 году стал лауреатом Нобелевской премии. Но, кстати, он ее получил не за создание специальной и общей теории относительности, а за объяснение фотоэффекта в статье «чудесного 1905 года».

В этом же году Эйнштейн сумел дать квантомеханическое объяснение броуновскому движению и написать формулы специальной теории относительности. В последней статье «К электродинамике движущихся тел» он писал об относительности времени (оно может сокращаться на объектах, близких к скорости света), пространства (субсветовые объекты сжимаются в направлении движения) и материи (масса бесконечно возрастает при приближении к скорости света, и поэтому не может быть в мире объектов, движущихся быстрее скорости света).

Математические выкладки в этих работах были написаны, по словам самого ученого, его женой - православной сербкой Милевой Марич (1875-1948). Исследователи считают, что общая теория относительности, созданная до 1915 года, вполне могла быть написана в соавторстве с Милевой, которая намного превосходила мужа в знании математики и блистала на факультете Цюрихского политехникума ярче своих впоследствии именитых сокурсников.

В 1918 году Эйнштейн развелся с Марич и женился на своей кузине Эльзе, с которой встречался втайне от жены, начиная с 1912 года. После первого брака ученый не создал ничего значительного. И этот факт позволял многим утверждать, что именно Миле-ва Марич - подлинная создательница теории относительности. Но беременность от Альберта и дискриминация женщин в университетах Европы не позволили ей получить университетский диплом. Рождение трех детей в браке с Эйнштейном не дали ей возможности полноценно заниматься наукой. Первая девочка умерла, а двух сыновей она крестила в свою православную веру. Ее состояние позволяло на первых порах содержать семью и знаменитого мужа, пока он был безработным. Но умирала Милева в нищете, из последних сил заботясь о младшем сыне Эдуарде, который был душевнобольным. Отец же, как отмечают биографы, не заботился о сыне никогда.

Вернемся к статье 1905 года. Сама формула Е=Мс2 принадлежит не Эйнштейну. Сходные или даже такие же формулы обнаружены историками науки в более ранних работах Умова (1873), Дж. Дж. Томсона (1881), Хеви-сайда (1890), Ф. Газенорля (1904). В статье не было ссылок на труды Пуанкаре и Лоренса, которые вывели похожие формулы. Эйнштейн два года работал в патентном бюро Цюриховского политехникума. Мог ли он не знать о трудах своих старших коллег? В общем, Эйнштейн применил уже открытый закон к более широкому ряду явлений, но, к сожалению, на предшественников не сослался.

Если бы религиозность Эйнштейна была традиционной, христианской, вряд ли бы у него было такое отношение к семье и коллегам. Очевидно, вера ученого была не традиционной, а пантеистической. «Я верю в Бога Спинозы, который проявляет себя в закономерной гармонии бытия, но вовсе не в Бога, который хлопочет о судьбах и делах людей», -отвечал физик нью-йоркскому раввину Герберту Гольдштейну в 1921 году. «Я не верю в бессмертие души, - писал Эйнштейн, - хотя слабые умы, одержимые страхом или нелепым эгоизмом, находят себе пристанище в такой вере». Если Бог не «хлопочет*, нет бессмертия души и ответа перед Богом за совершенное - то чего бояться?..

Так кто же автор?

Наука развивается нелинейно. Встречаются тупиковые линии (теория флогистона, теплорода, эфира), круги (наука древнего Китая, Египта, Индии) или же революции. Одну из революционных теорий связывают с именем Эйнштейна. На самом деле к началу XX века накопилось достаточное количество экспериментального материала, который уже не вписывался в узкие рамки традиционных представлений о природе пространства, времени и материи. Споры об авторстве теории относительности и ее элементов, которые в разное время встречались в работах Римана, Максвелла, Больцмана, Милликена, учителя Эйнштейна Минковского, Лоренса, Планка, Пуанкаре, Гильберта, -не имеют принципиального значения, они лишь показывают логику развития науки.

Мы пользуемся формулами интегрального и дифференциального исчисления, не задумываясь, кто их написал: Ньютон или Лейбниц. Так же и теория относительности, созданная всем развитием физики начала XX века, применяется в работе современных ускорителей элементарных частиц, в поиске всеобщих закономерностей Вселенной, расчете траекторий спутников, в изучении предельных тайн строения материи...

В настоящее время теория относительности встречает все больше противников, потому что новое знание вновь не вмещается в рамки старых научных парадигм. В свое время уравнение Ньютона стало частным случаем уравнения Эйнштейна для нерелятивистских скоростей. Придет время, и, быть может, теория относительности окажется частным случаем общей теории поля, которую пытался создать Эйнштейн в Принстонском институте высших исследований, где он работал с 1933 года до самой смерти. (Кстати, эта деятельность окружена ореолом таинственности. Не счесть фантастических романов и фильмов о «Филадельфийском эксперименте» 1944 года по перемещению эсминца во времени и пространстве).

Где пересекаются наука и религия?

Очевидно, нельзя абсолютизировать как научные идеи, так и мнения авторов, которые их высказывают: последующее развитие науки либо опровергнет, либо видоизменит старые теории до неузнаваемости. Что касается вклада Эйнштейна в развитие науки, то оно вполне соответствует определению, которое дал известный философ науки Томас Кун: современное естествознание знает как минимум три научных революции, связанные с именами известных ученых. Николай Коперник поместил в центр мироздания Солнце, а не Землю, как Аристотель, - и это перевернуло представления всех естествоиспытателей. Исаак Ньютон вывел три закона динамики и всемирный закон тяготения - и это дало основание вписать движение всего мира в строгие механистические рамки. Когда Эйнштейна попросили дать самое простое объяснение никому не понятной теории относительности, он объявил, что время, материя и пространство связаны друг с другом и не являются независимыми абсолютными величинами. И эйнштейновская революция опять взорвала мировоззрение ученых.

Следствия теории относительности (непостоянная кривизна пространства-времени) носят вполне религиозный характер. Они даже доказывают божественное происхождение мира «из ничего».

В 1922 году православный математик Александр Фридман, а затем в 1927 году католический аббат Леметр на основании уравнения Эйнштейна вывели теорию нестационарной Вселенной, расширяющейся из одной точки - точки Большого Взрыва. Теоретические решения были впоследствии подтверждены «красным смещением» Э. Хаббла в 1929 году, моделью «горячая Вселенная» Г. Гамова в 1948 году, открытием реликтового излучения («эхо» Большого Взрыва) Пензиасом и Вильсоном в 1964 году, теоремой сингулярности Пен-роуза и Хокинга 1965 года, последними данными спутников об анизотропности реликтового излучения WMAP и Plank.

Даже Папа Римский Бенедикт XVI в январе 2011 года официально признал, что «христианское богословское размышление над теорией Большого Взрыва приводит нас к заключению, что за Большим Взрывом стоит неисчерпаемое Всемогущество и удивительная Мудрость Господа Бога. Это Он произвел Большой Взрыв и вложил в него те нерушимые законы, по которым Вселенная и все, что в ней, существовало и существует, развивалось и развивается». Но наука развивается дальше - и истинность теории Большого Взрыва начинает вызывать сомнения.

В настоящее время у ученых нет той наивной убежденности во всесилии науки, которая была присуща позитивистам середины XIX века. Отец позитивизма и социологии О. Конт видел науку полноценной заменой религии. Теперь горизонт неизведанного стремительно расширяется перед взором ученых подобно тому, как он раздвигается у людей, восходящих на высокую гору. Современные исследователи подобны альпинистам, которые уже не одно столетие с большим трудом поднимаются вверх, а когда достигают вершины, обнаруживают, что на ней уже давно обосновались богословы.

«То, что для науки становится вершиной, - признание веры в Бога, для религии является основанием», - писал друг Эйнштейна Макс Планк, создатель квантовой механики, лауреат Нобелевской премии по физике 1918 года. Планк был христианином, а Эйнштейн -пантеистом. Основа для исследований у них была одна. Но мировоззренческие выводы стали разными, потому что религия и наука действительно разные сферы бытия. Но эти сферы пересекаются. И точка их пересечения - человек.

Диакон Димитрий Майоров,
преподаватель Тюменского
духовного училиища

Наверх

© Православный просветитель
2008-22 гг.