ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Против возражающих, почему диавол не истреблён

…Мы все еще ведем слово о диаволе, которое начали за два дня пред сим, которое и (ныне) утром предложили готовящимся к крещению, когда беседовали с ними об отречении (от диавола) и сочетании (со Христом). Делаем же это не потому, чтобы нам было приятно говорить о диаволе, но потому, что учение о нем доставляет нам безопасность: он враг и неприятель, а ясно знать о врагах весьма нужно для безопасности. Мы сказали недавно, что он не побеждает (людей) ни силою, ни жестокостью, ни принуждением, ни насилием, потому что, если бы это было, он всех погубил бы. И в доказательство этого мы привели свиней, над которыми демоны не осмелились показать свою злобу прежде позволения Господа (Мф. 8, 31); (указали на) стада волов и овец Иова, потому что и этих диавол не осмелился истребить, пока не получил власти свыше. Итак, мы узнали, во-первых, то, что диавол не одолевает нас ни силою, ни принуждением; затем, во-вторых, присовокупили, что хотя он и одолевает обманом, но и то не всех, и в пример этого опять представили мы самого подвижника – Иова, против которого сколько ни строил (диавол) козней, однако же не одолел его, напротив, сам был побежден – и отступил. Остается еще один вопрос. Какой же это? Говорят, что если (диавол) не побеждает силою, так – хитростью, а поэтому лучше было бы истребить его. Пусть Иов победил, за то Адам был обольщен и преткнулся; а если бы диавол однажды навсегда был уничтожен, то и Адам не пал бы некогда: теперь же, оставаясь, диавол побеждается одним, а одолевает многих; его побеждает десять, а он одолевает и поражает тысячи; – тысячи эти не погибли бы, если бы диавол был совсем уничтожен. Что же скажем на это? Во-первых, то, что побеждающие гораздо большей достойны чести, чем побеждаемые, хотя бы последних было больше, а первых меньше: «Лучше, – сказано, – один праведник, творящий волю Божию, нежели тысяча грешников» (Сир. 17, 3). А во-вторых, то, что, с уничтожением противника, сам победитель терпит от того вред: если попустишь оставаться противнику, то беспечные терпят вред, не из-за рачительных, а от своей беспечности; а если уничтожишь противника, то рачительные из-за нерадивых потерпят вред – не обнаружат своей силы, и не получат венцов.

…Скажу и другое решение на этот вопрос, чтобы ты узнал, что не диавол причиняет вред людям, но собственная беспечность невнимательных везде подвергает их падению. Оставим диавола; он весьма зол, только не по природе, но по произволу и свободе; а что диавол зол не по природе, это можем узнать из самых наименований его. Он назван клеветником …, потому что он оклеветал человека пред Богом, сказав: «Разве даром богобоязнен Иов? Но простри руку Твою и коснись всего, что у него – благословит ли он Тебя?» (Иов. 1, 9, 11). Оклеветал опять и Бога пред человеком, сказав: «Огонь Божий упал с неба и опалил овец» (Иов. 1, 16); он старался уверить Иова, будто война эта возгорелась свыше – с небес, и вооружил раба против Владыки, и Владыку против раба, а вернее сказать, не вооружил, но покушался, только не успел (вооружить). Так, когда увидишь, что и другой раб восстает против Господа – Адам против Бога, и верит клевете диавола, то знай, что диавол получил успех, не от своей силы, но от беспечности и нерадения Адама. Вот почему он назван диаволом (клеветником)! Но клеветать и не клеветать – не от природы, но есть такое действие, которое бывает и перестает быть, является и исчезает; а такие действия не входят в состав ни природы, ни сущности. Знаю, что для многих непонятно это слово о сущности и случайностях; впрочем, есть и такие, которые способны слушать и более тонкие (рассуждения), потому мы и сказали это. Хотите, перейду и к другому наименованию (диавола)? Увидите, что и оно есть наименование не сущности и не природы. Диавол называется злым, а злость не от природы, но от произволения; потому что и она то бывает, то перестает быть. Не говори мне, что злость всегда есть в диаволе: и в нем она не была вначале, но явилась после, почему и называется он отступником; и хотя много есть злых и людей, но он один по преимуществу называется злым. Почему же так называется?

Потому что он, не потерпев никакого зла от нас, не имея довода винить нас ни в малом, ни в великом, (а только) увидев человека в чести, тотчас позавидовал его блаженству. Что может быть хуже этой злости, когда возникает вражда и война без всякой благовидной причины? Итак, оставим диавола и выведем на сцену тварь (природу), чтобы ты познал, что не бывает диавол виною наших грехов, если только мы захотим быть внимательными, – чтобы ты познал, что слабый волею, нерадивый и беспечный (человек) и без диавола падает и низвергается во многие пропасти греха. Диавол зол, – знаю это и я, знают все; но внимай тщательно тому, что будет сказано теперь. Это немаловажный предмет, но такой, что о нем говорят многие часто и во многих местах; о нем великая распря и война не только у верующих с неверующими, но и у верующих с верующими: а это весьма прискорбно!

Итак, все, как сказал я, признают диавола злым. Что же скажем об этой прекрасной и чудной твари (природе)? Ужели и тварь зла? Но кто столько нечестив, кто столько безрассуден и безумен, чтобы опорочить тварь? Итак, что скажем о ней? Она не зла, напротив прекрасна, и служит доказательством Божией премудрости, и силы, и человеколюбия. Послушай, как удивляется ей пророк, говоря: «Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро» (Пс. 103, 24): не стал он исследовать каждое (дело Божие) порознь, но поник пред непостижимою премудростью Божией! А что (Бог) создал тварь столь прекрасною и величественною с благою целью, послушай, как говорит некто: «От величия красоты созданий сравнительно познается Виновник бытия их» (Прем. 13, 5); послушай и Павла, который говорит: «Невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны» (Рим. 1, 20). Тот и другой словами своими указали на то, что (тварь) руководит нас к богопознанию, что она помогает нам познавать Господа. Что же? Если увидим, что эта самая прекрасная и чудная тварь бывает для многих причиною нечестия, ужели станем винить ее? Никак; напротив, (винить должны мы) тех, кои не воспользовались, как должно, лекарством. Как же стала причиною нечестия эта (тварь), руководительница к богопознанию? «Омрачилось несмысленное их сердце, – говорит Писание, – называя себя мудрыми, … поклонялись и служили твари вместо Творца» (Рим. 1, 21-25). Здесь является на сцену отнюдь не диавол, отнюдь не демон, но одна лишь тварь – учительница богопознания. Как же сделалась она причиною нечестия? Не по своей природе, но от беспечности невнимательных. Что же? Не уничтожить ли нам и тварь, скажи нам?

Но что говорить о твари? Перейдем к нашим членам; найдем, что и они бывают причиною погибели, когда мы невнимательны, – не по собственной их природе, но от нашей беспечности. Смотри: глаз дан для того, чтобы ты, взирая на тварь, прославлял Владыку; но, если ты не хорошо станешь пользоваться глазом, он бывает для тебя виновником любодеяния. Язык дан для того, чтобы ты прославлял, чтобы хвалил Творца; но, если ты не имеешь надлежащей внимательности, он бывает у тебя виною богохульства. Руки даны для того, чтобы ты воздевал их на молитву; но, если ты невоздержен, то простираешь их на хищничество. Ноги даны для того, чтобы ты тек на добрые дела; но, если ты беспечен, то пойдешь ими на худые дела. Видишь, что слабому все вредит; видишь, что слабого и спасительные лекарства подвергают смерти, не по собственной их природе, а по его слабости? Бог создал небо, чтобы ты, подивившись делу (рук Его), поклонился Владыке; но иные, оставив Творца, поклонились самому небу, а это от их нерадения и неразумия. Но что говорить о твари? Что может быть спасительнее креста? Но и этот крест для слабых сделался соблазном. «Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия» (1 Кор. 1, 18); и опять: «Мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (1 Кор. 1, 23). Что может быть учительнее Павла и апостолов? Но эти апостолы для многих были запахом смертоносным, почему и сказано: «Для одних запах смертоносный на смерть, а для других запах живительный на жизнь» (2 Кор. 2, 16). Видишь, что слабый и от Павла получает вред, а сильный и от диавола не терпит зла?

Хочешь, предложим слово и о Христе? Что сравнится с тем спасением? Что благотворнее того пришествия? Но и это спасительное, благотворное пришествие для многих послужило к умножению наказания. «На суд, – говорит Спаситель, – пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы» (Ин. 9, 39). Что говоришь? Свет сделался причиною слепоты? Не свет сделался причиною слепоты, но слабые очи души не могли принять света. Видишь, что слабый от всего терпит вред, а сильный от всего получает пользу, потому что везде виною произволение, везде властвует воля. А диавол, если хочешь знать, даже полезен нам, только бы мы умели обращаться с ним: тогда он доставляет нам многие выгоды и немаловажные приобретения. Это многократно доказали мы и примером Иова, но можно то же узнать и от Павла. Писав о кровосмеснике, он так говорит: «Предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен» (1 Кор. 5, 5). Вот, диавол сделался и виновником спасения, только не по своей воле, но по искусству апостола. Как врачи берут змей и, отсекая у них вредные части, приготовляют из этих ядовитых животных лекарства, так поступил и Павел: из причиняемого диаволом страдания он взял, что только было полезно, а прочее оставил. И чтобы знал ты, что (здесь) диавол не виновник спасения, напротив, старался погубить и поглотить человека, но что апостол своею мудростью сокрушил ему челюсть, послушай, что говорит он (апостол) о том же кровосмеснике во втором послании к Коринфянам: «Лучше уже простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью. И потому прошу вас оказать ему любовь … чтобы не сделал нам ущерба сатана» (2 Кор. 2, 7-8, 11), т.е. поспешим исхитить человека из челюстей зверя. Апостол часто пользовался диаволом, как палачом; а палачи наказывают преступников, не как сами хотят, но как позволяют судьи, потому что закон для палача – наказывать, как велят судьи. Видишь, на какое достоинство взошел апостол? Облеченный телом распоряжался бестелесным, как палачом, и что говорит диаволу об Иове общий всех Владыка, повелевая так: «Вот, он в руке твоей, только душу его сбереги», коснись плоти его, но души его не касайся (Иов. 2, 6), полагая ему пределы и меру наказаний, чтобы этот свирепый зверь (диавол) не напал на него (Иова) слишком нагло, – то же делает и апостол. Предавая блудника диаволу, он говорит «во измождение плоти» (1 Кор. 5, 5), т.е. души его не касайся. Видишь власть раба? Не бойся же диавола, хоть он и бестелесен, потому что он пал, а нет ничего слабее павшего, хотя бы он не был облечен телом; равно как и нет ничего сильнее имеющего дерзновение (пред Богом), хотя бы он облечен был в смертное тело.

Все это сказано мною теперь не для того, чтобы диавола освободить от обвинений, но чтобы вас отвести от беспечности. Он-то сильно желает, чтобы мы вину наших грехов слагали на него, дабы, питаясь этими надеждами и делая всякого рода грехи, увеличили мы свое наказание и не получили никакого извинения, оттого что на него слагаем вину, подобно тому, как не получила и Ева. Но мы не будем делать этого, а познаем самих себя, узнаем свои раны: тогда будем в состоянии приложить и лекарства; потому что не знающий болезни нисколько не заботится об (излечении) недуга. Много согрешили мы, знаю это и я: все мы находимся в эпитимиях, – однако же не оставлены без (надежды на) помилование, не лишены покаяния, потому что стоим еще на поприще борьбы и находимся в подвигах покаяния. Старец ты, и достиг крайнего предела жизни? Не думай, однако же, будто отнято у тебя покаяние; не отчаивайся в своем спасении, но подумай о разбойнике, который на кресте спасен. Что короче того часа, в который он получил венец? Однако же и этого часа достаточно было ему для спасения. Юноша ты? Не полагайся на юность и не думай, что у тебя впереди довольно времени для жизни: «День Господень так придет, как тать ночью» (1 Фес. 5, 2). Для того (Бог) и сделал неизвестною нашу кончину, чтобы мы сделали известною свою заботливость и осмотрительность. Не видишь ли, сколько каждый день похищается преждевременно смертью? Поэтому и увещевает некто: «Не медли обратиться к Господу и не откладывай со дня на день» (Сир. 6, 8), чтобы, когда будешь медлить, не погибнуть тебе. Старец да последует тому увещанию, а юноша этому внушению. Но ты в безопасности; ты богат и изобилуешь деньгами; с тобою не бывает никакой неприятности? Но послушай, что говорит Павел: «Когда будут говорить: «мир и безопасность», – тогда внезапно постигнет их пагуба» (1 Фес. 5, 3). Дела (наши) весьма переменчивы; мы не властны в смерти; будем же властны в добродетели: человеколюбив Господь наш Христос!


ПРОТИВ ВОЗРАЖАЮЩИХ, ПОЧЕМУ ДИАВОЛ НЕ ИСТРЕБЛЕН
также о том, что злоба его нисколько не вредит нам,
если мы внимательны к самим себе, – и о покаянии.
Святитель Иоанн Златоуст

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.