ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Священномученик Сильвестр Омский

Шел январь 1918 года, преосвященный Сильвестр возвращался из Полтавы в Омск в вагоне с солдатами, ехавшими домой с войны. Среди них были и те, кто выступал против веры…

– Братцы, – громко и отчетливо произнес архипастырь, обращаясь к солдатам, – признаете ли вы свободу за всеми людьми? Если признаете свободу, чтобы не веровать, то признайте свободу и за теми, кто желает веровать. Не дозволяйте глумиться над неверующими, но не оскорбляйте и верующих.

О чем угодно гражданском говорите и обсуждайте свободно, но не касайтесь Господа Бога и святыни… А желаете узнать насчет религии, спрашивайте тех, кто на это дело поставлен. Ведь насчет лекарства спрашиваете у доктора, насчет суда спрашиваете у адвоката, так насчет религии спрашивайте у пастырей.

И затем архипастырь стал отвечать на вопросы солдат. Рассказал о нетленных мощах угодников Божиих, почивающих в Киево-Печерской Лавре, рассказал о святых, которые были выходцами из крестьянского сословия, из людей самого бедного состояния, а затем, отвечая на вопросы, долго и подробно рассказывал о святом праведном Иоанне Кронштадтском, о своей поездке к нему и о том, какое впечатление произвел на него кронштадтский пастырь.

Рассказ его коренным образом переменил настроение слушателей; ругатели Церкви на ближайшей станции покинули вагон и не возвратились, а от других больше не слышалось ни одного оскорбительного для веры и святыни слова.

В начале 1918 года к власти в Омске пришли большевики. В январе был обнародован декрет советской власти об отделении Церкви от государства, который церковными людьми был справедливо расценен как начало открытых гонений на Русскую Православную Церковь от безбожных властей. По призыву Поместного Собора во многих городах России состоялись крестные ходы. 4 февраля крестный ход, в котором участвовали все городские приходы, состоялся и в Омске; его возглавил преосвященный Сильвестр. Шествуя по улицам города, грандиозный крестный ход останавливался у каждого храма, епископ служил молебен, а затем обращался к народу с увещевательным словом, призывая хранить православную веру и защищать храмы, которым при наступающем порядке стало грозить разорение.

Через день после городского крестного хода в три часа ночи с 5-го на 6 февраля к архиерейскому дому подошел вооруженный отряд карателей-матросов, матросы стали стучать в двери дома. Так как еще задолго до этой ночи преосвященный Сильвестр, ввиду грабежей и насилий, чинимых в городе под видом обысков, распорядился ночью в дом никого не пускать, прислуга дверей не открыла. Пришедшие стали грозить, что будут стрелять и взорвут двери. Тогда по распоряжению эконома архиерейского дома на соборной колокольне ударили в набат. Каратели бежали. К архиерейскому дому начал сбегаться народ, к которому вышел владыка. В это время стало известно, что какие-то люди грабят дом кафедрального протоиерея и ключаря. Часть народа пошла к их дому. В это время снова появился вооруженный отряд и ворвался в дом архиерея. Потрясая оружием, матросы с бранью кричали:

— Где архиерей?

— Я архиерей, — ответил владыка. Преосвященного Сильвестра схватили, приставили к виску револьвер и, не дав возможности надеть теплую одежду, по сибирскому морозу пешком повели в помещение совета депутатов. Главарь отряда набросился на находившихся в архиерейском доме людей и, выстрелив из револьвера, разрывной пулей убил эконома владыки Николая Цикуру.

Дорогой в совет депутатов и в первые часы пребывания там безбожники беспрестанно издевались над преосвященным Сильвестром. Епископа посадили в общую душную и грязную комнату. В это время по всему городу гудели колокола – это на звон соборной колокольни откликнулись другие церкви. У храмов, на улицах и площадях появились толпы народа. Возмущенные люди требовали освободить епископа. По требованию верующих горожан к епископу были допущены несколько депутаций. Депутации, общее народное возмущение оказали влияние на настроение безбожников, и владыку перевели в другую комнату. Ругань солдат начала смолкать, а затем и совсем прекратились. На следующий день весь город пришел в движение; учреждения, магазины, учебные заведения закрылись. В городе шла непрерывная стрельба – это красногвардейцы залпами разгоняли народ. У архиерейского дома была поставлена стража. В четыре часа дня в городе объявили осадное положение, и люди были вынуждены разойтись. Стрельба продолжалась всю ночь. В двенадцать часов ночи в архиерейский дом пришла следственная комиссия и опечатала покои епископа. 7 февраля владыка провел в заключении, а 8-го в двенадцать часов дня был освобожден.

22 апреля (5 мая) святой Патриарх Тихон возвел епископа Сильвестра в сан архиепископа.

Вскоре началась гражданская война, и белые освободили город от большевиков. В это время Омск, как и вся Сибирь, оказался отрезанным от России линией фронта. В ноябре 1918 года в Томске состоялось соборное совещание архипастырей Сибири, которое организовало Высшее временное церковное управление Сибири, главой которого по желанию собора стал высокопреосвященный Сильвестр. Свою деятельность он начал с того, что отменил безбожный декрет от 19 января 1918 года. Церкви были возвращены земли и собственность, в школах восстановлено преподавание Закона Божия. В Сибири была восстановлена учебная деятельность в пяти духовных семинариях и в пяти духовных училищах.

Когда адмирал Колчак пришел к власти, архиепископ Сильвестр 29 января 1919 года привел его к присяге как Верховного правителя России. В марте 1919 года архиепископ организовал крестный ход по городу с участием Колчака и его правительства. В мае-июне он совершил поездки по Томской, Красноярской и Иркутской епархиям, во время которых произнес в различных приходах более ста проповедей. Для укрепления духа и нравственности офицеров и солдат белой армии архиепископ Сильвестр восстановил институт военных священников, и в армию им было направлено более двух тысяч пастырей. Церковное управление, возглавляемое высокопреосвященным Сильвестром, разослало более шестидесяти тысяч воззваний, в которых разъяснялась антихристианская суть большевизма. В Омске стали издаваться журналы «За Святую Русь» и «Сибирский благовестник».

В августе 1919 года в Омске состоялся съезд казачьих войск России, на котором с приветственным словом выступил Верховный правитель адмирал Колчак, призывая защитить веру Православную, а высокопреосвященный Сильвестр благословил воинов хоругвями с изображением креста и надписью: «Сим победиши». Осенью 1919 года войска армии Колчака начали отступать, и в конце 1919 года белая армия оставила Омск, в который вскоре вошли большевики.

Архиепископ без колебаний остался в захваченном гонителями христианства городе вместе со своим духовенством и паствой. Захватив город, большевики сразу же арестовали мужественного святителя. Архиепископ Сильвестр был заключен в тюрьму, где в течение двух месяцев его истязали, требуя от него покаяния. Ничего не добившись, безбожники подвергли святителя жестокой и мучительной смерти. Прибив его руки гвоздями к полу и таким образом распяв, они раскаленными шомполами прижигали его тело, а затем раскаленным докрасна шомполом пронзили сердце. Архиепископ Сильвестр принял мученическую кончину 26 февраля 1920 года.

В 1998 году архиепископ Омский и Павлодарский Сильвестр (Ольшевский) был причислен к местночтимым святым в Омско-Тарской епархии как священномученик. В 2000 году на Архиерейском соборе в Москве он был прославлен в сонме новомучеников российских.

В июле 2005 года по благословению митрополита Омского и Тарского Феодосия и распоряжению губернатора Омской области Л.К.Полежаева начались реставрационно-восстановительные работы на месте взорванного в 1935 году Успенского кафедрального собора города Омска. 16 июля, который являлся днем закладки строящегося собора в 1891 году, археологи, производя раскопки, обрели сильно поврежденную икону Черниговской Божией Матери, которая всплыла из нижней южной части остатков собора, заполненной грунтовыми водами. На иконе с тыльной стороны явно виднелась надпись: «… епископу Сильвестру от почитателя…», подпись, дата «16 июля 1914» и печать. Затем стали всплывать кусочки ткани и остатки тела. После откачки воды из этой нижней комнаты был обнаружен гроб и вмонтированные над гробом в стену крест с иконой Киево-братской Божией Матери над ним. На кресте надпись «1918 год», это дата возведения преосвященного Сильвестра в сан архиепископа. Захоронение находилось под мраморной плитой под лестницей и было замаскировано под пол в комнате, где проводились заупокойные богослужения. 21 июля гроб с большей частью мощей был поднят и были обнаружены остатки архиерейского облачения, четки и орлец, находящийся в ногах. На спине был найден монашеский параман, на дне гроба – четырехгранный гвоздь, как орудие пыток и казни священномученика. По исследованию обретенных остатков судебно-медицинской комиссией была подтверждена принадлежность мощей архиепископу Омскому и Павлодарскому Сильвестру (Ольшевскому). Таким образом, приоткрылась тайна мученической кончины и погребения мощей священномученика Сильвестра, до конца исполнившего свой христианский и пастырский долг служения Богу и своему Отечеству.

По материалам сайта
Омской митрополии




Помню то место в городе Омске, где впоследствии был восстановлен Успенский собор. Это самый центр города. В 80-90-е годы ХХ века здесь располагался сквер, посреди которого был устроен фонтан. В середине фонтана стояла статуя большого красивого оленя. Красивый олень, грациозный – на скале посреди воды.

В начале 2000 годов, или может еще в 90-е, священномученику Сильвестру был составлен акафист. Тогда еще никто не мог даже предположить, где находятся мощи святителя, казалось, что они безвозвратно утрачены. Никто тогда и не планировал восстанавливать собор, казалось, что это невозможно. А составители акафиста (как здесь можно усомниться в Божественном промысле!) добавили в него такие слова: «Видяще тя, пастыря, подвигом добрым подвизающася, и «аки елень на источники водныя» к Богу устремляющася…». Да, эти слова про оленя и про источники воды из псалмов царя Давида, они известны, однако используются нечасто в составлении новых молитвословий. А здесь промыслительно были использованы!

И вот еще что. Когда решено было восстанавливать храм, то точно ведь не знали, где начинать раскопки – вправо-влево разбег возможен метров на 50 и более. В землю произвольно воткнули колышек и начали копать. Вскоре нашли фундамент, а то место, на котором начинали работы, оказалось как раз над частично сохранившимся после взрывов, которыми безбожники уничтожали церковь, нижним приделом. Судя по некоторым особенностям его устроения, возможно, это был крестильный храмовый придел. Здесь на полу была устроена цементная стяжка – материал, получивший развитие в строительной отрасли уже после революции. Это-то и заставило археологов задаться вопросом – зачем кто-то мог заливать пол во времена гонений на церковь? Пол был вскрыт, под ним обнаружен склеп (могильная ниша в полу) заполненный водой. В воде всплыла подписанная икона, а после откачки воды были обретены мощи священномученика Сильвестра, облачение и гвоздь, которым он был прибит к полу во время пыток – о чем писалось выше.

После всех этих событий голоса людей, критиковавших воссоздание собора в Омске, поутихли. Город Омск обрел своего священномученика, и это обретение одухотворило многих жителей города. Успенский собор был восстановлен очень быстро.

Священник Григорий Мансуров,
г.Тюмень

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.