ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Праведный старец Даниил Ачинский

Будущий праведный старец родился 12 декабря 1784 года в местечке Новые Сенжары Полтавской губернии, в семье казака Корнилия Делие. В молодости он находился на военной службе, участвовал в Бородинском сражении, где чудом уцелел, а также в дальнейшей кампании 1813-1815 годов и в составе русских войск был в Париже. Будучи в отпуске в 1820 г., он подарил племяннику свои пять десятин земли и при прощании сказал: «Более не ожидайте моего прихода в дом: куда-нибудь залезу в щель, как муха, и там век доживу».

Научившись грамоте на военной службе, он начал читать Священное Писание и жития святых и стал склоняться к подвижнической жизни. За намерение оставить службу и удалиться в пустыню для совершенного иноческого жития Главнокомандующий 1-й армии лишил его звания ун¬тер-офицера и отправил в ссылку в Боготол в Восточную Сибирь, на работы в винокуренном заводе, где ему пришлось много претерпеть от начальства. Приставник, узнав о ночных молитвах Даниила и, кстати, получив по молитве Даниила исцеление, сообщил губернатору, что он не способен нести работы. Губернатор разрешил Даниилу вольное поселение.

После освобождения он подвизался в городе Ачинске, в доме купца Алексея Хворостова, в особой келейке, и в последние годы жил в деревне Зерцалы, в 17 верстах от Ачинска. Келья его была подобна гробу, выкопана в земле, и имела лишь маленькое окошечко на восток. Он любил молчание и удалялся от всяких разговоров, кроме духовных. Старец обладал даром прозорливости. Когда кто-либо хотел посетить старца, тот опережал намеревавшегося прийти и первым приезжал к нему в Ачинск. За десять лет он предсказал игуменье Евгении свою кончину, а ей – мо¬нашество; тогда она еще была замужем.

Любил он молчание, уединение, не терпел пустых речей и никаких разговоров, кроме духовных, не выносил. Он достиг нестяжания в такой степени, что приобретение и пожелание самой малейшей вещи почитал вредом для своей души. Одежда, которую носил старец, была так плоха, что никто бы не поднял ее, если бы старец ее бросил. Его тело от усиленного поста сделалось как бы восковое. Он часто постился по седмице и более. Ко Святому Причастию приступал очень часто. Лицо старца привлекало приятным и духовно радостным выражением.

О милостыне говорил он так: «Лучше подавать, нежели принимать, а если и нечего подать – Бог не потребует. Нищета Бога ради лучше милостыни, а милость может оказать и неимущий. Помоги бедному, поработай у него, утешь его словом, помолись о нем Богу, вот и через сие можно оказать любовь ближнему».

Старец Даниил более двадцати лет носил тяжелые железные вериги и берестяной пояс, который врос в его тело так, что с ним он был и похоронен. Он носил и железный обруч. Но перед смертью праведник снял вериги. Он отвечал одному из своих учеников: «Тело мое к ним так привыкло, что не чувствую ни тяжести, ни болезни. Поэтому и не приносят никакой пользы душе моей... Пусть лучше говорят, что Даниил разленился и вериги с себя скинул. Это будет для меня полезнее; а ты не соблазняйся о мне».

Праведный Даниил, подобно ветхозаветному Иову, терпел и телесную болезнь: в колене, от молитвенного стояния, образовались струпья и завелись черви – он благодушно терпел эти страдания. Такой самоотверженной жизнью стяжал Даниил великие духовные дары.

Предавшись весь Богу, потому он и чувствовал над собой Его десницу, хранящую его всюду. Некий человек, выйдя от Даниила, полюбопытствовал узнать, что делает старец, пребывая в келье в одиночестве. Но только он тихонько подполз к окну кельи, как из окна появилось пламя и едва не опалило любопытного. На крик его Даниил из кельи отвечал: «Бог простит тебя; но впредь не испытывай».

15 апреля 1843 года, причастившись Тела и Крови Христовых, стоя на коленях, шестидесятилетний старец Даниил предал душу свою Богу. Похоронен сибирский подвижник в Енисейском монастыре; над могилой была воздвигнута часовня. Часто там служились панихиды по почившем старце, и, по вере в его молитвенную помощь, многие получали исцеления и утешения.

Духовник старца Даниила, протоиерей Василий Касьянов, писал: «...в нем познал истинного человека Божия. Ах, как бы поболее подавал нам Бог таковых исповедников!»

Впервые жизнеописание праведника было составлено на Афоне иноком Парфением в 1854 году, при этом основные сведения были получены почтой от монахини Евгении из Енисейска.

Память праведного старца Даниила 15 апреля – в день преставления и 10 июня (старый стиль) – в день Собора Сибирских святых.

По материалам книги протоиерея Анатолия Дмитрука
«Патерик сибирских святых и подвижников благочестия»

Наверх

© Православный просветитель
2008-22 гг.