ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Древнерусская иконопись: Феофан Грек, преподобный Андрей Рублев, Дионисий

ФЕОФАН ГРЕК 670 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

Спас Вседержитель. Роспись купола церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Великом Новгороде. 1378 г.

Он родился в Византии около 1340 года, до приезда на Русь работал в Константинополе, Галатее, Кафе (территория нынешнего Крыма), но эти росписи не сохранились. Приехал на Русь он уже известным мастером, приглашен был в Великий Новгород, много лет здесь жил и трудился, потом работал в Нижнем Новгороде, Переславле-Залесском, Коломне. В Москву Феофан Грек перебрался в 90-х годах XIV века. Расписал более 40 церквей. В 1378 году Феофан Грек был приглашен жителями Новгорода для росписи только что построенного храма Спаса Преображения на Ильине улице. Можно сказать, что это — главный памятник, по которому мы сегодня можем судить об искусстве Феофана.

Существует еще несколько икон и фресок, которые приписывают его авторству — «Донскую» икону Божьей Матери с «Успением» на обороте, «Преображение» и деисусный чин Благовещенского собора Кремля, некоторые другие. Но в той или иной степени все они идут «под знаком вопроса». Кроме того, известно, что Феофан работал также в Нижнем Новгороде, возможно, еще в Коломне, Серпухове.

Помимо совершенно особой живописи, он выделялся и личностными качествами. Существует прекрасное письмо московского книжника Епифания Премудрого (1415 года), в котором в нескольких предложениях точно описаны манера работы Феофана и даже его характер.

«Когда я жил в Москве, — пишет Епифаний, — там проживал и преславный мудрец, философ зело хитрый, Феофан, родом грек, книги изограф нарочитый и среди иконописцев отменный живописец, который собственною рукою расписал много различных церквей каменных — более сорока... Когда он все это рисовал или писал [красками], никто не видел, чтобы он когда-либо взирал на образцы, как [это] делают некоторые наши иконописцы, которые в недоумении постоянно в них всматриваются, глядя туда и сюда, и не столько пишут красками, сколько смотрят на образцы. Он же, казалось, руками пишет роспись, а сам беспрестанно ходит, беседует с приходящими и умом обдумывает небесное и духовное, чувственными очами просветленными небесную видит красоту... Сколько бы с ним кто ни беседовал, не мог надивиться его разуму, его иносказаниям [«притчам»] и искусному изложению [своих мыслей]»

Феофан, действительно, был отличный «философ». Его росписи в СпасоПреображенской церкви — один из самых лучших примеров иллюстрации «учения» Григория Паламы. Центральный вопрос в его трактатах — Фаворский свет — Свет, преображающий природу человека. С Паламой также связывают расцвет исихазма — подвига молитвы и молчания, внутренней сосредоточенности. Именно свет и внутренняя молитвенная сосредоточенность — главная суть живописи Феофана, качества, которые он доносит до зрителя.

Самое удивительное это то, как сложное богословие через искусство, через чувственное — наши глаза — напрямую передает духовное послание душе и духу человека. Фрески Преображенского храма — Спас Вседержитель в куполе, праотцы и пророки в барабане, росписи апсиды (святители, Евхаристия, несколько Праздников, Сошествие во ад, «Проповедь Христа апостолам») и Троицкого придела (ветхозаветная Троица, столпники, «Знамение» с ангелами, Престол со святителями, медальоны со святыми). В них Феофан полностью концентрируется на изображении отдельных фигур (даже если это сцены), а не на взаимодействии персонажей и повествовании о том или ином событии. Образы строгие, сосредоточенные. Основной художественный прием художника — пробела (высветления, вспышки краски), которые призваны выделить главные черты фигур, при этом они показывают внутреннюю силу и энергию, дополнительно подчеркивают сосредоточенность, глубину, обращенность вовнутрь. Духовное усилие — вот главная характеристика и образов, и самого творческого процесса иконописца. Он изображает Бога как непостигаемую силу, попытки соединения с которым требуют титанических усилий.

К концу XV века в древнерусском искусстве будет преобладать уже другая линия — спокойствие, задумчивость, красота образов. Но есть то, что, безусловно, объединяет две эти линии — суровой сосредоточенности Феофана Грека и спокойствия Андрея Рублева. Их языком передаются сложные богословские понятия и особые состояния духа, которые словами не описать. И это сложное становится простым, гармоничным, совершенным.


АНДРЕЙ РУБЛЕВ 650 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

На формирование мировоззрения Рублева большое влияние оказала атмосфера национального подъема 2-й половины XIV — начала XV веков, для которого характерен глубокий интерес к нравственным и духовным проблемам. В искусстве Андрея Рублева отразились важнейшие процессы эволюции духовной жизни не только Руси, но и всего византийского мира. Это, прежде всего формирование созерцательного поэтического образа, пришедшего в конце XIV- начале XV века на смену внутренне напряженным, нередко трагическим настроениям прежнего искусства. В отношении формы наблюдается идеальная гармония пропорций, цвета и красоты обликов.

Документальных свидетельств о Рублеве немного. Он родился около 1360 года, работал в Москве, в 1405 году вместе с Феофаном Греком и Прохором с Городца участвовал в украшении Благовещенского собора Московского Кремля. Вот первое летописное сведение о Рублеве как живописце: «Toe же весны почаша подписывати церковь каменую святое Благовъщенiе на князя великаго двоpъ, не ту, иже нынъ стоитъ, а мастеры бяху Феофанъ иконникъ Гръчинъ да Прохоръ старецъ съ Городца, да чернецъ Андреи Рублевъ...». В 1408 году вместе с Даниилом Черным расписывал Успенский собор во Владимире, после 1410 года написал икону «Троица» по заказу игумена Никона, в 1420-х годах участвовал с Даниилом и другими художниками в украшении Троицкого собора, был иноком Троицкого монастыря, затем Спасо-Андроникова. Там же он умер около 1430 года. Год смерти — предположительно определили по надписи на надгробной плите. Первоначальная плита не сохранилась, и до нас дошли лишь копии с нее. В надписи на ней сказано, что инок Андрей скончался в 1430 году в ночь на память Игнатия Богоносца, то есть, очевидно, 11 февраля (29 января по новому стилю).

О работах Андрея Рублева конца XIV века ничего неизвестно, хотя тогда он был уже признанным мастером. К этому периоду, повидимому, принадлежат миниатюры так называемого «Евангелия Хитрово», приписываемые Андрею Рублеву. Среди евангелистов с их символами замечателен образ ангела в круге — символ евангелиста Матфея. Ангел изображен идущим легкой и стремительной поступью. Одежды на нем с бурей складок впереди кажутся прозрачными и будто волнуются вокруг его фигуры, плотно охватывают стройную ногу. Двухцветные крылья откинуты назад и усиливают впечатление быстрого движения. Голова увенчана голубой лентой, концы ее стремительно и ломко вьются по ветру на фоне широкого нимба. Тона одежды белые, голубые, фиолетовые. Такой колорит характерен для рублевских работ. Оцепенелость фигур, свойственная живописи XIII века, а позднее скованность и неловкость движений сменяются к XV веку легкостью позы, плавностью и красотой силуэта. Эту особенность стиля и развивал Андрей Рублев, основатель нового в искусстве той поры — правдивой формы, естественности и тонкой поэтичности в выражении чувств.

В своих произведениях в рамках средневековой иконографии Рублев воплотил новое, возвышенное понимание духовной красоты и нравственной силы человека. Эти качества присущи иконам Звенигородского чина («Спас», «Апостол Павел», «Архангел Михаил», рубеж XIV–XV веков), где лаконичные плавные контуры, широкая манера письма близки приемам монументальной живописи. Центральное изображение чина — «Спас Вседержитель», лицо которого, написанное Рублевым, представляло собой для средневековой Руси высшую ступень в создании образа Христа. Художник замечательно передал силу и величие Божества в сочетании с подлинно человеческими чувствами. Цветовую гамму составляют золотистые, разных оттенков охры лика, темноватая легкая лазурь гиматия (на одежде). Выражение лица в сочетании с цветовой гаммой создает впечатление мудрого спокойствия.

В деисусном чине Рублева в Успенском соборе образ юной Богоматери в темном одеянии необычно лаконичен и покоряет строгой благородной красотой. В законченности, отчетливости силуэта сказались особенности творчества Рублева. Иначе писали Богоматерь византийские художники. В подобном чине Высоцкого монастыря в Серпухове в ее облике они выразили трагическое начало. Богоматерь не такая юная, как у Рублева, и написана тяжелыми, глухими тонами. Русские мастера стремятся вызвать у зрителя светлые и радостные чувства. Для искусства Древней Руси типичны ясность образа, его чистота и задушевный характер.

Спас из Звенигородского чина,
рубеж XIV—XV веков

Полное выражение жизни, иногда острое и всегда проникновенное, характерно и для последующих произведений Андрея Рублева. В его прекрасных образах улавливается благородство, глубокая содержательность.

«Троица» — центральное произведение Рублева, главная храмовая икона Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры. Она исполнена лаконично, дабы ни одна лишняя подробность не отвлекала от духовного общения с высшим миром. По преданию икона написана «в похвалу преподобному Сергию Радонежскому». В иконе Рублева звучат отголоски античной художественной традиции, всегда жившей в культуре византийского мира и через византийскую передачу усвоенной Русью. Эти отголоски – в красоте юных ангелов, в гармонической уравновешенности художественного строя. И в то же время «Троица» – одно из самых совершенных воплощений этического и художественного идеала древнерусской культуры.

Образы рублевских произведений полны высокой одухотворенности, в них слился многовековой опыт византийских и русских религиозно-нравственных исканий. Гармония ума и сердца раскрывается в созданиях Андрея Рублева.


ДИОНИСИЙ 560 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

Димитрий Прилуцкий с житием, икона из Спасо-Прилуцкого монастыря. Ок. 1503 г.

Дионисий Мудрый родился около 1450 — умер около 1520. С таким определением записано имя прославленного русского художника на страницах Патерика ИосифоВолоколамского монастыря. Дионисий – выдающийся иконописец, самый почитаемый художник Руси конца XV – начала XVI веков, современник Рафаэля, Леонардо, Ботичелли, Дюрера. Имел трех сыновей, двое – иконописцы Феодосий и Владимир.

Продолжая и развивая наследие Андрея Рублева, Дионисий создавал произведения, отражавшие подъем русской культуры в эпоху сложения централизованного Русского государства. К концу XV – началу XVI веков присоединением к Москве Новгорода, Пскова и Твери завершился процесс объединения русских земель в единое государство.

Тематику творчества Дионисия определяют религиозно-философские идеи общественного служения и долга, особое понимание роли Руси в ходе истории. Работам Дионисия присущ уверенный, изящный рисунок, легкий, прозрачный колорит, особая согласованность и пластичность композиций. Образы, созданные Дионисием, наполнены совершенной духовной гармонией, представлением о грядущем мире Царствия Небесного.

В его творчестве воспроизводится идеальный высший мир. Наиболее полно это выразилось в главном из сохранившихся произведений Дионисия – росписи собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря (1502–1503 гг.). Каждая икона как бы отражает в малом масштабе сущность горнего мира с его мягким сиянием небесного света, ровно разливающегося и не дающего теней. Произведения Дионисия, по сравнению с произведениями Андрея Рублева, более отдалены от мира, вознесены в сферу идеала. Пространственность передается у Дионисия лишь легким намеком. Главную роль играют точный, предельно скупой рисунок, ритм и цвет (преимущественно светлая колористическая гамма). Новаторство Дионисия заключалось и в типах ликов. Иконные образы с мелкими чертами сдержанны, утонченны, душевные движения более размеренны.

Деисусный ряд икон собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря отличается таким единством линейного и цветового ритма, которого до сих пор не достигала русская иконопись, сохранявшая в большей или меньшей степени индивидуальное решение икон Деисуса. Возникает впечатление, что представлен не только образ святого или события, но и отражено состояние сосредоточенного созерцания, в которое погружается зритель при обращении к иконе.

Большая тема в творчестве Дионисия – изображения русских святых, которые одновременно были и видными историческими деятелями: московские митрополиты Петр и Алексей, основатели северных монастырей Кирилл Белозерский и Дмитрий Прилуцкий.

Дионисий стал последним художником Божественного Света и зачинателем новой эстетической традиции. Но скоро, уже через 100 лет, найденное им гармоничное равновесие сурового аскетизма и земных благ будет нарушено в пользу второго. Красота, по Дионисию, – гармония того и другого.

Э.С. Смирнова.
Московская икона XIV-XVII веков.

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.