ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Воспоминания о семинарии

В школьные годы я был увлечен историей древней сибирской столицы, читал о ее храмах, монастырях, святынях. Я очень хотел увидеть все это воочию. И мое желание познакомиться с Тобольском и Тобольской духовной семинарией вскоре сбылось.

Это произошло в 1995 году, за год до окончания школы. Приехав в Тобольск, в Кремль, я словно очутился в прошлом, в XVIII веке. Я попал в другой мир, где всё было иначе: старинная архитектура, девушки в длинных юбках и платочках, студенты в форменных кителях, духовенство в рясах. Для меня, светского юноши, все это было ново и необычно.

Тут все отличалось от того, что я привык видеть, учась в обычной советской школе: и манеры, и особые братские отношения среди абитуриентов и студенчества.

Когда я там гостил, я имел возможность общаться с абитуриентами и священниками.

Один преподаватель, иеромонах, подробно рассказал мне о семинарии, о том, кто там учится и зачем, объяснил, что такое священство и монашество. Можно сказать, его рассказ тогда был для меня откровением. По его совету я решил поступать в семинарию. Это первое знакомство с Тобольском оставило во мне яркие впечатления.

На следующий год, подготовившись, я опять приехал в древнюю столицу Сибири. Желающих поступать в 1996 году было много. Приехало больше ста человек. По конкурсу получалось по два человека на место. Большая часть абитуриентов были из Сибири и Дальнего Востока, но также приезжали поступать из ближнего зарубежья: Украины, Казахстана.

Будучи абитуриентами, мы все выполняли какие-то послушания, в свободное время (оно начиналось после полдника) каждый сам выбирал, как проводить досуг. Мы готовились к предстоящим экзаменам, учили тропари праздников, молитвы, читали тексты на церковнославянском языке, отдыхали, знакомились с Тобольском и его окрестностями. Кроме того, мы любили ходить на холмы, которые находятся рядом с Кремлем. С холмов открывается красивая панорама на окрестности Тобольска, «нижнего города», как его называют в народе. С холмов город как на ладони!

Видны улицы, ряды деревянных домов, видны все храмы, которые своим присутствием украшают пейзаж и радуют глаз. Огибает город широкая сибирская река Иртыш.

Пришло время волнения, время экзаменов. На экзамене спрашивали молитвы наизусть, тропари, проверяли знание церковных праздников, тут же проверяли слух и голос и сразу же распределяли абитуриентов по хорам. Семинарских хоров было три и еще один смешанный. В нем пели и семинаристы и девушки – учащиеся регентской школы при Тобольской духовной семинарии. По русскому языку писали изложение. Но самое главное, что вызывало трепет у абитуриентов – это собеседования с инспектором и ректором семинарии. Эти собеседования, как все считали, имели для поступления большую важность, чем все экзамены вместе взятые.

На первый курс поступило 56 воспитанников, из которых было образовано два параллельных класса. Начались учебные будни. В самом начале, первые два-три месяца, учеба, сочетаемая со строгой дисциплиной, с жизнью в общежитии, после домашнего уюта, воспринималась мною, как нелегкое испытание. Но постепенно я привык и не видел уже никаких особых трудностей в семинарском быте.

И даже напротив: эти дни, когда, казалось бы, вокруг никакого комфорта, когда внешне все меня стесняло, вспоминаются как самое счастливое, интересное, насыщенное событиями время. Трудности, неприятности, (искушения, как говорится обычно в семинарии) преодолевались с помощью Божьей, и сейчас уже вспоминаются как мелочи жизни. Жизнь студентов, несмотря ни на что, была беспечальной.

Первые курсы мы жили на третьем этаже здания семинарии (консистории) – это чердачный этаж, оборудованный под жилые помещения. Условия там, надо сказать, были спартанские. Жили по несколько человек в комнате. Но было удобно то, что аудитории находились рядом, на втором этаже, так что, выйдя из своей комнаты в классе можно было оказаться в полминуты. Кто-то умудрялся во время перемен забежать в келлию (так, по-монашески, назывались у нас комнаты) перекусить что-то легкое, попить чай и, при этом, не опоздать на урок.

В семинарии народ был «разношерстным», студенты сплачивались в группы по интересам. Притирались друг к другу. В одном большом коллективе были и балагуры, которые учились абы как, и молитвенники, и интеллектуалы, увлекающиеся философией и богословием. Были и такие творческие люди, которые имели хороший голос и слух, они превосходно пели в хорах, знали нотную грамоту, но никак не могли включиться в учебный процесс и учились на грани отчисления за неуспеваемость.

Все индивидуальности, со своими талантами и недостатками. Но все – христиане, и относились, в основном, друг к другу со вниманием и благорасположением. Окидывая взглядом это время, особо начинаешь понимать: «Как хорошо и как приятно жить братьям вместе!» (Пс.132:1) В семинарии я приобрел много замечательных друзей, с которыми во времена учебы мы разделяли радости и печали.

Учебные будни сменялись праздничными богослужениями. Меня особо впечатляли в Тобольске богослужения Великого поста, чтение покаянного канона преп. Андрея Критского в Покровском соборе с участием семинарских хоров и множества духовенства. Вся семинария участвовала в постовых богослужениях на первой и последней (Страстной) седмице. И после поста – Пасха! Время ликования о Воскресении Христовом и отдыха от учебы. Счастливые незабываемые дни…

Среди преподавателей в Тобольской семинарии были люди, которым хотелось подражать. У каждого из них были свои дарования, свои исключительные знания и стиль преподавания предмета. Каждый обладал и неповторимыми личными качествами. Кто-то при всем этом отличался духовностью, милосердием и любовью, к таким преподавателям особо тянулись студенты, и от них, по моему мнению, получали наибольшую пользу. Знание этих преподавателей было не только рационально, оно было плодом не только их ума, но и сердца, плодом их христианской жизни по Евангельским заповедям. Потому что, по словам Священного Писания: «Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать. Но кто любит Бога, тому дано знание от Него». (1 Кор. 8,2-3)

Промыслом Божьим мне довелось учиться в Тобольской духовной семинарии и закончить ее. Безусловно, период обучения был важным и интересным этапом в моей жизни – это было временем получения знаний, временем утверждения в христианстве, в церковности, в вере. Обучение в семинарии стало для меня началом, фундаментом для будущей жизни.

К. Гавриловский

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.