ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Две «неизъяснимые» победы Суворова

История России немыслима без Александра Васильевича Суворова (1730-1800), которому пришлось громить врагов и с Запада, и с Юга. Имена Суворова и святого Александра Невского воплощают не только память о великих победах и славе нашего Отечества. «Не в силе Бог, а в Правде» – с этими словами Александра Невского русские люди веками поднимались на защиту родной земли от нашествий. Отношение народа к войне было глубоко христианским, евангельским. Русскую армию не случайно именовали христолюбивым воинством.

Александр Васильевич Суворов одержал множество славных побед, выиграл десятки сражений, в которых силы противника обычно значительно превосходили силы русских. За много лет непрерывных военных кампаний ни одного проигранного, неудачного сражения. Но две победы Суворова особенно прославили имя русского полководца.

После взятия Измаила Байрон в своей поэме «Дон Жуан» назвал Суворова «неизъяснимым чудом». Вся Европа была поражена успехом русского оружия. Измаил был крепостью с мощнейшими укреплениями, которые туркам помогали возводить немецкие и французские инженеры. У русских – 28 тысяч солдат, из них всего 14 тысяч регулярной пехоты, 11 эскадронов конницы и спешенные для штурма казаки. В Измаиле – 35 тысяч турок, среди которых 17 тысяч отборных янычар, 250 орудий. При штурме такой крепости нападающие должны обладать хотя бы троекратным преимуществом.

На ультиматум Суворова турецкий командующий сераскир Айдос-Мехмет-паша, уверенный в неприступности Измаила и хорошо зная о своем численном превосходстве, самоуверенно ответил: «Скорее остановится течение Дуная, и небо упадет на землю, чем русские возьмут Измаил». Но Суворов тщательно готовит войска, а затем дает знаменитый приказ: «День поститься, день молиться, на следующий – штурм, или смерть, или победа!»

Под жесточайшим огнем преодолены штурмовыми колоннами неприступные стены и глубокие рвы. Турки, сбитые со стен в ожесточенном рукопашном бою, сражаются с невероятным упорством и ожесточением, бьются в городе, превращая в крепость каждый дом. Но к 16 часам бой закончен. 27000 турок убито, 9000 взято в плен. Наши потери – 1879 убитыми, 2702 раненными. Как это возможно при штурме такой крепости, с таким упорным противником? Но это правда. Суворов не случайно признался после победы: «На такой штурм можно решиться только раз в жизни». Велико же было упование Александра Васильевича на помощь Божию, велика сила молитвы русского полководца!

Но главный свой подвиг совершил Александр Васильевич, завершая свою жизнь небывалым чудесным Швейцарским походом. Переход Суворова через Альпы – настоящее чудо военной истории. После блестящих побед итальянской кампании, в которых русскими были разгромлены в 10 сражениях Макдональд, Моро, Жуберт, освобождены 25 крепостей, – измена и сознательное предательство вероломных австрийцев, заманивших Суворова в ловушку. Австрийцы не оставили обещанные склады, обманули, намеренно передав неправильные карты. Русские оказались без боеприпасов, продовольствия и зимней одежды в горах.

Многие горные перевалы в Альпах непроходимы в зимнюю пору. Силы французов втрое превышали численность русской армии. У Суворова нет и 20 тысяч, у французов – 60 тысяч. Французы – лучшие солдаты Европы. Французские войска не испытывают недостатка в боеприпасах и продовольствии. Во главе их армии лучшие генералы Наполеона – прославленные Моро, Лекурб, Массена. Ловушка в непроходимых горах захлопнулась. Генерал Лекурб, злорадствуя, писал Массене о том, что русским пришел конец и «Суворову осталось лишь околеть в горах от голода и мороза».

И, действительно, надежды на спасение из ловушки, в которую русскую армию завело вероломство и измена австрийцев, не было. По всем законам военного искусства русские были обречены. Но это были русские чудо-богатыри, и вел их «Христов воин – Суворов»...

...В сражении у Швица четырехтысячный русский отряд должен был сдерживать всю армию Массены. Французы надвигались огромными многотысячными плотными колоннами, с развернутыми знаменами, уверенные в победе. Но всего два русских полка с безумной дерзостью бросились в штыки. Шесть раз чудо-богатыри ходили в штыковые атаки, сдерживая врага, но слишком мало было героев. И генерал Ребиндер приказал отступать. Русские отходили тихо, в полном порядке, со штыками наперевес. Огромные французские колонны остановились, и храбрые французы при виде такого мужества горсти русских героев разразились аплодисментами.

Но внезапно перед русским строем появляется генерал Ребиндер и громовым голосом возглашает: «Ребята! Наша пушка осталась у французов... Выручай царское добро!»

И русские вновь бросаются на врага в штыки! Французы смешались, дрогнули. В это время с небольшим отрядом подоспел Милорадович, его люди, по свидетельству очевидцев, бросаясь в бой, в нетерпении буквально расталкивают утомленных солдат Ребиндера. Французов гнали толпой по ущелью до Швица четыре версты.

Но ночью к Массене подошли подкрепления. И утром огромная французская армия, желая смыть позор и покончить с горстью русских, вновь грозными колоннами надвигается на небольшой русский отряд.

У русских солдат в сумках – по одному заряду. Офицеры говорят: «Братцы! Покажем, что мы русские. Работать по-суворовски, штыком!» Французы подходят все ближе, русский строй молчит. Массена, возможно, решил, что русские, понимая бессмысленность сопротивления, отсалютовав французам, сложат оружие. И можно будет, после победы, по-рыцарски выразить уважение доблестному противнику.

Но когда французы подошли совсем близко, раздался залп, а вслед за ним загремело русское «Ура!», и чудо-богатыри бросились в штыки.

Русские, сломив неудержимым штыковым ударом, гнали неприятеля, вновь превратив его огромные, стройные и грозные колонны в беспорядочную толпу. Унтер-офицер Махотин схватил, свалив ударом кулака с лошади, самого Массену, но на выручку маршалу бросился французский офицер. Махотин, одной рукой придерживая Массену, в рукопашной схватке сразил француза, но Массена вырвался и, вскочив на лошадь, сумел убежать, оставив в руках русского унтер-офицера свой золотой эполет...

Французов гонят по ущелью. Захватив неприятельскую батарею, поворачивают орудия и громят врага из французских пушек...

В этом сражении русские взяли в плен генерала Лекурба, мечтавшего о гибели Суворова в альпийской ловушке.

Перед перевалом Росшток горцы уверяют Суворова, что в это время года Росшток непроходим. Суворов отвечает: «Мы пройдем – мы русские! С нами Бог!». Швейцарцы говорят, что в это время года в горах никто не ходит, там властвует грозный дух Рюбецаль. Суворов смеется. «Я – Рюбецаль!» – кричит он испуганным горцам.

Русские прошли и Росшток, и еще более страшный Рингенкопф. С тех пор остались в памяти на века слова Суворова: «Где олень не пройдет, там русский солдат пройдет!». Проходили по обледенелым скалам и карнизам, над бездонными пропастями, в снег и дождь, поднимались там, где сегодня с трудом проходят альпинисты. Шли среди облаков, по горным перевалам, ночевали на ледниках.

До сих пор непонятно, как удалось русским пройти занятый французами «чертов мост». Французы, отступая под натиском русских, взорвали этот мост. Под жесточайшим огнем, перебросив несколько бревен и связав их офицерскими шарфами, перебежали через бездонную пропасть и штыками опрокинули устрашенного врага.

Лучшие армии военной мировой истории отличались всегда высоким боевым духом. Каким же духом ведомы были к своим славным победам суворовские чудо-богатыри? Конечно же, Духом Святым, призываемым в своих молитвах. «Царю Небесный…» с глубокой верой, вместе со своим полководцем пели у походных алтарей суворовские солдаты, совершая молебен перед каждым сражением. Слова Суворова: «Пресвятая Богородице, спаси нас! Святителю отче Николае Чудотворче, моли Бога о нас! Без сей молитвы оружия не обнажай, ружья не заряжай!» – принимались сердцем каждым русским солдатом. Суворов говорил: «Молись Богу; от Него победа!» – и солдаты ему верили и горячо молились вместе со своим вождем. А ведь каждый понимает, чтобы вдохнуть такую веру в сердца солдат, одних поучений и слов мало. Подобные слова в России в то время знал и слышал с детства каждый православный. Для того чтобы вдохнуть в сердца солдат такую горячую веру, сам полководец должен был в своем сердце иметь живое упование на Бога, должен был являть его своей жизнью. Один из героев Отечественной войны 1812 г. Денис Давыдов говорил так: «Суворов положил руку на сердце русского солдата и изучил его биение».

У русского христолюбивого воина и русского полководца Суворова сердца бились одинаково. В сердцах была любовь ко Христу Спасителю, Царице Небесной и Русской земле. Он с полным правом говорил своим богатырям: «Бог наш генерал. Он нас водит. От Него победа!»

Виктор Саулкин,
общественная организация
«Московские Суворовцы»

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.