ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



В течение года иеромонах Павел (Гелястанов) отсутствовал в Новоспасском монастыре г.Москвы. Он жил, служил, молился в Антарктиде. С духовными чадами имел связь только по телефону и в переписке по электронной почте. Там он в полной мере смог ощутить отсутствие братии, друзей, знакомых, родных.

– Отец Павел, как вы можете охарактеризовать время, которое вам довелось служить в Антарктиде? Произошла ли в вас какая-то перемена?

– Антарктида явилась для меня духовным испытанием. Не в плане климатических трудностей. Нет, это как раз все преодолимо, и к суровому климату можно привыкнуть.

Я испытал там, на краю земли, духовный вакуум. Не было общности, единения. Нас там всего двое: я и мой помощник. А тебя окружают люди – они добрые, хорошие, но, как это помягче сказать, без духовного стержня. Мы разные. Но все надо понести, претерпеть. И все делается ради Бога.

За период моего служения в Антарктиде два человека крестились. Я не могу считать это каким-то своим достижением. Наоборот, я в полной мере там осознал свою немощь. В Новоспасском монастыре я занимался воскресной школой, но полярники – это не дети.

Это суровые, очень мужественные люди, у которых авторитет надо зарабатывать. Там другое отношение к делам, поступкам. Там совершенно другие оценки человеческой личности. Это другое измерение. Там слова ничего не значат, главное – поступок. И этому отношению к делу можно только поучиться. Зимовка каждого по-настоящему проверяет. Там люди сдают экзамен самим себе. Не все по оценочной шкале полярников его выдерживают.

– Ваши самые яркие впечатления от Антарктиды?

– Больше всего в Антарктиде мне запомнились наши ночные службы. Мы иногда не могли посвятить день празднику, были заняты. И праздничные службы переносили на ночь. Храм там держится на 8 цепях. И вот глубокая ночь, дует ветер, снег валит, мороз трещит. Трещит вообще все: храм, бревна, свечи. Церковь раскачивается на этих цепях. Среди всего этого треска храм дрожит.

И ты в этой глухой ночи молишься, и ощущение, как будто ты один в этом мире: на корабле средь бушующего моря. Я представляю эту картину, которая будет храниться в сердце. И сейчас же вспоминаю 6 песнь покаянного канона ко Господу: «Житейское море видя, поднимающееся волнами искушений, я, к тихой пристани Твоей прибегнув, взываю Тебе: «Возведи от гибели жизнь мою, Многомилостивый!»

Я это прочувствовал там. Наверное, это самые незабываемые впечатления. Еще, конечно, память сохранит эти восходы и закаты.

Потом, очень удивительно наблюдать было за пингвинами. Глядя на них, человек забывает свою злобу, раздражительность, недовольство. Это очень любознательные, милые существа.

– Ежегодно мы празднуем Преображение Господне, а доводилось ли вам в своей жизни видеть преображение людей?

– Я наблюдал преображение людей в своей жизни. Это происходит тогда, когда люди начинают регулярно исповедоваться и причащаться, у кого-то это происходит сразу, а у кого-то это растянуто во времени. Я наблюдал и видел, как происходит преображение наркоманов, алкоголиков – людей, которые, казалось, уже потеряны, но Господь призывает – и в Причастии дается нам и наше преображение. Поэтому оно есть и сейчас, и это не только всем известный Евангельский сюжет. И будет и после нас, всегда – во веки веков.

– А как в своей жизни увидеть фаворский свет? Возможно ли это?

– Думаю, да. Бог – во веки веков. И по прошествии лет Он от нас не уходит и нас не оставляет, надо только быть достойными Его увидеть. И надо стремиться к тому, чтобы сподобиться лицезреть этот свет, почувствовать это…

Находясь там, в Антарктиде, я мечтал о возвращении, мне снился Новоспасский монастырь. В любой семье, доме происходят трения. Какие-то переживаются нестроения. Это есть и в монастыре среди братии. И, вернувшись, я понял, как это мелко. Здесь меня любят, понимают. Каждый насельник монастыря после моей командировки показался мне родным, близким человеком. Это особое чувство, когда ты провел какой-то период в удалении. И начинаешь ценить больше тех, кто есть вокруг тебя.

С отцом Павлом Гелястановым
беседовала Юлия Стихарева.
По материалам сайта
Православие и Мир

Наверх

© Православный просветитель
2008-22 гг.