ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Рафаиловская женская община

История созданияь
(Продол.ение, начало в № 82)

Самочинная пустынька

Однако самочинная Пустынька в Рафайлово Исетской волости Ялуторовского уезда, несмотря на разразившийся скандал, не распалась. Собравшиеся здесь крестьянки продолжали жить и после ухода Зогзина в более или менее налаженном им скиту. Личный труд насельниц и приношения крестьян давали им средства к жизни пусть и скудной, но молитвенной и целомудренной. А так как Пустынька постепенно пополнялась новыми лицами, то общими силами было построено в ней еще несколько избушек. Никем не руководимые, никем не наставляемые, жили они так несколько лет. Иногда жившие здесь расходились обратно по домам, вместо них появлялись другие, эти, в свою очередь, сменялись новыми. Но некоторые, как, например, вдова Клавдия Шершнева с дочерью Параскевой, в своем выборе не колебались и Пустыньку не покидали.

В это время в их среде прижилась и Стефанида Панкова, ранее проживавшая около семи лет в Верх-Теченском монастыре Екатеринбургской епархии. В Пустыньке она была уставщицей, так как хорошо знала Устав и правила Богослужений. Именно ею и было возбуждено ходатайство перед епархиальными властями о разрешении построить в Пустыньке часовню. К тому времени здесь уже проживало 15 сестер. Однако ходатайство Панковой было отклонено, и Преосвященный Агафангел, заместитель по кафедре Преосвященного Иустина, не видя существенной нужды в открытии общины, в августе месяце того же 1896 г. просил начальника губернии сделать распоряжение о закрытии самовольной Пустыньки, тем более что в Тобольской епархии есть женские обители, где желающие иноческой жизни и могут поселиться.

По этому поводу начальник губернии в ответном письме в епархию от 7 декабря 1896 г. акцентировал свое внимание на том, что по формальным признакам поселение это к Церкви никакого отношения не имеет. Ну, живут и живут крестьянки в своих избушках, ведут хозяйство для пропитания, исправно посещают храм. Ему явно не хотелось применять какие-либо немирные действия по отношению к мирному населению.

Главное должностное лицо губернии, в частности, писал: «Поселок, начало которому дано было Зогзиным, в настоящее время не представляет общежития, имеющего что-нибудь общее с типом скита, монастыря или какой-нибудь иной священной обители; все проживающие в нем исключительно женщины, действительно живут своим трудом; по удостоверению местного священника каждое воскресение посещают церковь и настолько заслужили доверие местного населения, что отдельные крестьяне посылают к ним своих детей для обучения грамоте и рукоделию.

Принимая во внимание, что лица эти имеют хозяйство, пашни, окружной исправник вынужден был ограничиться внушением – не распространять своих притязаний на устройство священной обители и обязал их в возможно скором времени ликвидировать свои имущественные дела. Уведомляя об изложенном Ваше Преосвященство, имею честь почтить меня уведомлением, – предстоит ли ныне необходимость в таком распоряжении, чтобы обязать жильцов указанной местности ликвидировать свои имущественные дела и навсегда покинуть свои жилища, каковая мера отразится на их экономическом состоянии крайне неблагоприятно».

16 февраля 1897 г. за №653 Преосвященный Агафангел вновь просил начальника губернии закрыть основанный Зогзиным скит, проживающих в нем женщин и девиц выселить на места прежнего их жительства, постройки продать на слом, а вырученные за них деньги передать на усмотрение гражданского начальства. Меры довольно жесткие, и надо думать, что продиктованы они были исключительно опасением рецидивов бесчиния и опасностью компромата на Церковь.

Просьбу свою к начальнику губернии Преосвященный мотивировал так: «…основание иноческих скитов и общин по смыслу канонических правил Святой Церкви разрешается высшею церковною властью – Св. Синодом. Желающие пустынного уединения отдаются под руководство людей, опытных в иноческой жизни, испытанной нравственности и религиозной благонадежности. Иноческий же скит близ с. Рафаиловского, основанный не только без разрешения высшей церковной власти, но и без позволения местной, епархиальной, уволенным в запас армии малограмотным солдатом Зогзиным, человеком, далеко не обладающим нравственными и духовными качествами, не может существовать далее. Основатель скита скрылся, но плоды его деяний и результаты его далеко неприглядной жизни и деятельности легко могут отозваться на покинутых им самовольных отшельницах. Кто может поручиться, что насельницы Рафаиловского скита, прикрываясь иноческою одеждою и именуя себя скитницами, будут проводить жизнь, соответствующую идеалу иночества, и, обучая детей грамоте, не повеют в юных сердцах их растлевающих и пагубных учений и душетленных обычаев? По своей малограмотности и неопытности в духовно-нравственной жизни они могут принести существенный вред даже помимо своей воли и желания».

Прошло два с половиной года. Новый благочинный священник Василий Карпов Преосвященному Тобольской епархии епископу Антонию, сменившему на этом посту епископа Иустина, в обозрительном рапорте от 16 сентября 1899 г. за №834 писал, что жительницам Пустыньки близ с. Рафаиловского предложено было разойтись по своим местам, и они расходились, но поддержанные исетским мировым судьею, снова сошлись на общежитие. Кроме того, из имеющихся от того времени сведений есть достаточное основание предполагать, что пустынницы были поддерживаемы и другими должностными лицами. К примеру, местным становым, человеком по всеобщему мнению в высшей степени симпатичным, глубоко религиозными сочувствовавшим идее возникновения монастыря. А надо заметить, что становой пристав в Российской империи достаточно высокого статуса полицейское должностное лицо. Назначался губернатором, являлся руководителем административно-полицейского округа из нескольких волостей (волость сопоставима с нынешним районом). Начал поддерживать Пустыньку и шадринский купец Мокеев. Но об этом чуть позже.

На донесении благочинного владыке Антонию благоугодно было 18.10.1899 г. наложить следующую резолюцию: «Предложить тому сельскому обществу, которому принадлежит земля, заняться постройками так называемого женского скита, отмежевать эту землю в достаточном количестве с передачей прав на ее владение одному из женских монастырей епархии для учреждения на отмежеванном участке, с разрешения Св. Синода, небольшой женской общины, подведомственной одному из вышеозначенных женских монастырей с передачей в монастырское владение всех находящихся там построек». То есть владыка показал рафаиловцам законный путь, по которому они должны идти, если хотят устройства на своей территории монашеской обители. Кроме того, надо думать, дал понять инициаторам, что надо здраво представлять и «цену вопроса», т.е. чисто финансовые затраты в связи с осуществлением своего доброго намерения.

Но и здесь Господь не оставил без помощи призывавших Его. Как мы уже упоминали, по документам в 1899 г., а по сути, скорее всего, даже и раньше, у будущей общины появился настоящий благодетель – шадринский купец Василий Мокеев. Как практически все люди его сословия, глубоко религиозный. Человек богатый, знатный, уважаемый, около 20 лет избирался городским головой. Он постоянно бывал по своим купеческим делам на знаменитых ра- фаиловских ярмарках: Алексеевской (17-26 марта), в первый день которой праздновалась память Алексия, человека Божия, и на Рождественской (25-28 декабря), приходившейся на святки. А Исетская волость была, как известно, вотчиной старообрядцев. Кстати сказать, и Рафаиловский приход весьма заражен был расколом. Вот и хотелось православному купцу усилить в Рафаилово свою, православную веру. Ну и, наверно, укрепить влияние православных деловых людей его круга, не без того. Но главное все же, когда Господь прикасается к сердцу, и оно Его бла- годатью начинает гореть и желать совершения какого-либо благого дела! В Священном Писании сказано, что благотворительность, как рай, полна благословений (Сир. 40, 17).

В 1900 г. 7 января Василий Яковлевич Мокеев лично подал Преосвященному прошение о разрешении построить в Пустыньке часовню и открыть здесь общину, обещаясь помогать из своих средств. При этом он информировал владыку, что жители с. Рафаиловского, по приговору от 23 мая 1899 г., бесплатно уступили ему, Мокееву, для Пустыньки 3 десятины земли (3,27 га) сроком на 12 лет, что они желают открытия общины, т.к. все насельницы Пустыньки поведения хорошего, и что, наконец, открытия общины искренно желают и сами насельницы.

Вследствие этого ходатайства Мокееву было предложено обеспечить устройство общины денежным капи- талом в размере не менее 16000 рублей и к тому же принять на личные свои средства устройство нового храма, ограды и дома для священника.

В феврале 1900 г. во время поездки по епархии Преосвященный Антоний, ближе познакомившись с Василием Яковлевичем в с. Мостовском Ялуторовского уезда, предложил последнему посетить вместе с ним Пустыньку. На что Мокеев охотно согласился. К тому времени архипастырь уже имел собранные от местного священника и полиции сведения о Рафаиловской пустыньке: женщины поведения безупречного, искренно набожны, в праздники и посты усердно посещают рафаиловский храм. Часто приступают к Таинствам, к Святому Причастию.

При личном знакомстве с обитательницами Пустыньки, их убогими жилищами и убогой молельной (в нижнем этаже будущего настоятельского корпуса, в которой нельзя было стоять, выпрямившись) Преосвященный проникся искренним желанием помочь им. Он обратился к Василию Яковлевичу с предложением, не пожелает ли он сверх принятых на себя обязательств принять участие в благоустроении Пустыньки и ее насельниц? Мокеев и тут изъявил согласие прийти на помощь доброму делу. Но при условии, что будет возбуждено ходатайство перед Св. Синодом об устройстве близ с. Рафаиловского женской Успенской общины, и если в качестве руководительницы насельниц будет вызвана из ВерхТеченского женского монастыря известная ему, Мокееву, с хорошей стороны монахиня Митродора.

Преосвященным было изъявлено на это согласие, но при исполнении во всем объеме взятых на себя купцом Василием Мокеевым обязательств.

(Продолжение следует...)

Aнна Панкова,
член союcа .урналистов,
член Совета православных
приходов Eсетского района

В публикации использованы сведения из Тобольских епархиальных ведомостей за 1908 год, из книг прото-иерея Анатолия Дмитрука "Патерик сибирских святых" и А.Л. Емельянова "350 лет селу Рафайлово", из издания "Верх-Теченский женский монастырь." Все даты приведены по старому стилю.
Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.