ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет




ак повествуется в евангелии от Иоанна, после воскрешения Лазаря, когда молва о чудесах Христа в народе достигла своего апогея, иудейские старейшины окончательно решили убить Его. Они лихорадочно искали способ исполнения своего намерения. Желая обогатиться, руководствуясь греховной страстью, один из Христовых учеников, Иуда Искариот, предложил им предать за 30 сребреников своего Божественного Учителя. В вечер четверга, после Тайной вечери, Иуда исполнил свое предательское дело. Христос был пленен. Но иудейское право запрещало совершать арест вечером или ночью. Как исключение допускался ночной арест при опасности того, что в течение ночи преступник может совершить новое преступление или скрыться. Но даже тогда судебный процесс мог начаться только утром следующего дня. В книге Деяний мы видим, что по этой причине и заключенные апостолы содержались в темницах до утра.

Уголовный процесс у древних евреев по форме и порядку отличался от практики в нашем современном судопроизводстве. У нас такой процесс может быть инициирован не только гражданами, но и самой государственной властью, в рассматриваемом же нами периоде истории еврейского народа суд мог состояться только по жалобе свидетелей. Они, а не власть, выступали в качестве обвинителей (Втор. 21,18-20; Дан. 13,28-40; 3 Цар. 21,13-14). На суде у находящегося на покое первосвященника Анны никаких свидетелей-обвинителей мы не видим. Не ожидавшие столь скорого исполнения своих злых мечтаний и застигнутые врасплох предложением Иуды, первосвященники еще не успели найти и подготовить «свидетелей». Анна обращается сам к Христу с вопросом о Его учении и учениках. Господь же отвечает: «Что спрашиваешь Меня? Спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают, что Я говорил». Этими словами Он прямо указывает Анне на незаконность допроса в той форме, какой не знало и не допускало еврейское судопроизводство.

Один из слуг первосвяuенника, желая угодить своему господину, ударил Спасителя по ланите, что явилось очередным нарушением законаВопреки запрету проиcводить судебные раcбирательства ночь, Каиафа судит Спасителя именно ночь, торопясь исполнить задуманное убийство. «Первосвященники и старейшины и весь синедрион искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать его смерти, и не находили; и хотя много свидетелей приходило, не нашли. Но наконец пришли два лжесвидетеля и сказали: Он говорил: могу разрушить храм Божий и в три дня его создать» (Мф. 26, 59-61). У евангелиста Марка же обвинение «свидетелей» звучит по-другому: «Мы слышали, как Он говорил: Я разрушу храм сей рукотворенный, и через три дня воздвигну другой, нерукотворенный». Суд не имел права обращать внимание на одиночные свидетельские показания, видимо поэтому и, может быть, по незначительности обвинений показания многих свидетелей были проигнорированы. Особо отмечаются в Евангелиях последние лжесвидетельства двух человек (так как суд мог принять только совершенно одинаковые показания двух-трех свидетелей), которые заведомо неверно указывали на слова Христа. Но, кроме того, видимо, они еще и каждый по-разному их процитировали, как и по-разному звучат их обвинения у евангелистов. А это уже говорило о ложности всех их свидетельств, так что «и такое свидетельство их не было достаточно» (Мк. 14, 59).

Пытавшийся до того сохранить форму законности процесс был проигран, и Обвиняемого должны были тотчас отпустить, но это не входило в планы пленивших. Первосвященник спрашивает Христа, почему он ничего не отвечает на обвинения, но молчание Господа красноречиво указывало на и так понятную несостоятельность обвинений.

Первосвященник идет против совести и закона и заклинает Иисуса именем Божиим: «заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?» И Христос отвечает… Но требовать от подсудимого клятвы нельзя: обвиняемый может хранить молчание и не обязан свидетельствовать против себя. Кроме того, приcнание самого подсудимого не является по еврейскому закону доказательством его вины и не принимается судом! «Наш закон, - говорит Маймонид, - никого не осуждает на смерть на основании его собственного признания». «Так учат наставники, - говорит некий Кокцей, - что никто на основании собственного признания или прорицания пророка не может быть предан смерти». Признание подсудимого – это свидетельство одного человека, а нужно, по крайней мере, два!

Услышав на свой вопрос ответ Христа: «Я; и вы узрите Сына Человеческого сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных», - первосвященник разорвал на себе одежды, лицемерно показывая свое великое возмущение. Но разрывать одежду первосвященнику было запрещено (Лев. 10:6; 21:10), и запрещение это было, видимо, пророческим, сказанным как раз для этого случая более тысячи лет назад.

Скажем, пожалуй, самое важное: члены суда признали Его повинным смерти за то, что Он назвал Себя Сыном Божиим. Но запрещения называть себя Сыном Божиим не было в Израиле. О Предвечном рождении Сына Божия в священных ветхозаветных книгах есть указание, но дано оно прикровенно (Пс. 2, 7). Поэтому и не было закона, наказывающего за самозванное объявление себя Сыном Божиим. Не было также закона, приговаривающего к смерти того, кто назвал бы себя Мессией. Не было, и быть не могло. Раз Христос должен прийти в мир, то Он должен и открыться людям, т. е. назвать Себя Христом. Мог быть предан суду человек, ложно называющий себя Христом. Но это уже другая юридическая ситуация: не осуждение человека за то, что он назвал себя Христом, а расследование и установление, является ли назвавший себя Мессией таковым в действительности.

Вскоре после того иудейские вожди произнесли приговор: «повинен смерти» – и это было очередное правонарушение. Закон требовал, чтобы, когда суд закончен, преступление доказано и следует произнести смертный приговор, обвиняемый должен быть отведен в темницу, а суд весь день должен обсуждать деяние, доказательства и определять наказание. И только на следуюшее утро наказание утверждалось. Члены синедриона нарушили эту важную гарантию справедливости приговора. Они торопились, ибо приближался священный для иудеев субботний день, который приходился на праздник Пасхи, и тогда не подобало совершать никаких дел. Это объясняет, почему были совершены и предыдущие нарушения закона: ночной арест, ночной процесс, расследование без обвинения свидетелей-очевидцев или потерпевших.

Чтобы формально соблюсти закон, хотя приговор уже и был вынесен ночью, утром снова созвали синедрион и вновь на основании слов одного Христа, а не требуемых законом свидетелей, повторно огласили приговор, считая Его слова богохульством. Однако смертный приговор мог быть приведен в исполнение только с санкции римского прокуратора.

Скажем также несколько слов об «авторитетном» римском праве. Не будем пересказывать всего, что происходило в претории на суде у Понтия Пилата, отметим только его слова: «Вы привели ко мне человека сего, как развращающего народ; и вот, я при вас исследовал, и не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его; и Ирод также: ибо я посылал Его к нему, и ничего не найдено в Нем достойного смерти» (Лк. 23, 14-15). Для удовлетворения желания толпы прокуратор определил: «Итак, наказав Его, отпущу»; – и предал Спасителя на бичевание. Пилат более трех раз заявлял, что не находит вины у Иисуса Христа, но вопреки этому он ни за что, то есть противозаконно, предал Его на бичевание. После страшных побоев Пилат вывел Спасителя к людям, надеясь, что его вид утолит желание крови у народа. Однако ошибся… Компромиссный приговор, вынесенный прокуратором, был шагом к его окончательному отступлению от правды и законности. Его малодушие ободрило иудеев, и они усилили свой натиск. «Если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю» (Ин. 19, 12), – кричали они. Слова эти испугали Пилата. Римскому императору уже было отправлено несколько жалоб на него. Притом обвинение «враг кесарю» составляло государственную измену и наказывалось смертью. Пилат отступил. Он нарушил положение, провозглашенное римским правом, что за одно деяние может было наложено только одно наказание. Вопреки тому, что Христос претерпел несправедливое и бесчеловечное наказание – бичевание, прокуратор одобрил смертный приговор иудейского синедриона.

Иерей Григорий Мансуров, г. Тюмень,
председатель издательско-информационного отдела
Тобольско -Тюменской Епархии


Использованная литература:

1. Маккавейский Н. Археология истории страданий Господа Иисуса Христа. – К.: «Пролог», 2006;
2. Протопр. Радко Поптодоров. юридический аспект процесса против Спасителя. - glinskie.ru;
3. Материалы сайта Православие.ru

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.