ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало




Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



В прошлом номере журнала «Православный просветитель» (№104) мы писали о жизненном пути священника Александра Сычугова, который в 1944-1946 гг. был первым настоятелем вновь открывшегося Знаменского собора Тюмени.

Сегодня мы расскажем о событиях сокрытия мощей святителя Филофея Тобольского в годы безбожной власти, а также о роли отца Александра в том, что состоялось их обретение в 2006 году.

В документах того периода не упоминается участие отца Александра в переносе мощей святителя Филофея (Лещинского) из склепа Свято-Троицкой церкви в Вознесенско-Георгиевскую заречную церковь. Между тем, являясь секретарем епископа Иринарха, он мог знать об этом. Да и вряд ли темной осенней ночью 1922 года переносили мощи без благословения епископа. Подробности перезахоронения мощей святителя передала наместнику Свято-Троицкого монастыря архимандриту Тихону 4 августа 2003 г. дочь протоиерея Александра Андреевича Сычугова Ариадна Анкудинова. Воспоминания он написал незадолго до кончины, и они содержали подробности перезахоронения мощей святителя Филофея.

По имеющимся данным, в 1920-е годы в Тюмени было два священника с фамилией Страхов – Андрей (Вознесенская церковь) и Иоанн (Знаменский собор). Мы можем предположить, что далее речь будет идти, видимо, об Иоанне, так как Андрей впоследствии отошел от Церкви. Хотя, кто знает, может быть, его уход из Церкви был вынужденным и совершился под принуждением внешних обстоятельств (бедственное материальное положение семьи)? Во всяком случае, есть свидетельства, что он и далее оставался добрым человеком, вероятно сохраняя веру в своем сердце.

В 1922 году священник Страхов вместе со старостой Троицкого собора Александром Ивановичем Мешковым и еще несколькими верными людьми выкопали мощи святителя в Троицком монастыре и перенесли в Знаменский собор. Однако вскоре стало опасно хранить там мощи святого Филофея. Тогда тот же Страхов с Мешковым и верующим Симоновым перенесли их в Вознесенскую церковь за реку и, разобрав часть чугунного пола, уложенного еще в XIX веке, предали земле у левой колонны. Все участники перезахоронения рисковали своими жизнями. Их бы расстреляли без суда по законам того беззаконного времени.

В 1923 году в губисполком обратился протоиерей В.А. Марсов, настоятель Вознесенско-Георгиевской церкви, с просьбой разрешить перезахоронить останки бывшего митрополита. Обращение было вызвано тем, что в начале сентября по Тюмени пошли слухи, что в монастыре по ночам звонит колокол, по монастырскому кладбищу ходит фигура в белом, излучающая свет. Чтобы предупредить действия властей и не допустить выявления недавно разрытой могилы, священники и предложили выкопать и «перезахоронить мощи», которые сами уже перенесли и сокрыли от уничтожения.

17 сентября административный подотдел губисполкома «особо секретным» сообщением известил городской отдел Государственного политического управления (ГПУ), губрозыск и прокуратуру, что «сегодня… в 4 часа вечера… предположено приступить к работам по изъятию останков митрополита Филофея… и завтра, 18-го сентября, в 6 часов утра перенесение таковых в Зареченскую Вознесенскую церковь». Ночью могилу разрыли священники, вынули из нее принесенные с собой куски старых вещей и под присмотром властей перенесли за реку, в церковь.

После закрытия Вознесенско-Георгиевской церкви священник Андрей Страхов «снял с себя сан» и поступил сотрудником в городской антирелигиозный музей, передав «пряжки, сандалии и часть мантии» Филофея из Заречной церкви как экспонат для хранения. Священника назначили заведующим. Как это было выгодно новой власти! Бывший священник на новой должности! Экспонат №1647 под названием «Мантия митрополита Филофея Лещинского» показывали экскурсантам со словами: «Вот чему так долго поклонялись верующие».

Священники продолжали хранить тайну и оберегать святые мощи.

Во время Великой Отечественной в здании краеведческого музея некоторое время находился госпиталь для раненых бойцов. Когда снова там стал работать музей, 29 мая 1946 г. специальная комиссия осмотрела экспонат №1647 «внешне и внутри», составила акт. Описали, что экспонат представляет собой ящик со стеклянными стенками размером 90x36x25 см, а в нем – «гробик на ножках», узкий внизу, расширенный кверху, с крышкой меньших размеров, чем витрина, в которой он находился. 6 декабря 1946 г. уполномоченный по делам Православной Церкви при Тюменском облисполкоме сообщил директору краеведческого музея, что экспонат не является уникальной музейной редкостью и религиозной ценности не представляет, а потому «от изъятия экспоната из музея церковь отказалась».

Исполняющий обязанности директора музея наложил резолюцию «выполнить указание 11/ХП-46 г.». В присутствии благочинного тюменских церквей священника Александра Сычугова вещи сожгли в печке музея, а пепел, завернутый в бумагу и полотно, опустили в одну из прорубей Туры.

Перед смертью бывший староста Троицкого собора А.И. Мешков исповедался протоиерею Александру Сычугову и рассказал, как при его участии тайком перенесли останки Филофея и похоронили под полом Вознесенской церкви. Эта исповедь могла состояться в 1944-1946 гг. К известным благочинному отцу Александру Сычугову событиям тех давних лет добавились новые сведения, которые он хранил до своей смерти. Сведения же эти, как мы писали выше, его дочь передала спустя много лет после смерти отца наместнику тюменского Троицкого монастыря архимандриту Тихону в 2003 году.

Мощи были обнаружены в Вознесенско-Георгиевском храме Тюмени в период его реставрации. Чин обретения мощей и перенос их в Троицкий собор монастыря на место прежнего упокоения состоялся 21 октября 2006 года.

Надежда Антуфьева,
г. Тюмень


Наверх

© Православный просветитель
2008-18 гг.