ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Обитель труда и милосердия

История создания. Марфо-Мариинская Обитель милосердия была создана трудами и на средства Великой княгини Елизаветы Феодоровны. Благотворительностью княгиня начала заниматься еще во время Русско-японской войны, она отправляла на фронт санитарные поезда, продовольствие, обмундирование, лекарства, подарки и даже походные церкви с иконами и утварью, а в Москве открыла госпиталь для раненых и комитеты по призрению вдов и сирот военнослужащих. После смерти мужа Елизавета Федоровна, полностью удалившись от светской и дворцовой жизни, разделила драгоценности на три части: первая была возвращена казне, вторая отдана ближайшим родственникам, третья пошла на благотворительность, и, главным образом, на создание Марфо-Мариинской обители.

В мае 1907 года, с благословения митрополита Московского и Коломенского Владимира, с помощью Городской думы, Елизавета Феодоровна приобрела на свои деньги у купца К.А. Соловьева владение с четырьмя двухэтажными домами и огромным садом в Замоскворечье, на Большой Ордынке. В 1909 году Елизавета Феодоровна прикупила еще один, прилегающий к саду обители участок с домом. Марфо-Мариинская Обитель милосердия открылась 23 (10) февраля 1909 года. Она стала беспримерным явлением в истории православной Москвы. Обитель жила по Уставу, написанному самой Великой княгиней Елизаветой Феодоровной с благословения старцев Троице-Сергиевой Лавры и Оптиной пустыни. Жизнь обители протекала в полной гармонии труда и молитвы, духовного служения и деятельного милосердия. Неимущие люди могли найти себе здесь и утешение, и реальную помощь, прежде всего квалифицированную лечебную — хорошие московские врачи работали в местной бесплатной больнице, и на специальных курсах при обители, обучали сестер основам медицины. Особо они готовились ухаживать за смертельно больными, не утешая их надеждой на мнимое выздоровление, а помогая приготовить душу к переходу в Вечность. Кроме того, сестры милосердия служили в больнице при Обители, в детских приютах, лазаретах, помогали нуждающимся и бедным многодетным семьям — на это настоятельница собирала благотворительные пожертвования со всей России и никогда не отказывалась от помощи мирян. В обитель принимались православные девушки и женщины от 21 до 45 лет всех сословий. Все они – княгини, нетитулованные дворянки, скромные мещанки и крестьянки – на равных трудились в больнице, аптеке, приюте, рукодельных мастерских.

Сестры делились на испытуемых и крестовых. Крестовые сестры принимали обеты посвящения (нестяжания, целомудрия, послушания) без монашеского пострига не удаляясь от мира. Идея создания обители с монастырским укладом, но без пострига в монашество, привлекала молодых женщин, давала право выбора: уйти из обители в случае замужества, либо принять обет послушания в ее стенах. Они обучались навыкам практической медицины и педагогики, работали как медсестры, оказывали первую помощь, осуществляли уход за больными, постигали азы акушерства, хирургии. Среди сестер постепенно определились воспитательницы, учителя начальных классов, сиделки, сотрудницы аптеки и библиотеки. Соборным в Обители был храм во имя Покрова, который строился с 1908 по 1912 годы архитектором А. Щусевым в стиле модерн с элементами древнего новгородско-псковского зодчества. Расписывать храм Елизавета Федоровна пригласила выдающихся художников Михаила Нестерова, его ученика Павла Корина, и известного скульптора С. Коненкова. Нестеров создал здесь известные свои композиции «Путь к Христу», изображавшую 25 фигур, «Христос у Марфы и Марии», «Утро Воскресения», а также подкупольное изображение Бога Сафаофа и лик Спаса над порталом. В Покровском храме была устроена потайная лестница, ведущая в подземную усыпальницу — ее расписывал Корин на сюжет «Путь праведников ко Господу». Там настоятельница завещала себя похоронить: после того, как сердцем избрала Россию своей второй родиной, она решила изменить свою волю и пожелала обрести покой не в палестинской церкви св. Марии Магдалины. Один дореволюционный краевед отмечал приземистый облик соборной церкви, «к земле привязывающей», «земной, трудовой характер храма», словно воплощающий замысле всей обители. Внешне очень маленький, почти миниатюрный храм был рассчитан на тысячу человек и предполагался одновременно лекционным залом. Слева от ворот под сосенками поставили синеглавую часовню, где сестры читали псалтырь по умершим сестрам и благотворителям обители, и где ночами часто молилась сама настоятельница.

Второй, больничный храм обители во имя свв. Марфы и Марии, по замыслу настоятельницы, был устроен так, чтобы тяжелобольные, не вставая с кровати, прямо из палат сквозь открытые двери могли видеть богослужение. В его стенах св. Елисавета приняла монашеский постриг, — посвящал ее в монашество св. митрополит Владимир (Богоявленский), будущий новомученик. В апреле 1910 года на Всенощном бдении по особому составленному Святейшим Синодом чину епископ Трифон (Туркестанов) совершил посвящение 17 насельниц вместе со святой Елизаветой в звание крестовых сестер, а наутро за Литургией св. Елизавета была возведена в сан настоятельницы обители. Епископ, обращаясь ко св. Елисавете, сказал: «Эта одежда скроет Вас от мира, и мир будет скрыт от Вас, но она в то же время будет свидетельницей Вашей благотворной деятельности, которая воссияет пред Господом во славу Его».

Жизнь обители. В годы расцвета (1914-17 гг.) в обители на Ордынке были устроены две церкви, часовня, бесплатные больница, аптека, амбулатория, столовая, воскресная школа, приют для девочек-сирот и библиотека. На наружной стене обители висел ящик, куда бросали записки с просьбами о помощи, и этих просьб поступало до 12 тысяч в год. Настоятельница собиралась открыть отделения обители по всем губерниям России, устроить загородный скит для ушедших на покой сестер, а в самой Москве организовать во всех частях детские приюты, богадельню и построить дом с дешевыми квартирами для рабочих.

Во время Первой мировой войны в обители размещался госпиталь для тяжелораненых. В обители трудилось более ста сестер милосердия. В отношениях между сестрами царила атмосфера доверия и любви, созданию которой способствовали личные качества Великой княгини Елизаветы Феодоровны. Сестры обители через всю жизнь пронесли любовь к своей настоятельнице. Она была для них примером самоотверженного служения людям и истинно христианской любви.

Настоятельница вела жизнь подвижницы, проводя время в молитвах и в уходе за тяжелобольными, иногда даже ассистируя врачам на операции и собственноручно делала перевязки. По свидетельствам пациентов, от самой «Великой Матушки» исходила какая-то целительная сила, которая благотворно влияла на них и помогала выздороветь — здесь исцелялись многие из тех, кому уже отказывали в помощи врачи, и обитель последней их надеждой оставалась. Сама же настоятельница всегда обращала больных к главному средству.

Настоятельница с сестрами активно выходили в мир и лечили «проказы общества»: помогали сиротам, неизлечимым больным, беднякам, обитателям «Хитровки», которых княгиня уговаривала отдать детей ей на воспитание. Она организовала общежитие для мальчиков, которые потом составили артель посыльных, а для девушек — дом работниц с дешевой или бесплатной квартирой, где они уберегались от голода и влияния улицы. Устраивала Рождественские елки для бедных детей с подарками и теплой одеждой, изготовленной руками сестер. Открыла приют для неизлечимо больных туберкулезом. Чахоточные женщины обнимали княгиню, не сознавая опасности для нее этих объятий, а она никогда не уклонялась от них. Помогала настоятельница и духовенству, особенно сельскому, где не было средств построить или обновить храм, священникаммиссионерам на Крайнем Севере и на других окраинах России, русским паломникам, отправлявшихся посетить Святую Землю. На ее средства был построен русский православный храм в итальянском городе Бари, где находится гробница св. Николая Чудотворца..

После революции обитель не трогали и даже помогали с продовольствием и медикаментами. Чтобы не давать повода провокациям, настоятельница и сестры почти не выходили из стен, и каждый день служили Литургию. Постепенно власти подбирались к этому христианскому островку: сначала прислали опросные листы для проживающих и излечивающихся, потом арестовали несколько человек из больницы, потом объявили о решении перевести сирот в детский дом. А в апреле 1918 года, в Светлый Вторник после Пасхи в обители служил Литургию и молебен св. Патриарх Тихон, давший св. Елисавете последнее благословение. Сразу после его отъезда настоятельница была арестована — ей даже не дали просимых двух часов на сборы, выделив только «полчаса». Простившись с сестрами, под вооруженной охраной латышских стрелков, она уехала в машине в сопровождении двух сестер — любимой келейницы Варвары Яковлевой и Екатерины Янышевой. Больше ее не видели. 18 июля Великая княгиня Елизавета Феодоровна, ее келейница инокиня Варвара (Яковлева), члены Царской Фамилии были сброшены в шахту недалеко от г. Алапаевска. На момент ареста в обители было 105 сестер.

После ареста Великой княгини обителью руководила казначея Валентина Сергеевна Гордеева. Обитель просуществовала до 1926 года, а потом еще два года там действовала поликлиника, где работали бывшие сестры под руководством княжны Голицыной.

Благодаря примеру любимой Матушки, бывшие сестры смогли выполнять свой христианский долг и после закрытия обители. Несмотря на репрессии, которым они подвергались в советское время (многие из них были сосланы), они не озлобились, не ожесточились, но продолжали трудиться в медицинских учреждениях страны.

После закрытия в соборном храме обители открылся городской кинотеатр, потом дом санитарного просвещения, а в Марфо-Мариинской церкви — амбулатория им. профессора Ф. Рейна. После войны в бывшем Покровском храме разместились Государственные реставрационные мастерские, переведенные сюда из Никольского храма на Берсеневке. Вплоть до недавнего времени эта организация под именем Художественнореставрационного центра им. И.Э. Грабаря занимала помещения замосквореченской обители. А в Марфо-Мариинском храме еще в 1980-х годах работала лаборатория Всесоюзного института минерального сырья и кабинет лечебной физкультуры с оборудованным в помещении бывшего храма спортивным залом.

Возрождение Марфо-Мариинской обители милосердия началось в 1992 году, когда постановлением столичного правительства архитектурный комплекс Марфо-Мариинской обители был передан Московской Патриархии. В 1995 г. сестричество, действовавшее с 1992 года, официально преобразовано в Обитель. Ключи от главного собора обители — Покрова Пресвятой Богородицы — построенного по проекту А. Щусева, расписанного В. Нестеровым и П. Кориным, были возвращены Церкви Всероссийским художественным научно-реставрационным центром имени И.Э. Грабаря лишь в конце 2006 года. В 2000 году она получила статус Патриаршего подворья. 15 сентября 2008 года обитель открылась после масштабной реконструкции. 16 сентября Патриарх Алексий II совершил великое освящение Покровского собора восстановленной Марфо-Мариинской обители милосердия и заявил, что обитель станет центром духовной и физической помощи нуждающимся.

В настоящее время в обители живут около 15 сестер, работающих в военных госпиталях, НИИ «Скорой помощи» им. Н.В. Склифосовского (ожоговое и травматологическое отделения). При обители действуют приют-пансион для девочек-сирот, благотворительная столовая, центр материнства и детства, патронажная служба и магазин церковной утвари.

Обитель имеет около 20 самостоятельно действующих по уставу обители отделений в Сибири, на Урале, на Дальнем Востоке, на европейской территории России, в Белоруссии и на Украине.

Подготовлено редакцией
по материалам сайта Марфо-Мариинской обители

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.