ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет





• Почему?

- Кате можно доверить детей.

- Илья очень ответственный.

• Будущая деятельность ребят не связана с педагогикой. Катя – экономист, Илья – юрист. И вдруг – вожатская деятельность:

- Я люблю детей, - не задумываясь, отвечает Катя.

- Первый раз мне было интересно попробовать себя в новом деле, - краток Илья. - Дети - это счастливый народ, они умеют радоваться жизни, - признается Катя. - Кто-то расстроил ребенка или обидел, а может, у него не получилось что-то - ребенок огорчен, а через несколько минут он опять открыт миру. Это удивительная черта детей - жизнерадостность.

• Что для тебя значит работа в лагере?

- Жизненный опыт. Дети – они же разные, из разных семей, с разным социальным статусом. Некоторым просто не хватает любви, тепла другого человека. Когда ты делаешь что-то хорошее для них, понимаешь, что живешь не зря. Когда делаешь доброе дело, может быть, вопреки, а не благодаря.

- Лагерь – непредсказуем, - отмечает Илья. - Едешь и никогда не знаешь, что тебя там ждет: это та жизнь, которая богаче выдумки…

• И все-таки обычно вожатый – это студент пединститута, который уже имеет и опыт, и знания. Нетрудно было – без подготовки?

- Первый раз я себя «попробовала» как вожатую еще в восьмом классе. Я была не вожатой даже, а помощником вожатого. Вожатыми в пришкольном лагере были учителя. Мне понравилось! – улыбается Катя. - «Настоящая» работа с детьми без учебы и подготовки пришлась на 2007 год в лагере «Русь», затем, готовясь к поездке в «Ребячью республику», я прошла курсы вожатых от ТОДОД «Родник».

- Да, - кивает Илья, - я тоже выпускник этих курсов, только занимались мы в разное время.

• Какими представления о лагере были до того, как в вашей жизни «начался» лагерь?

- Мое представление о том, что лагерь – это уникальная, творческая форма общения, только укрепилось. В любом лагерном деле почти все зависит от настроя вожатых, от того, горят этим делом вожатые или нет, - улыбается Катя. - Когда вожатый чем-то «горит», то и дети рядом с ним, как свечи от зажженной свечи, тоже начинают «зажигаться». Главное, чтобы было чем делиться и желание передавать это детям.

- Для меня лагерь всегда был, прежде всего, местом, где люди общаются. Ты приезжаешь на смену, никого не знаешь, а через две недели, уезжая, прощаешься со своими друзьями, и это здорово. Даже если ты больше с ними не встретишься, то все равно они останутся твоими друзьями, и ты будешь всегда о них помнить, - делится Илья.

• Православный лагерь отличается от обычного летнего лагеря?

- Конечно, отличается. Одно из ярких воспоминаний о православном детском лагере - это детская молитва. Просто удивительно видеть детей на вечерней молитве, а тем более рано утром на Литургии! Как дети умиротворяются, настраиваясь на тихий лад. В обычном лагере такого нет. Там перед отбоем дискотека и просто уложить спать взбудораженных детей очень сложно. Конечно, проводишь «свечку», ребята успокаиваются, - объясняет Катя.

• Катя, ты как-то обмолвилась, что православный лагерь «Русь» был палаточным. Несложно было?

- О! Я как раз там увидела, что Илья очень хороший напарник: он может и палатку разбить, и костер развести. В сложных делах на него можно полностью положиться.

• А Катя что умеет?

- Катя умеет занять детей, придумать, организовать, увлечь. Она может найти с ребенком общий язык, понять ребенка – и дети к ней тянуться, - с улыбкой отвечает Илья.

• А детям несложно в палаточном лагере? Все-таки неблагоустроенный быт…

- Ребенку в любом возрасте требуется достаточная физическая нагрузка, - качает головой Илья.

- Они в восторге! – подхватывает Катя. – И потом, дети легче переносят неблагоустроенный быт, благоустройство чаще нужно взрослым.

- В душном городе летом ребята больше утомляются, чем на природе, на свежем воздухе, - продолжает Илья. - Лагерь - это возможность бегать, прыгать, играть, купаться и соревноваться.

- У нас были спортивные состязания, творческие программы. Дети не стесняются проявлять себя – они просто живут этим, - поясняет Катя. – Конечно, им нравится: они вообще из лагеря уезжать не хотят.

• А о чем на свечках говорите с ребятами?

- О многом, - задумчиво отвечает Катя. - Прежде всего, «свечка» - подведение итогов прошедшего дня. Но с ребятами надо говорить и о настоящей дружбе, и о любви, и о вопросах нравственности, об уважении к старшим, об отношениях с родителями. Детство и отрочество - это тот период, когда закладывается основание жизни. Важно, чтобы оно было правильным. И если удалось стать другом ребенку, если эта дружба озарена порывом к чему-то светлому, доброму – у ребенка появляются нравственные ориентиры. В лагере много детей из неблагополучных семей: с ними родители вообще ни о чем не разговаривают! Дети просто предоставлены сами себе.

- Детям не хватает общения, внимания и любви взрослых, - добавляет Илья. – Это, к сожалению, не только проблема неблагополучных семей. Важно, чтобы дети понимали: вожатый – друг. Ему можно поведать свои сокровенные тайны; он всегда поймет, посоветует, может даже поругает, но поймет. Для ребенка это важно.

• В какие же краски была окрашена радуга лагерной жизни, и что больше всего врезалось в память?

- Приятно вспоминать искреннюю радость детей при победе в играх, их неподдельный азарт, - замечает Катя.

- Хорошо запомнился ураган с дождем, застигший нас прямо в палатках. Детей мы спрятали от дождя в автобусе, и всей мужской частью вожатского состава пытались спасти имущество, складывая его под крышу. Потом бегали за палатками, летающими по всему лагерю. В общем, скучно нам не было, - смеется Илья.

- Для меня самым приятным, что запомнилось больше всего, были детские слова о том, «что им со мной хорошо», - так, наверно, может сказать каждый вожатый, - слегка смущенно продолжает Катя. – Но это приятно, это согревает, это то, что заставляет приезжать в лагерь еще и еще.

• А какой опыт вы вынесли из «лагерной практики»?

- Я понял, что вожатый в первую очередь должен быть во всем и всегда с детьми. Если не нау- чишься чувствовать и понимать каждого ребенка в своем отряде, не наладишь с каждым личный контакт, то …. Просто время потерял…. Для ребенка важно еще и то, чтобы вожатый - почти ровес- ник – и все-таки мудрее, сильнее, находчивее, тогда они признают твой авторитет, - отвечает Илья.

- Важно, чтобы после лагеря осталось что-то настоящее и у тебя от детей, и у детей от тебя, что вы вме- сте в чем-то стали богаче: нам ведь тоже приходится чему-то учиться на ходу, - искренне говорит Катя.

• А каковы планы на ближайшее лето?

- Я заканчиваю университет, и продолжаю работу. Как получится, не знаю, - объясняет Катя.

– Вообще, мы с ребятами из Молодежного центра ведем работу с детьми. На Пасху, например, мы едем в детский дом с творческой программой. Если кто-то может чем-то помочь или просто хочет присоединиться к нам - милости просим.

Виктория Аверина



Страница «в контакте»: http://vkontakte.ru/club5438398
По электронной почте: mchvs@mail.ru
Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.