ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Религиозные взгляды “Властелина колец“ Дж. Р.Р. Толкиена

Центральное место в литературном творчестве Дж. Толкина занимает роман «Властелин колец», который, по замыслу автора, следует рассматривать как единое и целостное произведение. При этом разделение его издателем на три книги следует считать не существенным для понимания и анализа. Те сказания, которые стали основой для «Властелина колец» и, в какой-то мере, определили его сюжет, или сыграли роль предыстории и дополнений создавались Дж. Р.Р. Толкином в течение многих и многих лет. И на протяжении всех этих лет, даже с учетом того, что Толкин резко менял свои взгляды по некоторым вопросам (например, о «детских» сказках и сказках для детей), неизменным оставалась его христианская (католическая) вера.

На основании достаточно обширной переписки, научных и публицистических статей и на основе анализа собственно литературного творчества Дж. Р. Р. Толкина можно выделить 3 основных принципа (хотя в зависимости от того или иного читателя и/или исследователя их число может варьироваться), способствующих пониманию «Властелина колец» с точки зрения автора романа и христианской традиции. Конечно, термин «принципы» достаточно условен, скорее это «ориентиры», то есть то, что помогает не сбиться с пути, но как бы там ни было, вот они:

1. «Властелин колец» - литературное произведение, написанное Дж. Р.Р. Толкином для своего собственного удовольствия, т.е. так, что бы понравилось, прежде всего, самому автору.

2. «Властелин колец» не аллегория, не роман «на злобу дня».

3. «Властелин колец» в основе своей произведение религиозное и католическое».

Как бы странно ни звучала формулировка первого принципа-ориентира необходимо подчеркнуть, что перед нами именно литературно-художественное произведение, а не богословский, философский или оккультный трактат. Очевидно, что Толкин не писал ни первого (хотя, несомненно, был христианином), ни второго, ни, тем более, третьего.

Нельзя назвать «Властелина колец» проповедью христианства в традиционном смысле слова, ведь проповедь для Толкина - прямой разговор о Христе и также богословие учителей и отцов Римо-Католической Церкви. Более того, его художественный мир нельзя описать языком метафизики. Также совершенно не верно видеть в сюжете и поступках героев призыв к оккультно-магическим практикам.

Работая над романом на протяжении 12 лет, Дж. Р.Р. Толкин создавал литературный мир-миф так, чтобы он сам ему показался бы интересным и привлекательным. По сути мир «Властелина колец» - мир древней истории (хоть и вымышленной), давно забытой, но не утраченной окончательно. В лекции «Беовульф: чудовища и критики» (1936 г.) Дж. Р.Р. Толкин сказал следующие слова: «Какую пользу принесет потомкам рассказ о поединках Гектора? Кто Ингольд перед Христом?

Автор «Беовульфа» продемонстрировал, что в сохранении сокровищ памяти о людских подвигах во времена темного прошлого, когда человек пал, но еще не обрел спасения, оказался в немилости, но не был отвергнут, заключено непреходящее благочестие (pietas)». Такую характеристику можно отнести, как мне кажется, не только к автору «Беовульфа», но и к автору «Властелина колец». Имея благодатную почву из древних, средневековых и сказочных произведений (сюда входят Илиада, Одиссея, Беовульф, Морестранник, Калевала, Старшая и Младшая Эдды, волшебные сказки и др.) Дж. Р.Р. создал совершенно новый мир, который нельзя свести ни к одному из его источников.

Очевидно, что профессор Толкин блестяще владел приемами художественного, публицистического и научного творчества, но, вместе с тем, вполне сознательно отказался от аллегории в работе над «Властелином колец». Аллегория, по сути своей, отождествление чего-то с чем-то. И она иногда встречается и Толкина, например, в той же лекции о «Беовульфе». Однако применительно к такому самостоятельному художественному произведению, которое создавал Дж. Р.Р. Толкин она мало подходила. Кроме этого профессор писал свое произведение о древних временах и хотел, чтобы его читали не только разные люди, с разным духовным, нравственным опытом и образованием, но даже разные поколения людей, и, при этом, находили в нем что-то ценное для себя. И история восприятия «Властелина колец» показала, насколько он был прав. Ведь отождествление кольца с Атомной бомбой, Мордора с СССР, неуклюжи и нелепы до такой степени, что вполне способны обесценить все то светлое, что есть в романе. Да, конечно, «Властелин колец» говорит об угрозе Власти, но эти угрозы в каждую эпоху свои.

«Властелин колец» в основе своей произведение религиозное и католическое; поначалу так сложилось неосознанно, а вот переработка была уже вполне сознательной», - писал профессор Толкин в 1953 году о. Роберту Марри. Далее по тексту этого письма он признается, что убрал почти все религиозные культы из сюжета в процессе доработки. Такой ход, надо отметить, говорит об уважении церковной веры, сдержанности и благоразумии автора, а не о «безбожии мира» Властелина колец.

В религиозном отношении третья эпоха Средиземья дохри- стианская, но в тоже время и доязыческая (скорее даже предязыческая). Ведь язычество как таковое есть явление человеческой религиозной жизни и культуры. По слову св. Дионисия Ареопагита: «...сами народы добровольно отпали от прямого пути, ведущего к Богу, по самолюбию, гордости и безрассудному почитанию вещей, в которых они думали находить Божество» (О небесной иерархии IX, 3). И сам Толкин всей структурой произведения четко проводит мысль, что с победой над Сауроном только начинается эпоха людей. Конечно же языческих культов мы не найдем у хоббитов, чужды им и другие народы Средиземья.

По сути «Властелин колец» - это одно большое путешествие и основная сюжетная линия связана с кольцом всевластия. Строго говоря, она приобретает характер уничтожения кольца благодаря решению Гандальфа и Фродо с его друзьями, хотя общая роль кольца значительно сложнее, - все основные герои, так или иначе, подвергаются его воздействию. Думаю, что уместно разделить героев на тех, кто не поддался этому искушению, ни минуты не владея кольцом и на тех, кто, так же не поддался искушению, являясь его «хозяином» пусть даже несколько мгновений. Гандальф и Галадриель, а также Арагорн, понимая всю страшную и разрушительную суть этой реликвии, отказываются от той власти, которая она может дать, ибо подчинение кольцу есть подчинение Саурону и, соответственно, Мелькору. Бильбо, пожалуй, один из редких персонажей кто, будучи «владельцем» кольца, отказался от него добровольно и сознательно, хотя такое решение далось ему отнюдь не просто. Так же добровольно отдает кольцо Сэм в Мордоре, когда он, думая, что Фродо погиб, решает взять эту ношу на себя, но возвращает его, когда находит Фродо живым. Боромир отдает кольцо, которое случайно потерял Фродо, но через некоторое время поддается искушению и пытается отнять его, но раскаивается и погибает как герой. Фарамир также преодолевает искушение. Да, каждый из главных героев по-своему борется с всепоглощающей властью Кольца, но, и это автор подчеркивает особо, без дружбы, верности, любви, отваги, рассудительности, смелости у них вряд ли что-нибудь получилось.

То что, Фродо решил завладеть кольцом на склоне роковой горы есть свидетельство того огромного пути, который он преодолел. «Фродо предпринял свой поход из любви - чтобы спасти знакомый ему мир от беды за свой собственный счет, если получится; а также и в глубоком смирении, понимая, что для этой задачи он совершенно непригоден», - писал Дж. Р.Р. Толкин Э. Элгар. И почти в самом финале Фродо отказывается от любого оружия и идет на смерть (как он думал) безоружным. Но у Фродо во всех его испытаниях было одно решающее преимущество, - Сэм. Забота, терпение, верность и искренняя дружба Сэма являются опорой для Фродо во время его тяжелейшего и опаснейшего пути и, фактически, основным стержнем романа. «Фродо не ушел бы без Сэма далеко...»

Суть настоящей волшебной сказки в счастливой развязке, и любая добрая сказка заканчивается по-доброму, хотя до счастливого финала герои, зачастую, проходят через страшные испытания. В эссе «О волшебных историях» (1939 г.) Дж. Р. Р. Толкин называет такую развязку «эвкатастрофой», как бы в противовес известному слову «катастрофа». Эвкатастрофа - внезапный, непредсказуемый переход от плохого к доброму, от тьмы к свету. Но для Толкина как христианина счастливая концовка (эвкатастрофа) - это благодать Божия, спасительная сила.

Так, где во Властелине колец эвкатастрофа? Для всех героев романа есть один враг, который ни кому из них не по зубам, - Саурон, один из падших айнуров, представший перед эльфами в своем светлом («ангельском») обличии Аннатара и обманувший их, и укравший секрет ремесла и, втайне, выковавший кольцо всевластия. Стоит заметить, что ремесленное искусство - дар Илуватара (эльфийский образ Бога-Творца) эльфам. Значит, кольцо всевластия есть результат искажения того, что было даровано Творцом своим любимым созданиям. И для того чтобы уничтожить кольцо надо вступить, так или иначе, в поединок с Сауроном (пускай даже в виде обмана).

Но ведь Фродо не выдерживает искушения! Так Кто же уничтожает кольцо? Вот, она эвкатастрофа - казалось бы, хранитель кольца сломлен, но воля невидимого Творца разрушает страшные чары Саурона и его жуткой страны. У жерла Роковой горы каждый получает свое: для Голлума - кольцо и огненная бездна, для Фродо - спасительная рука Сэма... Толкин именно таким уничтожением кольца совершенно очевидно говорит о том, что без Господа победа была бы невозможна. Саурон - не Властелин колец, он не может быть им, он - узурпатор, злой бунтарь, слуга своего хозяина. Илуватар - настоящий Властелин всех колец. Название романа - «Властелин колец» говорит о Творце всего видимого и невидимого мира. Роман Толкина о безграничной Божией милости и любви.

Итак, филолог, папист и писатель Дж. Р.Р. Толкин (так его воспринимал К.С. Льюис в самом начале их знакомства) создал удивительно яркий, глубокий и загадочный Мир-Миф, который был и продолжает быть чрезвычайно притягательным для многих и многих людей. Как найти свою «дорогу в Средиземье»? Как не потеряться и не заблудится в этом мире? Ведь по верному слову самого Дж. Р.Р. Толкина в сказочном мире безрассудные могут попасть в ловушку. И для того чтобы этого не произошло, кроме всего прочего, необходимо помнить о христианских и нравственных ориентирах в жизни, научном и литературном творчестве автора «Властелина колец».

Александр Казаков
Материал подготовлен редакционным коллективом научного богословского портала «Богослов.ru», опубликован на сайте портала

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.