ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Подвиг Русской Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны

Подвиг – слово военное. Закрыть своей грудью вражеский пулемет и тем спасти однополчан от верной гибели – подвиг. Молчать на допросе под пытками и спасти бойцов своего партизанского отряда – тоже подвиг. Много подвигов совершалось и сейчас совершается русскими солдатами и офицерами. Чтобы совершить подвиг, нужна смелость. Для подвига нужна сила духа. Ведь, совершая подвиг на войне, приходится смотреть в глаза своей смерти. А еще нужна любовь. Любовь, чтобы отдать жизнь «за други своя»…

Не все знают другой подвиг: любить, когда гонят и убивают, любить, когда унижают и клевещут, любить, когда отвержен и растоптан… С древнейших времен на Руси ратные подвиги совершались под церковными хоругвями, с заступничеством чудотворных икон. Много раз русская армия выходила защищать Отчизну, получив благословение Церкви. Русская Православная Церковь всегда была с народом. С ним делила она тяготы и невзгоды. Но к началу Великой Отечественной войны Церковь была обескровлена, разорена, существовала в невыносимых условиях. У власти в стране стояли люди, которые уже больше 20 лет гнали, разоряли ее. Однако ни у церковных иерархов, ни у простых священников, когда началась война, не было даже мысли – какую позицию занять? Только вместе с народом! Против врага, убивающего и мучающего соотечественников, разоряющего Отчизну! А ведь на территориях, оккупированных вражеской армией, немецкими властями открывались храмы, и использовалось это в антисоветской пропаганде, и даже очень успешно.

В годы Великой Отечественной войны Русская Православная Церковь показала великую силу любви, которая, по словам апостола, «долготерпит, милосердствует, …не завидует, …не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, все му верит, всего надеется, все переносит». Любви, когда были забыты страшные кровавые годы гонений на Церковь, когда, казалось, само ее существование скоро закончится. Но любовь все это преодолела. И Церковь встала на защиту Родины рядом с русским народом.

Самое важное, что может делать Церковь, – это молитва. И молитва Церкви о победе не останавливалась всю войну. Этот невидимый подвиг совершали священники и миряне, в тылу и на фронте, на оккупированных территориях и на чужбине. 23 патриотических послания выпустил за время войны Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский). Выезжал на передовую его ближайший сподвижник митрополит Николай (Ярушевич). Он совершал богослужения в местных церквях, утешал народ, вселял надежду на помощь Божию, на Божие всемогущество. Под Ленинградом, в поселке Вырица, молился о победе иеросхимонах Серафим Вырицкий. А в самом Ленинграде большую часть блокады мужественно и самоотверженно нес свой архипастырский труд митрополит Алексий (Симанский), поддерживая мужественных и многострадальных жителей города. В Америке митрополит Вениамин, который в свое время возглавлял военное духовенство белой армии, любя Россию и русский народ, призывал Божие благословение на воинов Красной армии.

Русская Православная Церковь во время войны пила из одной чаши страданий со всем народом. Священники и прихожане воевали на передовой, участвовали в сборе денежных средств для помощи армии, рыли окопы, тушили пожары, трудились в госпиталях, мерзли, голодали… При храмах устраивались приюты, принимали престарелых и сирот. В прифронтовой полосе устраивали перевязочные пункты и убежища, брали на попечение раненых, оставленных на произвол судьбы при отступлении войск в начале войны. Особо хочется отметить священников на оккупированных территориях. Многие из них помогали партизанам, некоторые и сами становились партизанами. Не стали они поддерживать немецкие власти. Рисковали жизнью своей и своих семей, часто гибли. Гибли от пули или сгорев заживо в своем доме или церкви.

Случалось на войне много чудесного. Спасала молитва, спасала иконка, крестик или образок, спрятанные, зашитые в шинели. Спасало заступничество Пресвятой Богородицы. Провожая на войну будущего наместника Псково-Печерского монастыря архимандрита Алипия (Воронова), мать дала ему иконку Божией Матери и завещала в трудных ситуациях молиться Богородице о помощи. Попав со своими солдатами в окружение в лесу, раненный, вспомнил он материнский наказ. И отстав немного, достал иконку и помолился. Догнал солдат, видит – рядом с ними старушка. Вывела она их из окружения к своим. Стал Алипий старушку благодарить. А она ему отвечает: «А ты Мне еще всю жизнь свою служить будешь!» – и пропала, как будто и не было. Вспомнил он материнские слова и понял, что это была за «старушка»! Действительно, он потом всю жизнь служил Божией Матери – был наместником Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря долгие годы.

В обычной, мирской, жизни слово «подвиг» – это синоним героического поступка. Для людей церковных «подвиг» – это подвижнический путь борьбы со своими страстями, путь обретения самого важного, что приближает нас к Богу, – любви. В годы Великой Отечественной войны Русская Православная Церковь была вместе с народом: подвизалась в молитве, делах милосердия, совершала воинские подвиги на фронте, в тылу и оккупации. Можно ли решить – какой из этих подвигов важнее? В той ситуации страшной войны с жестокими захватчиками, наверно, они равны. Ведь эти подвиги совершались во имя любви, любви к ближним, любви до самой смерти – если мы любим друг друга, то Бог среди нас пребывает.

Кирилл Романенко,
воспитанник 2 курса
Тюменского духовного училища

Наверх

© Православный просветитель
2008-20 гг.