ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало




Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Как Менделеевы с Поповыми породнились

Екатерина Ивановна Капустина (Менделеева), прапрабабушка автора

Сибирь – родина моих предков. Моя прапрабабушка, Екатерина Ивановна, в замужестве Капустина (1816-1901), была старшей сестрой Д.И. Менделеева. Она родилась в многодетной семье тобольского учителя Ивана Павловича Менделеева, отличавшейся на редкость прочными родственными узами: все члены этого семейства помогали друг другу и старались держаться по возможности вместе. Так что корни нашего семейного древа – в Тобольске, небольшом городе с богатой историей. В XVIII веке он был столицей Сибирского края и играл заметную роль в жизни страны в эпоху становления Российской империи. Утратив современем свой столичный статус, Тобольск сохранил некий духовный потенциал, который и сейчас явственно дает о себе знать.

Семья Менделеевых оставила свой след в русской культуре и науке не только потому, что дала миру великого ученого, фигуру поистине грандиозного масштаба, но и потому, что многие представители этого семейства были незаурядными творческими личностями и сыграли свою собственную роль в истории отечественной культуры и в развитии Сибирского края. Большинство из них было наделено разносторонними способностями и отличалось яркой индивидуальностью и широтой интересов, и Екатерина Ивановна Капустина – тому пример. В силу своего старшинства и достойных уважения личных качеств она рано стала незаменимой помощницей для матери. «Она заступила место матери при сестрах и братьях. Ее благоразумие, ее опытность, ее образование путеводили сестер, которые еще не знают света, не знают людей», – так оха рактеризовала ее мать в одном из писем.

Надежда Яковлевна Капустина

Судьба Екатерины Ивановны была, на первый взгляд, обычной и ничем не примечательной. В 1839 году она вышла замуж за вдовца, Якова Семеновича Капустина, чиновника Главного управления Западной Сибири, и уехала с ним в Омск, приняв на себя роль матери его осиротевших детей. Семья скоро разрослась; у Екатерины Ивановны было семь детей: Ольга, Авдотья, Михаил, Анна, Надежда, Федор и Юлия. Их судьбы и деятельность так или иначе были связаны с Сибирью, из которой они уезжали и куда возвращались в разные периоды своей жизни. Но где бы они ни жили, они никогда не теряли связь с родным краем, храня к нему любовь.

Семья Капустиных, несомненно, играла заметную роль в культурной жизни Омска. Их дом был открыт для самых разных людей и привлекал возможностью интел лектуального общения. Екатерина Ивановна была одной из самых образованных женщин Сибири того времени. Домашняя библиотека Капустиных в Омске слыла лучшей библиотекой в Сибири. В их доме часто бывали ссыльные декабристы. Ольга Ивановна, вторая сестра Д.И. Менделеева, была замужем за декабристом Н.В. Басаргиным. В их доме воспитывалась Полинька, дочь декабриста Н. Мозгалевского; впоследствии она вышла замуж за брата Д.И. Менделеева, Павла Ивановича. У Капустиных часто бывала с мужем Ольга Ивановна Иванова, дочь Ивана Александровича Анненкова, заезжал и сам Анненков, когда бывал в Омске. Этот дом посещал и сын декабриста И.Д. Якушкина, Евгений Иванович Якушкин. Многие декабристы, получив после смерти Николая I возможность вернуться в центральные губернии России, покидали Сибирь. Их долгий путь лежал через Омск, где они неизменно находили приют в доме Капустиных.

М.Я. Капустин – в центре нижнего ряда. Группа депутатов II Государственной Думы от Казанской губернии

В числе гостей, посещавших эту семью, были родители М.А. Врубеля, отец которого, офицер, служил в Омске, и ученый-географ П.П. СеменовТян-Шаньский. Своими в доме Капустиных стали «киргиз-кайсацкий принц» Чокан Валиханов (Муххамет-Ханафия), учившийся в Омске в Сибирском кадетском корпусе, и Г.Н. Потанин. Муж дочери Я.С. Капустина от первого брака, геодезист К.К. Гутковский, впоследствии снаряжал Ч. Валиханова в экспедицию в Кашгар. По мнению Г.Н. Потанина, дом Капустиных привлекал передовую часть местной интелли генции. В своих воспоминаниях он писал: «Тут собирались образованные чиновники, молодые офицеры. Тут можно было встретить художника, литератора, ученого, путешественника, заехавшего в Омск по дороге в Центральную Азию, или поэта, очутившегося здесь в качестве «невольного странника». Г.Н. Потанин считал, что «самое интересное лицо в этом доме была жена Капустина, урожденная Менделеева Екатерина Ивановна». Старший сын Я.С. Капустина от первого брака, Семен Яковлевич (1828-1891), учился в тобольской гимназии, потом продолжил образование в Казанском университете и стал известным публицистом. Г.Н. Потанин очень лестно охарак теризовал его, отметив, что он был «одним из просвещеннейших и благороднейших чиновников Омска».

Капустины принимали участие в судьбе многих ссыльных, в том числе Ф.М. Достоевского, который бывал в этом доме летом 1859 г. В этом же году Я.С. Капустин был назначен на должность управляющего Томской казенной палаты, и семья переехала в Томск. Вскоре Яков Семенович умер.

Федор Яковлевич Капустин, прадедушка автора

Овдовев, Екатерина Иванов на Капустина столкнулась с житейскими трудностями и в 1867 г. покинула Сибирь. Она переехала к брату в Петербург с младшими детьми – дочерью Надеждой и сы ном Федором. Заботы об их образовании взял на себя Д.И. Менделеев. В Петербурге уже учился и ее старший сын, Михаил Яковлевич. Михаил Яковлевич Капустин (1847-1920) родился в Омске, учился в томской гимназии, потом поступил в Медикохирургическую академию в Петербурге. Закончив ее в 1870 г., он работал некоторое время земским врачом, а затем в качестве военного врача служил в 67-м пехотном Тарутинском, позднее – в 68-м Бородинском полках. Во время войны с Турцией в 1877- 1878 гг. служил на Кавказе, работая в военно-полевых госпиталях. В 1879 г. он получил степень доктора медицины, защитив диссертацию «Определение углекислоты в воздухе посредством спиртного раствораедкого натра и титрованной воды». М.Я. Капустин стал крупнейшим гигиенистом в России. В 1879-1882 годах он работал санитарным врачом при Воронежском городском общественном управлении, потом в 1882-1884 гг. – губернским санитарным врачом Курского земства. С 1884 г. он перешел к преподавательской работе, заняв должность приват-доцента Военно-медицинской академии в Петербурге. В 1885 году он стал профессором Варшавского университета, а с 1887 по 1908 гг. возглавлял кафедру гигиены в Казанском университете. В 1907 г. он был избран на должность декана медицинского факультета.

Анна Федоровна Королькова (Капустина), бабушка автора

М.Я. Капустин – автор многочисленных научных трудов и статей по гигиене в энциклопедии Брокгауза и Ефрона. В 1898 г. он получил чин действительного статского советника. Он активно занимался общественной деятельностью и был членом ЦК «Союза 17 октября». Как представитель этой партии он был избран членом Государственной Думы от Казанской губернии и проработал в составе II и III Дум, занимая в 1910-1912 гг. пост товарища председателя Думы. Оставив должность в университете, он не порвал с преподавательской деятельностью и позднее преподавал в Екатерининском женском педагогическом институте. В годы Первой мировой войны он был членом Медицинского совета Министерства внутренних дел. Его послужной список, как, впрочем, и биографии его братьев и сестер, отражают социально-политическую историю России, поскольку их жизнь была неразрывно связана с жизнью всей страны. Младший брат, Федор Яковлевич Капустин (1856-1936), за кончив в Петербурге гимназию, продолжил обучение в Санкт-Петербургском университете, стал физиком и постоянно сотрудничал с Д.И. Менделеевым на почве общих научных интересов. Еще до окончания университета он поступил ассистентом на Высшие женские курсы. По окончании университета в 1880 г. он работал учителем мате матики и физики в двух петербургских гимназиях, а в 1884 году начал преподавать физику в Минном офицерском классе в Кронштадте, который был в то время лучшей электротехнической школой в России. Там он познакомился и подружился с будущим изобретателем радио А.С. Поповым, с которым тесно сотрудничал в научных исследованиях и был близко дружен. В 1887 году вместе с А.С. Поповым Ф.Я. Капустин участвовал в Красноярской экспедиции по наблюдению солнечного затмения. В 1889 г. Федор Яковлевич женился на сестре А.С. Попова, Августе Степановне, которая училась живописи в Академии художеств. Таким образом, две семьи, приумножившие славу русской науки, породнились.

Августа Степановна Капустина (Попова), прабабушка автора

По совету Д.И. Менделеева, получив приглашение из только что основанного Томского университета, в разработке проекта создания которого участвовал Д.И. Менделеев, Федор Яковлевич вернулся в Сибирь, где защитил диссертацию и, получив кафедру физики с физической географией и метеорологией, стал одним из первых профессоров Томского университета, самого крупного высшего учебного заведения в Сибири того времени. Двадцать самых продуктивных лет жизни Ф.Я. Капустина было отдано Томскому университету и развитию науки в Сибири. В 1896 г. Ф.Я. Капустин вновь отправился в экспедицию к устью Енисея, чтобы производить наблюдения за солнечным затмением. В том же году было опубликовано выдающееся открытие В.К. Рентгеном Х-лучей, получивших название рентгеновских. Тогда же Ф.Я. Капустин выписал из Германии рентгеновскую трубку и впервые в Томске получил на практике рентгеновские снимки. Он освоил стеклодувное мастерство и сам на учился производить рентгеновские трубки, тем самым положив начало развитию рентгенологии в Сибири. Его труды по исследованию природы гроз и климатологии имели важное практическое значение для Сибири. В 1905 г. профессор Капустин получил разрешение на от крытие сейсмической станции при физическом кабинете Томского университета, которая начала действовать. С отъездом Ф.Я. Капустина из Томска сейсмическая станция прекратила свое существование. Ф.Я. Капустин провел в Сибири первые в мире опыты по радиоастрономии (1896 г.) с использованием приемника А.С. Попова и первым в Сибири опробовал методы рентгеноскопии (1896-1897). В Томске в семье Капустиных родились все их дети: Анна (1891), Екатерина (1893), Мария (1900) и Яков (1904). Августа Степановна продолжала заниматься живописью и активно участвовала в художественной жизни Томска. Несколько ее живописных работ хранится в Томском областном художественном музее. Старшая дочь Федора Яковлевича и Августы Степановны, Анна Федоровна Капустина (в замужестве Королькова ), стала моей ба бушкой. В 1916 году она окончила Высшие женские курсы в подгруппе истории и теории искусства и была оставлена при кафедре. Ее ранние статьи, касающиеся романских влияний в архитектуре новгородской Софии, до сих пор вызывают интерес исследователей древнерусской архитектуры. Но жизнь распорядилась иначе. Революция, а потом гражданская война сделали невозможным для нее занятие наукой. Она проработала долгие годы художником-консультантом в макетных мастерских Александринского театра в Ленин граде.

Яков Иванович Смирнов

Интересно, что занятие наукой в разных областях стало профессио нальным делом многих представи телей этой семьи в нескольких по колениях. Они достигли немалых успехов каждый в своей профессии. В Иркутске 27 апреля 1869 г. в семье Анны Яковлевны (дочери Е.И. Капустиной [Менделеевой]) и Ивана Кузьмича Смирновых ро дился внук Екатерины Ивановны, будущий академик, выдающийся русский ученый-востоковед, археолог и блестящий специалист в об ласти изучения искусства – Яков Иванович Смирнов. На Бестужев ских курсах преподавала двоюродная сестра Якова Ивановича, Юлия Александровна Смирнова, доцент математики, позднее профессор. Ее брат, Нестор Александрович, был профессором-ихтиологом. Жизнь Якова Ивановича Смирнова была недолгой: он умер, не дожив до пятидесяти лет. Однако его научное наследие не может не поражать не только глубиной и обширностью познаний ученого в разных областях истории культуры, не только методичностью и ос новательностью его исследований при всем их разнообразии, но и просто количеством материала, который он успел изучить и осмыслить. Это был человек, лишенный чувства соперничества и зависти. И.А. Орбели вспоминал: «Это был человек, который арменистам указывал, где им нужно найти сведе ния по интересующим их вопросам; это был человек, который китаистам давал сведения, касающиеся христианской церкви XII века, построенной вдовой христианского купца в Пекине; тюркологам он объяснял то, что можно найти в турецких источниках… Он всю жизнь стремился чем только мог помочь всем… Это был человек, который способен был неделями, месяца ми искать везде, где только можно, во всех литературных свидетельствах, во всех описаниях памят ников, сведения, которые нужны какому-нибудь студенту второго курса для еще не оформившейся статьи по археологии Кавказа. И это все он умел делать так, что высчитали, что вы его благодетель, а не он ваш благодетель».

Д.И. Менделеев среди сверстников в с. Аремзяны под Тобольском

Еще один пример научной щедрости Я.И. Смирнова являет известный факт, приведенный в воспомина ниях И.А. Орбели, С.И. Жебелева и А.Н. Грабара, рассказывавших о том, что Я.И. Смирнов, совершив путешествие в Малую Азию и Сирию, собрал богатый и интересный для исследования материал, зари совав множество памятников древности. Через несколько лет, узнав, что молодой австрийский исследователь Й. Стржиговский проя вил интерес к тем же памятникам, Я.И. Смирнов пригласил его в Петербург и отдал весь свой собранный материал и рисунки для обработки и публикации, понимая, что сам вряд ли когда-либо сможет завершить начатое, и заботясь исключительно о пользе для науки. Объектами его исследования также были Сибирская коллекция Петра I, Майкопский курган, относящийся к эпохе бронзы, и курган Хохлач, до сих пор остающийся эта лонным памятником сарматского времени. Изучение Я.И. Смирновым сасанидских древностей и кавказских археологических памятников оставило существенный след в иранистике и кавказоведении. Его исследования золотоордынской, хорезмийской, согдийской торевтики, глубокое знание памятников христианского Востока, в частности, коптского Египта, так или ина че находят продолжение в трудах специалистов Эрмитажа разных направлений. Изданный им свод «Восточное серебро» до сих пор не потерял своего научного значения и дает основу для исследований древнего ювелирного искусства. Надо сказать, что родственные связи в их большой и дружной семье были очень прочными, и Д.И. Менделеев опекал всех своих племянников и был центром все го клана. В середине XIX века он купил имение в с. Боблово в Клинском уезде, положив начало целому поселению в окрестностях села. Со временем сюда съехались многие родственники. Летом вся родня собиралась вместе. Молодежь ставила любительские спектакли, в которых участвовали Любовь Дми триевна Менделеева и Александр Блок. Костюмы и декорации к постановкам делала Надежда Яков левна.

А.И. Менделеева в своих воспоминаниях упоминает семей ные археологические изыскания. Под руководством Я.И. Смирнова, профессиональным взглядом обнаружившего признаки археологических объектов на землях собственных угодий, дачники проводили силами семьи раскопки. Я.И. Смирнов очень болезненно переживал времена коренной ломки старого мира и воспринимал разрушительную волну революции, обрушившуюся на Россию, как личную трагедию. Известие о том, что в Шахматове сожгли библиотеку А. Блока, стало для него настоящим ударом. Вместо эпилога добавлю несколько слов о потомках Я.И. Смирнова. У него было три дочери. Одна из них, Анна Яковлевна, сначала потеряла мужа, ре прессированного в 1937 году, а в 1942 году была арестована и сама и погибла, оставив четверых детей, старшей из которых было 13 лет. Дети выжили, но были распределены в разные детские дома, лишившись возможности получить хорошее образование. Они, увы, разделили судьбу многих семей потомственной русской интеллигенции. Приходя к родным могилам на старое петербургское Волков ское кладбище, где обрели вечный покой несколько поколений моих предков и членов их семей, я каждый раз испытываю странное, почти мистическое ощущение этих родственных уз. Могилы моего прадеда, Ф.Я. Капустина, Д.И. Менделеева и всей его семьи, включая мать, Марию Дмитриевну (мою прапрапрабабушку), А.С. Попова и его сестер занимают всего несколько десятков квадратных метров кладбищенской земли, но те, кто покоится здесь, представляют для меня особый мир, знакомый мне по рассказам их внуков, которых теперь, увы, уже тоже нет в живых. Эти имена принадлежали людям, судьбы которых неотдели мы от исторической судьбы России и Сибирского края. Эта земля всегда была богата не только природными ресурсами неимоверных масштабов, не только ни с чем не сравнимой мощью ее колоссальныхрек и просторов тайги, но и челове ческим потенциалом не меньшего масштаба.

Королькова Елена Федоровна,
кандидат искусствоведения,
заведующая сектором
отдела археологии
Восточной Европы и Сибири
Государственного Эрмитажа,
специально для журнала
«Православный просветитель»


Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.