ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет




вященномученик Гермоген, епископ Тобольский (в миру Георгий Ефремович Долганов), родился 25 апреля 1858 года в семье единоверческого священника Херсонской епархии.

Первоначальное образование Георгий получил в духовной школе родной епархии. Затем выдержал экзамен на аттестат зрелости при классической гимназии города Ананьева Херсонской губернии и поступил в Новороссийский университет Одессы, где окончил полный курс юридического факультета. Здесь же он прошел курс математического факультета и слушал лекции на историко-филологическом факультете. Глубоко религиозный с детских лет, Георгий рано почувствовал влечение к подвижнической жизни. Но решительный шаг ему помог сделать архиепископ Херсонский Никанор (Бровкович). Способствовало окончательному выбору и занятие науками, ибо того, кто добросовестно и смиренно ищет истину, науки приведут к Богу.

Окончив университет в Одессе, он поступил в Санкт-Петербургскую Духовную академию и здесь принял монашество с именем Гермоген. Со времени рукоположения он своим истовым богослужением в академическом храме снискал много почитателей.

В 1893 году иеромонах Гермоген окончил академию и был назначен инспектором, а затем ректором Тифлисской Духовной семинарии с возведением в сан архимандрита. Не ограничиваясь просветительской деятельностью в рамках семинарии, он создавал церковные школы и содействовал распространению миссионер- ства среди населения российской окраины.

14 января 1901 года в Санкт-Петербурге в Казанском соборе состоялась хиротония архимандрита Гермогена во епископа Вольского, викария Саратовской епархии. Недолго пробыл он викарным епископом; в 1903 году его назначили епископом Саратовским и в том же году вызвали для присутствия в Святейшем Синоде.

Став правящим архиереем, он сразу заявил свою программу: «Трудиться, трудиться и трудиться на благо паствы, в союзе мира и любви, в послушании власти, при полном единении сил и единодушном стремлении соработников принести пользу тем, для кого назначаются работы». Особое внимание святитель обратил на развитие миссионерского дела. Строились новые церкви, скиты, молитвенные дома и часовни. В монастырях вводились уставные церковные службы и пение, выписывалась братия с Афона и из других обителей, отличавшихся строгостью жизни и соблюдением устава. К миссионерской деятельности епископ привлек много верующих людей, многих с высшим образованием. Началось издание брошюр и листков по вопросам веры для широкого распространения в народе, которые бесплатно раздавались по церквам и в школах. Были организованы религиозные чтения и внебогослужебные беседы, программу для которых составлял сам епископ, и он же руководил ими. Часто обuезжая приходы епархии, святитель служил с таким благоговением и молитвенным настроем, что крестьяне одного из сел говорили своему священнику: «Деды и прадеды не видали такого. Нам не забыть этого светлого торжества, но из рода в род, от отцов к детям, от детей ко внукам перейдут наши рассказы о приезде владыки Гермогена к нам в село».

Во всех городских храмах во время революционных беспорядков, по благословению владыки, совершались ежедневные вечерние богослужения, говорились пропове- ди, разuяснявшие существо событий и раздавались книги, так что народ довольно скоро разобрался в происходящем и волнения прекратились.

6 февраля 1905 года святитель отслужил панихиду по убиенному великому князю Сергею Александровичу, сказав, что в кровавой смерти его повинны не только террористы, но и русское общество, многие члены которого мало веруют, не исполняют и даже отвергают уставы и устои государственные.

С большой любовью и уважением относился к епископу Гермогену святой праведный Иоанн Кронштадтский, который говорил, что за судьбу Православия он спокоен и может умереть, зная, что епископы Гермоген и Серафим (Чичагов) продолжат его дело, будут бороться за Православие. Отец Иоанн, предрекая мученическую кончину святителя, писал ему в 1906 году: «Вы в подвиге; Господь отверзает небо, как архидиакону Стефану, и благословляет Вас».

На очередной сессии Святейшего Синода в конце 1911 года епископ разошелся во мнениях с обер-прокурором Синода В. К. Саблером по поводу попытки введения в Православной Церкви корпорации диаконис и чина заупокойного моления об инославных. Обер-прокурор Синода подал Царю доклад с просьбой уволить епископа Гермогена от присутствия в Святейшем Синоде, повелев ему отправляться в епархию.

Сам епископ по поводу своего увольнения писал: «Своими выступлениями в Синоде я начал борьбу не с иерархами…а с тем чиновничьим отношением к делам Церкви, какое наблюда- ется в Синоде за последнее время...».

Узнав, что архиерей не уехал, Саблер просил Императора уволить преосвященного Гермогена от управления Саратовской епархией и сослать в Жировицкий монастырь. Император согласился, и в тот же день, 17 января, подписал указ об увольнении его от епархии с местопребыванием в Жировицком монастыре.

Несколько лет спустя, находясь в Тобольске под стражей, Государь Николай Александрович просил настоятеля Кафедрального собора Владимира Хлынова передать епископу Гермогену земной поклон и просьбу простить его, Государя, за отстранение от кафедры. В ответ владыка передал ему земной поклон и, в свою очередь, просил прощения.

Скорбно было святителю, когда он прибыл в Жировицы, но скорбь эта была не за себя и не за свою участь, а за будущее Православной Церкви, России и царской семьи. Бывало, закрыв лицо руками, он долго и безутешно плакал и тогда говорил:

«Идет, идет девятый вал; сокрушит, сметет всю гниль, всю ветошь; совершится страшное, леденящее кровь — по- губят Царя, погубят Царя, непременно погубят».

(Продолжение следует)

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.