ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



История прославления святителя Иоанна Тобольского

В 1996 году, в год 80-летия прославления Иоанна Тобольского в «Сибирской православной газете» вышла большая статья отца Михаила Денисова о святителе. В статье повествуется не только об общеизвестных фактах из жития святого, но описываются и малоизвестные события, связанные с историей обретения его мощей. Мы решили поместить эту статью в нашем журнале в двух частях.

Редакция
«Православного просветителя».

В 1916 году имя святителя Иоанна было у верующей России на устах. О нем писали известные по всей стране духовные журналы, писались и издавались книги и жития, говорили в Священном Синоде и императорском окружении. Возрадовались о нем и в Чернигове, где помнили его, бывшего Черниговского архипастыря и молитвенника. Причина этого была в том, что наконец-то исполнились 200-летние чаяния сибиряков, и Святейший Синод определил «Во блаженной памяти почившего Иоанна, митрополита Тобольского и Сибирского, признать в лике святых, благодатию Божией прославленных, а всечестные останки его – Святыми мощами, оставив их в гробнице, поверх земли для поклонения и чествования притекающих к ним с молитвою, и торжественное прославление святителя Иоанна совершить 10 июня 1916 года в день памяти его».

На этом Синодальном определении государь император 21-го января 1916 г. собственноручно изволил начертать «Приемлю предложение Святейшего Синода с умилением и тем большим чувством радости, что верю в предстательство святителя Иоанна Максимовича в эту годину испытаний за Русь Православную».

И потекли ручейки паломников со всей России в Тобольск, к святителю, а особенно же из сел и городов Сибири.

Здесь надо сказать, что славен Святитель был еще при жизни. И этим обязан, в некоей степени, благочестивому родителю своему Максиму, который после приезда из Нежина в Киев арендовал земли Киево-Печерской Лавры и был известен как строитель и благоукраситель храмов в Киеве и других городах. У него было семь сыновей, и их чаще называли не по своим именам, а по имени отца Максимовичами. Таким образом, отчество впоследствии стало фамилией детей и всех потомков.

Святой Иоанн был старшим в семье (1651 г.). И если большинство его братьев вступили в казачье малороссийское войско, то он избрал иной путь – служения Церкви Христовой. Успешно окончив Киево-Могилянскую Академию, оставлен преподавателем латинского языка, а потом он принимает постриг в Киево-Печерской обители и назначается на особую должность проповедника. Избирались для этого обычно наиболее образованные и ученые иеромонахи. Пять лет свт. Иоанн проповедовал в нелегкое для Малороссии время католической пропаганды. В 1680 году назначен казначеем Лавры, потом наместником Свенского монастыря в Брянске, из которого, по ходатайству святителя Феодосия Черниговского, поставлен в архимандриты Черниговского Елецкого монастыря. Посвящение было в 1696 г. в Москве, где Иоанна уже хорошо знали, ибо он неоднократно возглавлял малороссийские посольства в столицу, встречался с царем Феодором Алексеевичем, его приемниками, встречался и с Патриархом Иоакимом. Но через год снова пришлось ехать в Москву (10 января 1697 г.) – на архиерейскую хиротонию. После кончины свт. Феодосия Иоанн избран и рукоположен, уже патриархом Адрианом, во архиепископа Черниговского. Именно тогда паства увидела в святителе избранника Божия, особенно после чуда его выздоровления на смертном одре. Следует сказать, что в Чернигове им была основана в 1700 году первая во всей России духовная семинария (коллегиум). Занимая Черниговскую кафедру, святитель Иоанн встречался с Петром Великим и предсказал ему победу над шведами, что и исполнилось в 1709 году во время Полтавской битвы.

В 1711 году Чернигов прощался со своим любимым пастырем. Возведение в сан митрополита и назначение на Тобольскую кафедру было почетным, но все-таки это была ссылка. Произошло это по проискам Меньшикова. В одном из имений знаменитого временщика князя Меньшикова в Черниговской епархии было назначено освящение храма. День освящения назначил князь. Архиепископ сказал, что день назначить дело его, а не князя, и установил сам время освящения. Кроме этого, как обычно отказался от угощения. Так он поступал и всю жизнь, нарушив свой обычай только однажды, когда ездил на обед к Тобольскому губернатору князю Гагарину. Итак, Меньшиков обиделся. Когда святитель узнал о своем переводе в Сибирь и понял, в чем дело, то произнес: «Да, далеко мне ехать, но он будет еще далее меня».

14 августа 1711 года накануне праздника Успения к берегу Иртыша напротив Знаменского монастыря пристало два дощаника. Тобольский воевода Бибиков вошел на митрополичий дощаник приветствовать владыку, а на берегу от пристани до самого Знаменского монастыря стояли строем три казачьих полка. Владыка сошел на берег, вошел в монастырь. Был отслужен молебен, и, благословив народ, святитель возвратился на дощаник. На следующий день утром, облачившись в полное архиерейское облачение, в сопровождении духовенства, крестного хода, властей и войск, убеленный сединами шестидесятилетний старец-митрополит вступил в город, поднялся в Софийско-Успенский собор и совершил Божественную литургию. Был день Успения Пресвятой Богородицы. Всю жизнь святитель провел на юге, а перед кончиной Промыслом Божиим оказался в Сибири, но это обстоятельство еще больше его прославило. Какой была тогда Сибирская митрополия? Необъятна, непросвещенна, духовенство необразованно, многочисленные некрещеные племена. Храмы в некоторых местах годами оставались без пастырей, верующие жили и умирали без Святых Тайн. Объехать митрополию было невозможно, ибо это значило объехать всю Сибирь. Из прибывших с митрополитом Иоанном остались немногие, большинство вернулось из суровой Сибири назад. Но святитель не пал духом, имея опыт в управлении, избрал надежных помощников и за четыре года сумел поправить положение.

Было начато просвещение сибирских племен. В этом много помог схимник-митрополит Филофей (Лещинский). Была отправлена духовная миссия в Китай, благоустроен Иркутский край. Начато строительство новых храмов. Святитель поддерживал своими личными средствами основанное в 1703 году духовное училище. Там, где горе и нужда, – была его сфера. Любил ходить в тюрьмы, утешал, учил. «Едино у него увеселение было, – говорит летописец, – писать душеполезные сочинения». Для паствы он был молитвенником и отцом. Тоболяки видели в нем ни архиерея, ни ученого мужа, ни митрополита, а подвижника, святого, монаха, и погребен он был по монашескому чину. Святая и тихая кончина его 10 июня 1715 года всем известна, о ней подробно говорится и в акафисте святителю. Итак, жизнь его земная была славна! Вскоре после его кончины началось почитание его, стали совершаться чудесные исцеления. Слава все более возрастала, но до всероссийского прославления должно было пройти 200 лет! Что же произошло за эти годы? В 1741 году деревянный придел Софийского собора в честь преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, где был погребен митрополит Иоанн, был из-за ветхости разобран, и могила святителя у северной стены оказалась под открытым небом. Жители Тобольска, благоговейно чтившие его память, были недовольны этим обстоятельством. Существуют предания о неоднократном явлении святителя Тобольским митрополитам Антонию II (Нарожницкому) и Сильвестру (Гловацкому). С упреком и скорбью он говорил им: «Могила моя в пренебрежении, и псы бегают над гробом моим. Успокойте меня и возобновите придел». В 1753 году на пожертвования почитателей придел был восстановлен и освящен в честь святителя Иоанна Златоуста, небесного покровителя свт. Иоанна, митрополита Тобольского. Могила осталась в алтаре с правой стороны, над ней было сделано резное надгробие и повешен вверху портрет святителя.

Примерно через 100 лет после кончины Иоанна Тобольского произошло следующее. От самого свода собора до того места, где находилась могила его, прошла трещина и стала постепенно увеличиваться. Пришлось обследовать фундамент, но как быть с могилой, ибо внутри собора копать было нельзя? Архиепископ Тобольский Евгений Казанцев в июне 1826 года представил дело Синоду, после чего пришло решение: «Переложить в новый гроб и перенести на другое место, но в том же алтаре... и без огласки».

3 сентября Преосвященный Евгений призвал ректора семинарии, соборного протоиерея и ключаря: приготовили новый гроб и, решившись держать пост до перенесения, а потом еще три дня, стали готовиться. 5 сентября, исповедавшись и переменив белье, отслужили Литургию в соборе и, не давая никому знать, приступили к перенесению. Новая могила была выкопана (в левой стороне алтаря у жертвенника), старая также откопана. Ничего не вкушая, отслужили у могилы панихиду, окропили себя и новый гроб святой водой и, разоблачившись, спустились в могилу. Когда открыли склеп и убрали проломившуюся крышку, обнаружили, что клобук и мантия совершенно целы и полностью покрывают останки. Тогда, не открывая останков, преосвященный вместе с ключарем, читая 50 псалом, протянули под останками полотно и с пением «Святый Боже» подняли на холсте, как на плащанице. Положили в новый гроб, окропили святой водой и накрыли пеленой. Потом прибили крышку, обвязали голубым шнуром и концы у ног припечатали архиерейской печатью. Оставалось перенести. Но перенести просто не позволяли важность сана святителя и общая к нему вера. Решили на следующее утро, отслужив в этой церкви раннюю Литургию и панихиду, перенести гроб, пригласив секретно городских священников и четырех купцов. Так и совершили все. Доски от старого гроба и обломки крышки положили вокруг нового. Потом засыпали и поставили надгробье точно так же, как оно стояло с правой стороны. Духовенство после 40 дней служило в этом храме раннюю Литургию, поминая святителя. Тогда же архиепископ Евгений свидетельствовал о великой вере в Святителя в Тобольском крае и о многих чудесах. Это было первое обретение мощей.

В 1844 году на средства ростовского купца Мясникова устроен был мраморный памятник в форме круглого столба, поверху которого была мраморная митра с крестом и омофором. Особенно следует отметить 1868 год. Придел был увеличен, пристроен новый алтарь, а прежний алтарь вошел в состав среднего храма. Таким образом место погребения оказалось в храме, святитель как бы заново явился народу.

10 июня 1891 года Тобольскому духовенству Преосвященным Иустином было сделано распоряжение, названное «завещанием», в котором он просил, молил и властью от Бога данной приказывал: «чтобы в Иоанно-Златоустовском приделе в течение года, кроме великих постов, на все будущее время неотложно совершаемы были Божественные литургии, с поминовением святителя Иоанна за упокой и панихидами по нем, да сопричтет его Господь Бог к лику святых угодников Своих, и молитвами его помилует и спасет нас, грешных, почитателей святой памяти его!» – а все, желающие себе спасения, записали бы святое имя усопшего в свои поминальники.

Собственноручно написанное епископом Иустином завещание было помещено в особую рамку под стекло и повешено на откосе окна у гробницы митрополита Иоанна. Хотя следует сказать, что по заказу почитателей Литургии и до этого совершались почти ежедневно. Почитание святителя все более расширялось, от народа, как видим, поднималось к высшей церковной власти. В городе Тобольске, как и в епархии, имелось много прижизненных портретов святителя. Также и на стене собора над местом прежнего погребения митрополит Иоанн был изображен во весь рост в белом клобуке и голубой с источниками мантии с крестом в правой и жезлом в левой руке. Видно было, что святитель был высокого роста, мужественен, имел седые волосы и такую же бороду, длинную и окладистую. На бледном лице запечатлелось глубокомыслие, кротость и человеколюбие.

(Продолжение следует…)
Священник Михаил Денисов,
г.Тобольск, 1996 г.

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.