ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Самая счастливая

(Рассказ)

У каждого человека свое понимание счастья. Мы все в жизни стремимся к разному: кто-то мечтает зарабатывать достаточно, кому-то нужна роскошь, кому-то – семья, кто-то свою жизнь посвящает Богу… От того, что для нас важнее, зависят наши поступки. Жизнь нам часто предлагает выбор, все взрослые в этом не раз убеждались. По какой дорожке пойти – зависит от наших представлений о счастье. В сегодняшней статье мне хочется поделиться несколькими примерами человеческой жизни, которые по-разному описывают слово «счастье».

Моей прабабушке девяносто лет. Она – участник Великой Отечественной войны, Мать-героиня, родившая и воспитавшая четверых детей. Самой старшей ее дочери, Тамаре, недавно исполнилось семьдесят лет.

В прошлом году Тамара Борисовна приехала в родной город Сурск на вечер встречи выпускников. Пятьдесят лет прошло с тех пор, как был закончен десятый класс. Пятьдесят лет – это, в общем-то, целая жизнь…

Бывшие выпускники, уже постаревшие, собрались за большим столом. Они все прожили разную жизнь, каждому было о чем рассказать другим. Разговор зашел о счастье.

Полвека назад, когда эти же самые пожилые мужчины и женщины молодыми юношами и девушками окончили школу, они тоже говорили о счастье. Для кого-то счастьем была большая семья. Кто-то мечтал переселиться и жить поближе к столице. Одним хотелось размеренной сельской жизни, а другим – шумной городской. Безусловно, каждый и каждая в своем сердце говорили: «Я буду счастливее всех остальных…».

Жизнь прошла. Как бы ни было тяжело это осознавать, но началась старость. Стремиться к чему-то стало поздно.

Прежний разговор о счастье. В воздухе повис вопрос: «Кто же из нас самый счастливый? У кого жизнь самая лучшая?» Одноклассники все друг про друга знали, хоть жили в большинстве не в Сурске. Спорить долго не пришлось. Тамаре Борисовне ее одноклассники, не сомневаясь, сказали: «Ты из всех нас самая счастливая. У тебя у одной еще жива мама». Молчание. В этих словах все было правдой. Ни у кого из собравшихся не было в живых матерей. Наверное, если бы жизнь можно было изменить на старости лет, то многие отказались бы от своих представлений о счастье, чтобы больше времени побыть рядом со своей мамой. Мой батюшка повторял мне не один раз: «Имеем – не ценим, а потеряем – жалеть начинаем». К сожалению, многие это понимают, когда уже теряют…

Вот пример человеческого счастья. Каким оно было пятьдесят лет назад, и каким оно стало. Прожив жизнь, представления меняются, мысли меняются. Старость не требует того, о чем так заботилась юность, а молодость не может искать того, что приходит с сединой. Как бы ни было, не разумнее ли подумать о том счастье, которого захочет именно старость? Может, нужно смотреть дальше, не так близко, как обычно смотрят юноши и девушки?

Зимой я приехал в деревню, привез с собой охапку старых газет, журналов. В доме прохладно, печь со вчерашнего вечера не топлена. Стал брать из журналов по две страницы, собирать в комок и укладывать под дрова. Чиркнул спичкой, зажег.

Пока вырывал страницы, мельком просматривал статьи. Глаза упали на слова: «…сменила веру…» Огонек уже ухватился за кору на дровах, в бумаге не стало необходимости. Я заинтересовался статьей. Отвел взгляд от пламени, начал читать.

Суть была в следующем. Журналист восторгалась счастьем одной девушки. История была «сказочной»: приехал в Россию знатный молодой человек из Эмиратов на учебу. Познакомился с девушкой. Стали дружить. Когда закончилось время учебы, юноша сказал, откуда он и куда собирается возвращаться. Сделал предложение сокурснице выйти за него замуж, но при этом обязательно стать мусульманкой. Русская девушка отказалась от своей веры, приняла ислам и оставила Россию. В эмиратах стала жить в роскоши.

Вот пример человеческого счастья. Роскошь, любимый молодой человек, богатый и знатный, уважение и почет… а сколько за это нужно платить? Всего ничего – веру сменить…

Второй пример. Думаю, многие знают о подвиге святого воина-мученика Евгения Родионова. Он родился в нашем городе, Кузнецке, вырос в селе Чибирлей, до которого от Кузнецка полчаса езды. На службе в армии отправился в Чечню. Там, в «горячей точке» Евгений был взят в плен боевиками. После продолжительных пыток и издевательств его казнили.

Когда мать Евгения приехала в Чечню в поисках тела родного сына, глава банды боевиков сказал: «У твоего сына был выбор. Он мог веру сменить».

Вот человеческое счастье. Евгений Родионов мог вернуться к обычной жизни, стать тем же, кем был раньше. Сколько нужно было заплатить за это? «Всего ничего» – веру сменить, сорвать крестик с шеи – вот и свобода… Он отказался.

Вот две жизни, какие они разные! Для юноши вера была дороже жизни. Вера была для него счастьем, поэтому он смог пренебречь своей жизнью, чтобы остаться с верой, с Богом. Для девушки вера ничего не значила, ей нужны были богатства Эмиратов.

Кто же прав? Каждый прав посвоему. Решение зависит от того, что для человека важнее. Но, если посмотреть дальше, кто же все-таки прав? Есть вещи, которые приходят и уходят, есть те, которые остаются навсегда.

Молодость и красота приходят и уходят. Любовь можно сравнить с родником: сначала долго течет, а приходит время – пересыхает. Разумно ли на них равняться? Наверное, все-таки нет. Все у человека может быть отнято, кроме Христа, потому что Христос в сердце, а все прочее – за пределами сердца. Храня Бога в душе, по прошествии десятков лет мы будем оставаться счастливыми. Он нас будет согревать. Бог и мама – это слова близкие. Как мама согревает сердце своего ребенка, так Бог согревает душу. «Ты – самая счастливая. У тебя еще жива мама» – пока жив Бог в нашей душе, мы будем оставаться счастливыми.

Алексей Морозов,
17 лет, г. Кузнецк
Пензенской области

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.