ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Царское служение

Cозидательная деятельность, помощь нуждающимся были неотъемлемой частью жизни многих представителей Дома Романовых. На собственные средства ими создавались лазареты, санитарные поезда, дома инвалидов, мастерские, школы, лечебницы и многое другое. Например, Великая княгиня Мария Павловна поддерживала лазарет для раненных солдат, родная сестра Николая II, Великая княгиня Ксения Александровна сформировала санитарный поезд для оказания помощи солдатам в период Русско-японской войны. Но, может быть, самый разительный пример бескорыстного служения людям, был показан жизнью Царской Семьи и Великой княгини Елизаветы Федоровны, которые личным трудом в течение длительного и трудного для России времени самоотверженно помогали очень многими делами. Трудами Царской Семьи и Великой княгини Елизаветы Федоровны осуществлялись пожертвования на строительство храмов, поддержание различных епархий. В период царствования Николая II было прославлено больше святых, чем за весь 19 век, было открыто более 200 новых монастырей, построено более 7 тысяч новых церквей (в том числе Феодоровский собор в Царском Селе, впоследствии разрушенный большевиками). Строились православные храмы за границей, активно поддерживалась зарубежные епархии. (1, С.139) Например, «заботами императорской Семьи было воздвигнуто несколько православных храмов на родине Александры Федоровны, в Дармштадте... Подземный храм во имя прп. Серафима Саровского явился подлинной сокровищницей старинной иконописи и церковной утвари… Под покровительством императрицы работали комитеты по сооружению храмов в память моряков, погибших в Русско-японской войне 1904-1905 гг., и собора Святой Троицы в Петрограде». (3)

Марфо-Мариинская Обитель милосердия была создана трудами и на средства Великой Княгини Елизаветы Феодоровны 23 (10) февраля 1909 года. В этот день Великая княгиня сняла траурное платье, которое носила в память об убитом муже, облачилась в белое одеяние сестры милосердия и, собрав послушниц своей обители, объявила: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир - в мир бедных и страдающих». Обитель жила по Уставу написанному самой Елизаветой Феодоровной с благословения старцев Троице-Сергиевой Лавры и Оптиной пустыни. Идея создания обители с монастырским укладом, но без пострига в монашество, привлекала молодых женщин, давала право выбора: уйти из обители в случае замужества, либо принять обет послушания в ее стенах. Они обучались навыкам практической медицины и педагогики, работали как медсестры, оказывали первую помощь, осуществляли уход за больными, постигали азы акушерства, хирургии. Среди сестер постепенно определились воспитательницы, учителя начальных классов, сиделки, сотрудницы аптеки и библиотеки.

За время своего существования с 1909 по 1926 гг. обитель сумела помочь тысячам страждущих. Здесь действовали следующие социальные программы: бесплатная лечебница и дешевая аптека; бесплатная столовая; приют для девочек-сирот; воскресная школа для детей и взрослых; патронажная служба; помощь раненым воинам-ветеранам Первой мировой войны; раздача гуманитарной помощи; забота о семьях погибших солдат и офицеров. Основным направлением деятельности обители было медицинское. Сестры обители проходили курс обучения медицинским знаниям. Главной их задачей было посещение больных, бедных, брошенных детей, оказание им медицинской, материальной и моральной помощи. В больнице обители работали лучшие специалисты Москвы, все операции проводились бесплатно. Здесь исцелялись те, от кого отказывались врачи.

Одним из главных мест бедности, которому Великая княгиня уделяла особое внимание, был Хитров рынок. Елизавета Феодоровна в сопровождении своей келейницы Варвары Яковлевой или сестры обители княжны Марии Оболенской, неутомимо переходя от одного притона к другому, собирала сирот и уговаривала родителей отдать ей на воспитание детей. Она старалась спасать детей… Сестры обители посещали ночлежки и трущобы. Бедных людей они одевали, обували, трудоустраивали, учили на дому, безвозмездно лечили их, снабжали необходимыми лекарствами.

С началом Первой мировой войны часть сестер обители отправилась в полевые госпитали, а Великая княгиня организовала комитет по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну, который снабжал солдатские семьи семенами, продовольствием, устраивал дешевые столовые, приюты для детей, ясли. (2)

В книге «Подвиг царской семьи» Дмитрий Орехов пишет: «Александра Федоровна, приехав в Россию на десять лет позже, пошла по тому же пути, что и старшая сестра… Императрица на личные средства основала в Царском Селе школу нянь, при которой был создан приют для сирот… Открыла инвалидный дом для двухсот солдат-инвалидов японской войны, которые обучались ремеслам в специально построенных мастерских... Государыня основала в Петербурге школу народного искусства, для обучения кустарному делу... Будучи на летнем отдыхе в Крыму… императрица не позволяла себе сидеть без дела. Осмотрев туберкулезные больницы в Ялте, она пришла к выводу, что дело поставлено в них чрезвычайно плохо, и решила на собственные деньги построить туберкулезные санатории со всеми усовершенствованиями, что вскоре и было сделано. Фрейлины и самые близкие друзья помогали ей в этом. А. Танеева вспоминала: «…Сколько я возила денег от Ее Величества на уплату лечения неимущим! Если я находила какой-нибудь вопиющий случай одиноко умирающего больного, Императрица сейчас же отправлялась со мной, лично привозя деньги, цветы, фрукты, а главное — обаяние, которое она всегда умела внушить в таких лучаях, внося с собой в комнату умирающего столько ласки и бодрости. Сколько я видела слез благодарности! Но никто об этом не знал; Государыня запрещала мне говорить об этом». В 1911 —1914 годах императрица организовывала в Ялте благотворительные базары в пользу больных туберкулезом. Базары эти неизменно приносили значительные суммы денег. «Она сама работала, рисовала и вышивала для базара и, несмотря на свое некрепкое здоровье, весь день стояла у киоска, окруженная огромной толпой народа...»

Едва началась война… «Государыня, забыв свои недомогания, занялась лихорадочно устройством госпиталей, формированием отрядов, санитарных поездов и открытием складов ее имени в Петрограде, Москве, Харькове и Одессе... Переехали в Царское Село, где Государыня организовала особый эвакуационный пункт, в который входило около восьмидесяти пяти лазаретов в Царском Селе, Павловске, Петергофе, Луге, Саблине и других местах. Обслуживали эти лазареты около десяти санитарных поездов ее имени и имени детей. Чтобы лучше руководить деятельностью лазаретов, Императрица решила лично пройти курс сестер милосердия военного времени...» Для практики она вместе с двумя старшими дочерьми поступила в первый оборудованный лазарет при дворцовом госпитале.

Императрица рано вставала, а ложилась иногда далеко за полночь. Каждый день в девять часов утра она заезжала в церковь Знамения, к чудотворному образу. Из церкви Знамения она отправлялась на работу в лазарет. Иногда ночью императрица приезжала на кладбище, где хоронили солдат и офицеров, скончавшихся в царскосельском госпитале, и молилась за их души.

«Государыня, две ее старшие дочери и я работали как сестры милосердия под наблюдением женщины-врача Гедройц, — писала в своих воспоминаниях Анна Танеева. — Мы приезжали в госпиталь к девяти часам утра и сейчас же направлялись в операционную, куда привозили раненых, разгружаемых с прибывших с фронта поездов. Состояние этих раненых не поддается никакому описанию. На них была не одежда, а окровавленные тряпки. Они были с ног до головы покрыты грязью, многие из них уже сами не знали, живы ли они; они кричали от ужасной боли. Мы мыли руки в дезинфекционном растворе и брались за работу...» Великой княжне Ольге было тогда девятнадцать лет, Великой княжне Татьяне — семнадцать. И Ольга, и Татьяна работали рядовыми хирургическими сестрами, ничем не показывая, кто они такие.

В середине сентября 1914 года Ольга и Татьяна успешно окончили обучение, выдержали экзамен и наряду с другими сестрами получили красные кресты и аттестаты на звание сестер милосердия. Великие княжны гордились этой формой и не любили снимать ее. Эта форма сестер милосердия стала для дочерей императора подлинным монашеским одеянием. Когда началась война, они были совсем юными. Жизнь их была лишена всего того, что обычно красит девичью жизнь. Они не присутствовали ни на одном светском балу; лишь два-три раза они были на вечерах у своей тетки, Великой княгини Ольги Александровны. Приближенные в один голос отмечали, что образ их жизни во дворце был замкнутым и суровым. Ученье, рукоделие, присутствие на официальных приемах, долгие церковные службы. Во время войны ко всему этому прибавился еще и изнурительный труд в лазарете.

Когда началась война, Великой княжне Марии было пятнадцать лет, а Великой княжне Анастасии — тринадцать. «Лазареты называли их именами, но сами они еще не были достаточно велики для работы в них, — вспоминала А. Танеева. Великие княжны Мария и Анастасия знали всех раненых и всегда старались развлечь их... Часто вечерами Великие княжны приносили в госпиталь свое вышиванье». «Мария и Анастасия Николаевны работали на раненых шитьем белья для солдат и их семей, приготовлением бинтов и корпии; они очень сокрушались, что, будучи слишком юны, не могли стать настоящими сестрами милосердия, как Великие княжны Ольга и Татьяна Николаевны», — писала С. Офросимова.

До нас дошло множество писем старших Великих княжон из тобольской ссылки… Великие княжны пишут письма на волю: справляются о здоровье родных и близких, расспрашивают о судьбе знакомых, вспоминают дни, проведенные в царскосельском госпитале. «Существует ли наш лазарет? Кто теперь перевязывает? Что будет в нашем старом лазарете?» — часто спрашивает в письмах из заточения Великая княжна Татьяна. «Простите, что так много вопросов, но так интересно знать, что происходит у вас. Вспоминаем постоянно, как хорошо было работать в лазарете и как мы с вами всеми сжились...» (14 апреля 1917 г.). (1, С.69-88, 102-105)


По материалам:

1) Орехов Д. Подвиг царской семьи. – С-Пб.:ИД «Невский проспект», 2002.–224с., ил.

2) Сайт Марфо-Мариинской обители: http://www.new.mmom.ru/

3) http://www.pravenc.ru/text/64450.html Г.В. Шевченко

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.