ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Рафаиловская женская община. История создания

В устройстве из самочинной Пустыньки монастырской общины уже на этапе отвода ей земли принимают участие помимо непосредственно рафаиловского сельского общества волостные, уездные, губернские, епархиальные власти, и сам начальник губернии, и обер-прокурор Св. Синода, и товарищ российского министра земледелия и государственного имущества. А расстояния у нас неблизкие, и почта гужевая, а не электронная. Одним словом, высочайшее соизволение последовало только через два с половиной года, 20 июля 1902 г. Зато и решение было принято абсолютно законное, и добрые намерения облечены в механизм реального исполнения.

В марте 1903 г. журнальным постановлением консистории было заключено: постройку храма разрешить на собственные средства купца В.Я. Мокеева с тем, чтобы внесенные им 10000 рублей остались неприкосновенными для обеспечения будущей женской общины, «об открытии которой имеет быть возбуждено ходатайство, когда Мокеевъ построит храмъ, ограду вокругъ него, причтовые дома и внесет еще 6000 рублей на обезпечение общины и капитал, процентами с котораго можно было бы обезпечить содержание причта».

В мае месяце того же 1903 года Василий Яковлевич сообщал на имя Преосвященного, что в Пустыньке выстроено уже два деревянных корпуса: один небольшой, в нем внизу кухня и молитвенная комната, верхние же помещения заняты сестрами; второй корпус более обширный. И еще одна хорошая новость – торгующий крестьянин из с. Шатровское Ялуторовского уезда Яков Симонович Фиников письменно изъявил согласие помогать в постройке храма. А вскоре и сам Фиников письменно заявил архипастырю о своем намерении построить храм на свои средства, воспользовавшись лишь теми материалами, которые уже заготовлены или будут заготовлены на месте. На прошении Я.С. Финикова преосвященный написал: «Господь да благословитъ Якова Симоновича начать и успешно закончить постройку новаго деревяннаго, на каменномъ фундаменте храма близь с. Рафаиловского, на месте предположенной к открытию женской монастырской Успенской общины». Кстати сказать, в этом же 1903 году Яков Фиников построил при Кодском ремесленном училище в Исетской волости приют для мальчиков-сирот, в котором жили, учились, постигали ремесла немалое число ребят из Ялуторовского уезда.

Да, в который раз убеждаемся – когда есть на что воля Божия, Господь пошлет и людей, и деньги. И из скромных замыслов вырастит значительное начинание. Помните, читатель, для насельниц Пустыньки пределом их мечтаний была небольшая часовенка. Потом в планах благотворителя и епархии появился деревянный храм на каменном фундаменте. И вот уже в июне 1903 г. в селе Суерском во время очередной поездки преосвященного по епархии ему предложен новый проект храма, теперь уже каменный! Забегая несколько вперед, скажем, что храм в итоге был построен столь основательный и прекрасный, что изображение его вошло в государственный фотопроект 1912 г. «Подлинная Российская империя». И благодаря этому сегодня любой желающий может найти это изображение в интернете.

В документах не указывается, кто инициировал идею строительства храма в каменном исполнении, но то, что воспринята она была владыкой положительно, говорит о надежном ее обосновании. Новый проект был составлен техником Шадринской земской управы архитектором Рябовым. Он представлял точную копию проекта инженера Тарасовича кладбищенской церкви в г. Шадринске, построенной в 1872 году. Конечно, шадринский городской голова, купец Василий Мокеев не мог не иметь к этому самого прямого отношения.

Проект этот по утверждении его в строительном отделении Тобольской губернии 30 июля 1903 г. был отослан вместе с храмозданной грамотой благочинному, священнику Василию Карпову, с предписанием совершить закладку храма по чиноположению Святой Православной Церкви, если место, намеченное под постройку, при техническом осмотре будет признано удобным.

12 сентября 1903 г. губернским механиком, инженером П.С. Голышевым были произведены техническое освидетельствование и разбивка места под постройку, а 25 сентября совершена и сама закладка храма благочинным Карповым в сослужении 5 соседских священников.

Но для разрешения на открытие общины нужно было еще проделать огромную работу: построить храм, довести до требуемых готовности и количества необходимые жилые и хозяйственные здания, иметь реальные источники дохода, обеспечивающие жизнедеятельность общины. А едва ли не главное – привести внутренний, безусловно, богомольный, но в силу сложившихся обстоятельств с элементами анархии и своеволия уклад Пустыньки в русло канонического, монастырского. Для всех этих задач вкупе требовался недюжинный, сильный человек. Им и оказалась небольшого росточка, с виду тщедушная и неказистая монахиня Митродора, которой, как будет ясно из дальнейшего, юная обитель по преимуществу и обязана своим благоустройством, внутренним и внешним.

Митродора В миру ее имя и гражданское состояние – Мария Федоровна Иванищева, девица. Родилась предположительно в 1863 г. Поступила в Верх-Теченский монастырь Екатеринбургской (ныне Курганская) епархии 28 июня 1873 года десяти лет. Пострижена 17 декабря 1895 г., то есть 32-х лет. За годы, проведенные в монастыре, посетила святые места Киева, Москвы, Санкт-Петербурга, Кронштадта, Валаамский и Соловецкий монастыри.

Чтобы понять эту личность, нужно сказать немного и о монастыре, в котором она воспитывалась со времен отрочества. Основан он был в 1680 г. по прошению преподобного Далмата Исетского к Высокопреосвященнейшему Павлу, митрополиту Тобольскому и Сибирскому. Тогда эта территория была в каноническом управлении Тобольской епархии. Претерпел и опустошительные пожары, и разрушения, и упразднение при Екатерине II, затем восстановление семнадцатилетними трудами и средствами дочери зажиточных ирбитских крестьян Ксении Зыряновой (впоследствии игумении Евсевии), при которой и начался расцвет этой древней обители. Ко времени прихода в монастырь десятилетней отроковицы Марии Иванищевой в деятельности игумении Евсевии произошел уже переход от хлопотливой внешней стороны жизни общины к более сосредоточенной в стенах обители. От трудов телесных – к трудам духовным, к укреплению христианского благочестия. И на этом прочном фундаменте – к воспитанию и назиданию сестер в монашеской жизни и молитвенном делании. С 10 до 22 лет прожила Мария при игумении Евсевии в этой благодатной атмосфере заботливого духовного руководства.

Игумению Евсевию на посту настоятельницы сменила в 1885 г. казначея общины рясофорная послушница Евлампия Ермолина (в монашество пострижена через 4 года с именем Емилия). Характерная особенность устроения Верх-Теченского монастыря времен юности Марии: во-первых, настоятельницей стала еще не постриженная послушница, во-вторых, была она не назначена, а избрана при общем согласии сестер, в-третьих, их выбор был утвержден епархиальным начальством. При всем этом новая настоятельница стала достойной продолжательницей игумении Евсевии. Факты эти, конечно, говорят о надежном духовном благоустроении сестер.

Игумения Емилия мудро и плодоносно управляла монастырем вплоть до его закрытия в 1920-х годах. При ней Мария приняла постриг, при ней вместе с другими сестрами участвовала в строительстве большого каменного храма в честь свт. Николая Чудотворца, который и по сегодняшний день является драгоценной жемчужиной обители. В нем свободно помещались 600 с лишним сестер обители, богомольный окрестный народ и многочисленные паломники, которых за год бывало по отчетам сотни. Божественная литургия совершалась почти каждый день, из сестер было составлено два хора. В домовом храме читалась Неусыпаемая Псалтирь. Причт состоял из двух штатных священников.

У монастыря имелось две заимки с сотнями десятин пахотной земли и своим животноводческим хозяйством. Кроме того, монастырь владел собственными мастерскими: живописной, переплетной, портновской, рукодельной, ткацкой. Было собственное свечное производство, своя чеботарня. В городах Шадринске и Катайске располагались подворья, где выполнялись рукодельные работы на заказ, содержался певческий хор для церквей.

Уже и из этого беглого перечня фактов можно понять, какую основательную школу монастырского жизнеустроения и духовного выученичества прошла в благоустроенном во всех смыслах Верх-Теченском монастыре мантийная монахиня Митродора. 37 лет была она вызвана по согласованию с игуменией Емилией в Рафаиловскую Пустыньку епископом Антонием. На место приехала 27 апреля 1900 г. Официальных полномочий, звания не только игумении, но и настоятельницы до января 1908 г. не имела. И иметь не могла, т.к. и самой общины официально не существовало до августа 1907 г. В этом смысле она прошла тем же путем, что и ее первая настоятельница игумения Евсевия. Как и у той, единственным ее «мандатом» было устное благословение на служение управляющего епископа. Купец Мокеев не ошибся в своей подопечной. Монахиня Митродора показала себя действительно как человек опытный в духовно-нравственном делании, чрезвычайно самоотверженный и энергичный в порученном ей деле, умелый в организации хозяйственной жизни. Да и Верх-Теченский монастырь может по праву занести имя своей воспитанницы в анналы своих достижений.

20 марта 1902 г. она писала преосвященному, что куплены все богослужебные книги, для постройки храма приготовлен тес, кирпич (200000 шт.), кровельное железо (66 пудов), известь (200 пудов), стекло. Храм в ту пору еще предполагали строить деревянный, на каменном фундаменте.

В июле 1902 г. архипастырем разрешено было выдать на имя монахини Митродоры подписной лист для сбора добровольных пожертвований на пропитание и одежду проживающих на месте предположенной к устройству Рафаиловской женской общины вдов и девиц, сроком на один год, в пределах Тобольской епархии. По означенному листу собрано 1114 рублей 55 копеек. До этого в августе 1901 г. Василием Мокеевым было передано «на предмет обеспечения живущих в Пустыньке» – 8000 рублей, в марте 1903 г. – еще 2000 рублей.

Незадолго пред закладкою храма монахине Митродоре была выдана годовая сборная книга, а через год, в 1904 г., – другая такая же книга на ее имя и на имя родной сестры ее Стефаниды Иванищевой. По обеим книгам собрано 4570 рублей. Затем, 12 февраля 1905 г. В.Я. Мокеевым было передано для обеспечения живущих в Пустыньке еще 2000 рублей. На высланные купцом-благотворителем в разное время деньги приобретена 4% государственная рента по номинальной стоимости на 12700 рублей. Кроме того, по сборной книге в 1905 г. монахиней Митродорой собрано еще 1427 рублей.

В январе 1906 г. благочинный монастырей епархии игумен Моисей докладывал преосвященному Антонию, что у монахини Митродоры капитала, сданного по книжкам, значится 5000 рублей. Сестер проживает 28 человек. Имеется 4 коровы, 9 лошадей.

(Продолжение следует… )

Анна Панкова,
член союза журналистов,
член Совета православных
приходов Исетского района

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.