ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Церковь в Романово: чудо возрождения

Лето 1994 года. Мне 11 лет. Саша, брат, давно обещал меня свозить в какое-то интересное место, но так и не получилось – пришла повестка в армию.

– Когда вернусь, ты не забудь напомнить, что я тебе обещал показать одно место! – говорит он мне на прощание.

Мне же ничего не хочется отвечать брату. Мы последнее время стали с ним часто ссориться, и я, надув губы, сказала:

– Ни одного письма тебе не напишу!

Старший брат Андрей, мама и Саша на это, смеясь, ответили: «А куда ты денешься?!»

Вот и пошли дни службы. О словах Саши я не вспоминала, писала ему вместе с родителями и ждала его возвращения.

Наш деревенский дом состоит из сеней, кухни и комнаты. Я чаще всего спала на кухне, поэтому подскочила первая встречать брата, когда он вернулся через два года среди ночи и закричал в окно: «Рота, подъем!» Тут и родители подошли.

А через неделю, когда Саша уже обосновался дома, вдруг вспомнила:

– Саша, ты куда-то обещал меня свозить!

– А что, я так тебя и не свозил?!

– Нет.

Следующий день был жарким, дул теплый ветерок и хотелось купаться.

И тут Саша спросил:

– Ну что, поедем купаться? Или смотреть то место, которое я обещал показать?

– Купаться!

– Значит, ты предпочитаешь купание святыне?! – вдруг возмутился он.

Я замолчала, не зная, о чем говорит брат, но поняв: что-то сокровенное ждет впереди.

Сели на велосипед, я – на багажник. Поехали. В это время пошел теплый, крупный дождь и началась гроза. Не помню как, но я молилась. Внезапно молния ударила в землю, возле заднего колеса, пролетев вертикально в нескольких сантиметрах от меня. Пожалуй, я впервые в жизни задумалась о том, насколько близка к нам смерть. Молитва стала горячее и обдуманнее.

Ехали недолго, минут 15. Мне казалось, что мы даже не промокли. Остановились среди поля, где на возвышенности стояли полуразрушенные кирпичные стены, а кругом – трава в мой рост.

– Это что? – спросила я.

– Здесь раньше была церковь, – ответил Саша.

Я еще не знала, что мы находимся в бывшем с. Романово, а это – бывшая церковь в честь Казанской иконы Божией Матери. На тот момент мне было это неважно.

Зашли внутрь. Не описать словами то состояние души, которое возникло у меня в тот момент. Наверное, это была благодать Духа Святого.

Тихая всеобъемлющая радость, умиротворение и всеохватывающая любовь. Всем существом я слышала здесь и сейчас колокольный звон и церковное пение.

Какое-то время стояли молча, я – задрав голову к небу, чтобы увидеть верхушки стен и плывущие облака.

От увиденного было немного печально, как на кладбище: разоренный дом Божий, без кровли и куполов, заваленный мусором и обломками кирпичей, с пустыми глазницами окон. Разоренный, но сохранивший благодать и память о себе.

– Хорошо было бы восстановить эту церковь! – с воодушевлением сказала я.

– Не-е-е, это невозможно! – махнул рукой Саша.

Что-то мы еще пошутили насчет клада, развеселились и, одухотворенные, поехали домой.

Вот уже 1998 год. Мне 15 лет. В нашей Ялуторовской церкви стал служить новый батюшка отец Георгий Санников, так как иерей Евгений Веселовский внезапно умер от сердечного приступа.

Инженер по профессии, отлично разбирающийся в строительстве, отец Георгий сразу принялся за ремонтно-восстановительные работы на новом для себя приходе. Некоторые прихожане, бывшие жители села Романово, рассказали батюшке, что люди слышали в разоренной церкви и в округе плач Богородицы. Но до восстановления церкви пройдет еще целое десятилетие.

Однажды мама пришла с работы (она – воспитатель в детском доме, который работает у нас в деревне уже три года) и сказала, что многие дети хотели бы покреститься.

– Ага, хорошо бы... – ответила я и легла спать. Больше разговоров на эту тему не заходило.

Через несколько дней мы с мамой поехали на исповедь и Причастие. После службы, когда подходили к священнику целовать крест, я, неожиданно даже для самой себя, произнесла:

– Батюшка, у нас в Беркуте детский дом, там многие дети хотели бы покреститься!

– Ах, Юля, ну зачем ты?.. – воскликнула мама.

– Так. Хорошо! – подхватил разговор отец Георгий. – А сколько детей хотят покреститься?

Тут уж маме пришлось отвечать:

– Около двадцати, да еще некоторые воспитатели со своими детьми...

– В общем, собирайте всех желающих, я через неделю к вам приеду. Началась подготовка к крещению (да, много же хлопот я принесла маме!). В назначенный день Таинство состоялось.

Потом батюшка узнал, что у нас на улицах Мира и Совхозной живет много пожилого населения из села Романово, и попросил собрать подписи за возрождение церкви в честь Казанской иконы Божией Матери. Тут я сразу же поняла, о какой церкви идет речь!

Но у меня в этот период началась подготовка к экзаменам. Да и деревня для меня – чужая, хотя живу здесь почти с самого рождения. А наш дом находится возле леса, среди огородов, так что знала я только людей по школе да соседей. Делом занялся Саша.

Удивительно, люди с радостью откликнулись на просьбу. Рассказывали:

– Село-то какое замечательное было! Кругом чернозем, никакой грязи, вода в озере чистейшая и много рыбы, рядом – лес ягодный. Улицы сделаны так, чтобы удобно было ходить крестным ходом. То есть село строилось не вдоль озера, а возле церкви. После революции церковь закрыли. Несколько лет она стояла заколоченной. А потом ее пытались разрушить, даже взрывать пробовали, но так и не получилось. Стены-то на яичном желтке сделаны, всей округой яйца на строительство собирали! Разорили церковь – и село людям не нужно стало. В 1976 году его покинул последний житель.

Так и собрал Саша около 30 подписей. Но этого мало. Стал батюшка подключать к работе ялуторовчан. А дальше: сбор документов, разработка проекта, запросы в епархию. Да мало ли в наши дни работы с документацией! Тем более что надо искать материал на строительство, рабочих, организовать оплату труда... Мне же подходила пора после 11 класса покидать родной дом. Другой город, новые знакомства и впечатления, насыщенная учебная программа. Все прежнее затерялось в закоулках моей памяти. Даже не знаю, когда был поставлен в Романово поклонный крест, установлен памятный камень о том, что здесь было село. Работа очень медленно, но шла.

Время стремительно мчится. Май 2007 года. Я несу послушание в часовне Николая Чудотворца при Успенско-Никольской церкви уже 6 месяцев. Сюда же Бог привел моего будущего мужа Сергея. С 11 марта каждый день общаюсь с ним. Рассказала ему о Романовской церкви. И Сережа, недолго думая, собрался туда сходить. Очень хотелось идти с ним, но – послушание!

Вот он уже у Чукреевской горки, что в 15 км от Ялуторовска. Здесь раньше тоже было село Чукреево, а теперь – только холм с могилами. Через 5 км будет Беркут (почему нашу деревню называют селом, до сих пор не понимаю, ведь церкви здесь никогда не было, правда, была известная на всю Тюменскую область ферма да кирпичный завод). Только поворачивать надо не в Беркут, а в противоположную сторону, на татарские деревушки Черемушки и Менгар. И через 5 км будет сверток на Романово. То есть в общей сложности идти еще 13 км, а сил уже не остается...

Однако Господь все устроил: остановилась машина, за рулем женщина-водитель, довозит до Романово. Сережа звонит мне, рассказывает, что прочитал акафист на месте разрушенной Богородичной церкви, пора собираться в обратный путь. А у меня такая радость, будто я все это время иду рядом с ним! Тоже молюсь.

Только вышел он на основную дорогу, слышит, кто-то едет. Сережа молится: «Господи, сделай так, чтобы эта машина меня подобрала!» Останавливается та же женщина, что везла его сюда, теперь она едет в Ялуторовск. Дорогой рассказывает о своей горькой жизни, плачет, выясняется, что вся ее семья некрещеная. Сережа ей рассказывает о таинствах Церкви, о вере. Кто знает, может, разговор этот станет в жизни женщины поворотным событием и шагом к Богу...

Спустя две недели после описанных событий началось активное строительство полюбившейся нам церкви.

<…> Через пару месяцев батюшка рассказывал мне о чуде, произошедшем в Романовской церкви:

– Представляешь, строительного материала нет, нам благотворители дали только две подложки кирпича, собирают все вокруг, что только можно. Один строитель в бригаде пьющий был, говорит: «Батюшка, вечером все кирпичные обломки утрамбовываем в стену, ничего не остается, не знаем, чем завтра строить будем, а утром просыпаемся – будто и не убирали ничего, снова все завалено кирпичом. Если бы кто рассказал мне такое, ни за что не поверил бы». Так он после этого пить бросил!

То есть Сама Богородица ночами собирала и приносила кирпичики от Своего разоренного дома!

На сегодняшний день всеми любимая Богородице-Казанская церковь в бывшем селе Романово освящена.

Юлия Вепрева, прихожанка
Успенско-Никольского храма
г. Ялуторовска




Правительство Тюменской области на восстановление церкви в селе Романово выделило 13 481 000 рублей. Тобольско-Тюменская епархия и православные верующие Ялуторовского района выражают благодарность Губернатору Тюменской области Владимиру Владимировичу Якушеву за помощь в восстановлении храма.

Редакция журнала
«Православный просветитель»

Наверх

© Православный просветитель
2008-22 гг.