ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Исчезнувшая обитель

(Продолжение. Начало в №1 (76))

В середине XVII века бассейн реки Исети сделался ареной ожесточенной борьбы. Татарские, башкирские и калмыкские племена пытались сорвать мирное продвижение на юг русских переселенцев. Появление монастыря всегда сопряжено с трудностями, тем более в месте «диком», безлюдном. Инородческие князья видели в нем своего врага и часто стремились избавиться от непрошеных гостей. Но почти всегда новым монастырям оказывалась Божественная помощь. Была такая помощь оказана и схимнику Рафаилу. Как гласит народное предание, «плыл старец с двумя послушниками на лодочке по Исети в поисках пустыньки, а как поравнялся с тем местом, где речка Ялынка впадает в Исеть, явился ему образ Казанской Божией Матери, и повелела ему Царица Небесная основать здесь обитель в честь Святой Троицы. Было это на высоком берегу. Потому и назвал старец монастырь Высоцким Троицким, а Рафаиловым уж потом добавили, когда старец почил». Так рассказывают об основателе монастыря схимнике Рафаиле местные старожилы.

Была и другая помощь. Церковная утварь, богослужебные книги, облачения поступали в первые сибирские монастыри от имени самого царя. Православные государи понимали, что монастыри могли выжить, только имея собственное хозяйство. Поэтому правительство без колебаний отвечало положительно на их просьбы о наделении землей. Однако указы только в одну сторону шли более месяца, а затем добирались до монастырского начальства от архиерея по сибирскому бездорожью. Ответ на прошение старца Рафаила тоже, видимо, шел долго. Дата кончины старца тоже утеряна, но известно, что после его смерти пустынь была покинута иноками, и только в 1657 г. приходит сюда новый строитель Филарет с братией и в июле того же года отправляет царю грамоту, в которой испрашивает «на Исете реке под монастырь, и под скотской выход, и под огородища и под пашню, и под сенные покосы, земли двести на заречной стороне за Исетью рекою; на городище выше Исетского острогу в трех верстах наперед до другого малого городища; да сверх по Исете где доезжает речка от деревни Першины до самого нижняго малого городища. Со степную сторону до речки Юзи. А сверх той речки Юзи до вершины Исетскою пустырью, пониже излучины речной, а соседи со съездной избы Сергея Иванова написано от Исетского острогу в малого городища выше Исетского острогу в трех верстах а от городища в дуброву прямо до Юзи речки по старым границам а по Юзе речке до вершины а с церкви Исети речки по (неразборчиво) речку а с устья Исети речки до вершины пашенные земли, огородища до Юзи речки на яланях и на дуброве по смете на тысячу десятин в поле, а одну под покосину от пустыни и от бору вверх по Исете реке и по Юзе речке на лугах на пять тысяч копен да по южную сторону Юзи речки борового места копен на двести а вдоль речки версты на три. А в понятые извещения взялись крещеныя казаки Мишка Дементьев да Онишка Матвеев сказали по их государеву кресному целованию тою пашенною землею и сенными покосы и поскотиным местом владел издавна старец Рафаил а после ево Рафаила никто не владел. А речка де Юзя на земле татарския вотчины а по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всея великия и малыя и белыя России самодержца, и государя царевича и великого князя Алексея Алексеевича всея великия и малыя и белыя России указу воевода Иван Титович Шадрин велел тую пашенную землею и поскотным местом и сенными покосы и боровым местом владеть Исецкия Троицкия пустыни строителю Филарету с братией а набирать ему в Троицкую пустынь вновь бобылей и трудников вольных гулящих людей а не тяглых посадских людей и не пашенных крестьян а на татарских ясашников их речках на Юзе и на (неразборчиво) рыбы и зверя никакого и бобров не ловить и хмелю не драть и орловых гнезд не сымать» (ГАТО, ф.И-86, оп.1,д.99, л.1,1об.,обл).

К середине XVII века Тобольск, Тюмень и Верхотурье стали центрами русской администрации в Сибири, средоточием сибирского духовенства, торгового купечества и важнейшими военно-оборонными пунктами края. Но попытки кочевых племен сорвать мирное продвижение русских на юг нужно было пресекать. Так возникают остроги. На Исети такой острог возник в 1650 г. На его строительство были направлены 20 верхотурских стрельцов с лошадьми, инструментом и оружием; 15 пашенных ирбитских и 10 ницинских крестьян. Разрастается и Рафаилова пустынь. В переписной книге Тобольского уезда есть такая запись: «Рафаилова пустыня на реке Исети а в ней живут монахи и трудники и вкладчики и работники крестьяне и бобыли дворами и без дворов. Тоя ж Рафаиловы заимки крестьяне» (РГАДА ф.214,оп.5,д.434. 1685 г.).

Богатые земли привлекали людей, и они оседали на монастырских землях, заключая с братией «порядные грамоты», «уговоры», работая за вклад и т.п. Привлекая на свои земли пришлых людей, монастырь предоставлял им льготы, «подмогу», лошадей, коров, инструмент. Со временем монастырь обзавелся постройками. Были возведены из дерева две прекрасные церкви в честь Святой Живоначальной Троицы и Покрова Божией Матери, часовня во имя святого мученика Георгия Победоносца, братские кельи, хозяйственные постройки. Монастырь обнесли частоколом. Все, что осталось от того первого деревянного монастырского комплекса, кануло в веках, и только в Московском государственном историческом музее сохранилась картина художника Михаила Степановича Знаменского «Старинная церковь в Рафаилово».

В 1662-64 гг. вспыхивает в Приисетье восстание башкир. Нападению подверглись Далматовский монастырь, Катайский острог и Ирбитская слобода. Были сожжены деревни, убиты почти все мужчины, женщины и дети уведены в плен, угнан скот. Тобольский губернатор посылает сюда вооруженный отряд, который весной 1664 г. разбивает неприятеля. Но уже через год снова начинаются военные столкновения, которые длились с небольшими перерывами почти двадцать лет. Постоянная опасность заставляла жителей укреплять свои населенные пункты, заботиться о предупредительных мерах.

Русские православные монастыри были многофункциональными. Они всегда рассматривались не только как очаги наиболее интенсивной религиозной жизни, хранители церковных традиций, но и как экономические центры. Обители были не только местами молитвенного служения Богу, но и центрами культуры, просвещения, оказывали заметное влияние на жизнь людей.

Складывался обычный уклад развития монастыря: старец – монастырь – посад – община. Людей нужно было крестить, венчать, отпевать, принимать исповедь, причащать. Он стремился выполнять свою главную задачу – укреплять и распространять Евангельскую истину. Случись неурожай, стихийное бедствие, повальные болезни или война – открывал монастырь свои закрома и кормил всех больных, сирых и обездоленных. Все это и формировало его как духовный центр Православия в этом районе. Монастырь, как и повсеместно, строился из дерева. Однако беспощадным врагом деревянного строительства был огонь. Горел и Рафаилов монастырь. Вот одно из сохранившихся в архивах свидетельств: «О пожаре в келарне Рафаиловского Троицкого монастыря в Ялуторовском округе и предписании братии обители в устранении праздности, чтения псалмов, «спать умеренно, табаку и чесноку не иметь» (ГАТО ф.и-85,оп.1,д.312,л.44). Единственным эффективным средством борьбы с огнем было каменное строительство. И в 1761 г. по инициативе купца Василия Познякова начинает строиться каменный монастырь.

Истины ради нужно заметить, что купец Василий Поздняков сначала построил кирпичный дом, который предназначался как для проживания купца с семьей, так и для размещения в нем лавки. Но по окончании стройки этот дом купец отдал под школу для детей церковнослужителей. Так, в качестве школы, просуществовало это здание до сороковых годов двадцатого века. Это единственное здание монастыря, сохранившееся до настоящего времени. Сейчас православная община села Рафайлово организовала в этом здании молельный дом в честь преподобного Андрея, игумена Рафаиловского. Да, игуменом монастыря был подвижник, причисленный Русской Православной Церковью к лику святых. Об этом более подробно чуть позже, а пока вернемся к строительству каменного монастыря.

«Великому Господину преосвященному Варлааму,
епископу Тобольскому и Сибирскому
От Рафаиловского монастыря настоятеля
Игумена Маргарита

Покорнейшее доношение

В прошлом 1761 году в Троицком Рафаиловом монастыре по благословенной грамоте Преосвященного Павла Митрополита и по обещанию Оренбургской губернии Челябинского купца Василия Познякова с составленным его коштом начата строиться каменная о двух алтарях и четырех престолах церковь, которая при моей бытности каменным строением кроме колокольни и окончена, а сего 1777 года февраля 20 числа помянутый купец Позняков помер, и остались после его сиротствующими жена его и дочь девица в возрасте, а суммы на окончание вышеописанной церкви никакой не осталось, а помянутые сиротствующие достроить оную церковь объявили себя недостойными. А употреблено на оную церковь двенадцать тысяч рублей. Достроить же требуется на церкви пяти шеек пять глав железных, шестая на алтарь. Так и чтоб в оное строение своды начертить, двух алтарях, пределах, трапезе скорее, чтобы не пришло все в разрушение, требуется крыша а внутри внизу и вверху два пола деревянных. Что же та церковь долговременно шестнадцать лет строением не окончена, то знать, что означенный купец до времени в ослаблении будет при старости. До смерти своей приходил в церковь, почему и остались от него сироты, нам еще при нем самом. Вот и паче после его имеют нужное содержание. Того ради вашего преосвященства покорнейше прошу, дабы оное вышеизложенное церковное строение, с употреблением немалого кошту не пришло в разрушение, истребовать на достройку суммы откуда надлежит до пятисот рублей и о сем учинить архипастырское старание и разрешение.

9 марта 1777года
Вашего преосвященства нижайший
Послушник игумен Маргарит»
( ГУТО, ф.156, оп.3, д.1146,л.1,1об.).

Только в сентябре 1783 года церковь все же удалось достроить.

18 век – непростое время для Русской Православной Церкви и, особенно, для монашества. Сотни обителей по всей Руси были упразднены, но был основан один из самых значительных русских монастырей – Александро-Невская лавра. Этот монастырь на берегу Невы был задуман Петром I как образцовый. Несмотря на сложности становления, обитель быстро становилась центром просвещения Северного края и всей России. Именно отсюда выходили церковные иерархи новой формации – образованные и мыслящие в государственном масштабе.

Постриженики монастыря часто направлялись отсюда в другие епархии для занятия высоких должностей. Так, пострижеником Александро-Невской лавры был архиепископ Тобольский и Сибирский Варлаам (Петров). Именно благодаря архиепископу Варлааму и появился в Рафаиловом монастыре игумен Андрей, причисленный Русской Православной Церковью к лику святых. Однако изначально владыка Варлаам видел игумена Андрея настоятелем Тюменского Троицкого монастыря.

9 июля 1794 года в Тюменский Троицкий монастырь приходит указ, в котором братия ставится в известность о назначении нового игумена и приказе: «Когда оный игумен Андрей в Тюменский монастырь прибудет; то учинить Ему с честным крестом и колокольным звоном встречу и быть Ему како настоятелю своему во всяком повиновении и послушании и должною к нему иметь честь, и сей указ по прочтении в казенной келии хранить в монастырских делах, и о исполнении, по сему к Его преосвященству рапортовать» (ГАТО ф.и-85, оп.1.,д.9, л.98). Несмотря на почести (которые, кстати сказать, обычно оказывают архиерею), с которыми братия Тюменского монастыря встретила нового игумена, он от настоятельства отказался. Причина этого поступка становится понятна из письма архиепископа Варлаама к игумену Андрею:

«Преподобнейший отец игумен Андрей!

Желаю вам о Господе и з братию здравия и всякого благополучия!

Получил я от вашего высокопреподобия приятнейшее писание, за которое покорно благодарствую, но сожалею что вам Тюменский монастырь, который как степенью здешней епархии, так и строением пред прочими превосходный, вам не понравился. Чтоб сие не объяснялося от меня, прошу вас отписать, зачем вы быть в Тюменском монастыре не желаете. И какие в нем имеются недостатки и недочеты. Необходимо написать в Санкт- Петербург преосвященейшему Новгородскому. Я для вас могу, как только получу от преосвящейнешего Новгородского письмо, переменить место. Ежели вы изволите желать уединения и безмолвнейшего пустынного пребывания, то рекомендую вам Троицкий Кондинский монастырь, который от городов удален. Где и общежительство по намерению Его высокопреосвященства Новгородского завести способно. Потому что там братия сами возле монастыря и в недалеком расстоянии рыбу ловят. Такоже и хлеб в монастырь судами по воде запасают на год. И как вы изволите посему письму о Тюменском монастыре объявить преосвященейшему, а когда вам знаком и Его высокопревосходительству Святейшего Синода господину обер-прокурору, Иоанну Алексеевичу Мусину-Пушкину, то по вашему объявлению и другим настоятелем просить и представлять о починке и поправлении Тюменского монастыря будете способнее. В чем на вас и благонадежен остаюсь.

Вашего высокопреподобия Варлаам
Архиепископ Тобольский» (ГАТО ф.и-85,о.1,д.9, л.19).

В дальнейшем, побывав в Рафаиловом монастыре, игумен Андрей испросит благословения и останется в нем настоятелем. Молитвенные подвиги и труды настоятеля обители и послужат в дальнейшем к прославлению игумена Андрея в лике святых. Житие преподобного Андрея не было известно, и только два года назад православной общине по крупицам удалось собрать архивные документы, свидетельствующие о земной жизни Рафаиловского подвижника. Особый интерес представляет сохранившаяся биография преподобного Андрея, написанная самим святым.

«Тобольской духовной консистории
Тюменского Троицкого монастыря игумена Андрея

Извещение

1) Нации я российской 2) из Санкт-Петербургских мещан 3) обучался славяно-российской грамоте читать и писать, больше ничему не обучался и других не учил 4) в монашество пострижен 1785 года 6 сентября во Владимирской епархии во Флорищевой пустыни 5) послушание проходил клиросное и казначейское, а потом в 1790 году по требованию Его высокопреосвященейшего правительствующего синода члена Гавриила митрополита Новгородского и Санкт- Петербургского переведен в Невский монастырь где также в послушании клиросном и ключарническом. А в 1790 году откомандирован был Его высокопреосвященством преосвященейшим архиепископом Екатиринославским в Екатиринославскую епархию для увещания старообрядцев и обращению их к православной церкви. И определен был синодальным в три монастыря настоятелем в Свято-Покровский, в Свято-Троицкий и в Свято-Рождественский и в прочии тамошние посады где и находился до сего 1794 года. Присоединил показанных старообрядцев к церкви немалое количество для которых три церкви построил и освятил 6) от роду мне ныне 48 лет. 9 июля 1794 года» (ГАТО ф.и-85, оп.1, д.9, л.10).

Вплоть до 1804 года игумен Андрей будет управлять Рафаиловым монастырем: строить и перестраивать здания обители, наставлять братию и возвращать в лоно православной церкви старообрядцев, заполонивших тогда Исетскую провинцию. Затем, по решению архиепископа, вместе с братией монастыря будет переведен в Иоанно-Введенский монастырь, где откажется от настоятельской должности и уйдет в Московский Симонов монастырь.


(Продолжение следует…)

Е.Г. Швецова, с. Рафайлово

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.