ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Сибирские святыни. В поисках чудотворной

Абалакская икона имеет удивительную историю. Она является списком известной новгородской иконы «Знамение» (XII в.). Поэтому и ее празднование совершается в день иконы Божией Матери «Знамение» – 27 ноября (10 декабря).

В основе сюжета «явления» иконы – событие 1636 г.: явление икон Божией Матери «Знамение» и преподобной Марии Египетской, а также святителя Николая жительнице с. Абалак вдовице Марии: «И се глас ми бысть от иконы Пресвятыя Богородицы, сице глаголющь: «Се заповедаю ти, да возвестиши мирови явление мое и да речеши има моя заповедная, се же суть заповеди моя: да созиждут новую церковь деревянную на Абалакском погосте во имя мое Знамения, иже в Великом Новеграде бысть, в предградии же тоя церкви оба полы во имя Николы Мирскаго архиепископа и Марии Египтяныни…».

Сказание об иконе сохранилось в двух редакциях и дошло не менее чем в 10 списках XVII – нач. XIX вв. Древнейшая редакция написана в 1641 г. на основании расспросных речей вдовицы Марии, сохранившихся в подлиннике и хранящихся в Российском государственном архиве древних актов в Москве (Ф. 214). Ее автором предположительно был Савва Есипов, дьяк Тобольского архиерейского дома и составитель Сибирской летописи. В середине 1640-х годов «Сказание» было продолжено записью чудес священником П. Стефановым; при архиепископе Корнилии текст был дополнен новыми чудесами. В XIX веке в приложениях, составленных священниками А. Грамматиным, А. Сулоцким, приводились новые факты чудес. Текст «Сказания» лег в основу ряда произведений по истории Русской Православной Церкви в Сибири.

Протоиерей Александр Сулоцкий в «Сказании об иконе Божией Матери, именуемой Абалацкою…» (1888 г.) дал следующее описание иконы: «Божия Матерь на Абалацкой иконе точно так же, как и на Новгородской Знаменской, а именно с распростертыми и воздетыми к небесам дланями и с Предвечным, но еще не родившимся, а только воплотившимся и находившимся в утробе Богоматери, Младенцем; с тем впрочем отличием, что на Абалацкой иконе по сторонам Приснодевы изображаются еще предстоящими, на правой – святитель и чудотворец Николай, а на левой – преподобная Мария Египетская, которых на Новгородской Знаменской нет».

Для поиска важно знать размеры иконы. Читаем дальше: «Доска подлинной Абалацкой иконы имеет длины пять четвертей, а ширины аршин и 1,75 вершка».

До 1856 г. икона имела складную золотую (позолоченную) ризу весом в 11 фунтов, убрус – жемчужный с драгоценными камнями. В 1856 г. по инициативе архиепископа Евлампия при участии купца Корнилова (возможно, Корнильева) в Москве была изготовлена новая риза, на которую было потрачено 15 фунтов золота и 13 фунтов серебра. О богатстве убранства говорит следующий факт: только в венце было вкраплено 38 бриллиантов и алмазов, не считая жемчужного убруса. Старая риза была перенесена на икону-наместницу (она была такого же размера, как и подлинная; а наместницей она называлась потому, что на период выноса чудотворной оставалась в монастыре).

Первое чудо исцеления связано с моментом замысла самой иконы. Крестьянин Евфимий, по прозвищу Кока, дал твердое обещание написать икону Знамения Божией Матери, и «того же дня после полудня он начал владеть правою стороной своего тела». В историографии первочуда закрепился другой сюжет: прозрение девицы Анны во время крестного хода в районе дер. Шанталык.

А. Сулоцким и его последователями фиксировались факты чудодейственного исцеления. Причем обращает внимание не только их количество – сотни, возможно, тысячи, но и широкая география происходящего:

«…В первые годы по написании ее дозволялось носить не только в Тобольск, но и в Тюмень, Верхотурье, Туринск и другие отдаленные места…». К иконе шли со всех уголков губернии, Урала, Сибири и даже Европейской России.

Но был еще один путь к иконе – через списки (копии). Не удивительно, что уже в XVII в. появляются первые списки чудотворной иконы. Сколько их на сегодняшний день? Вряд ли кто назовет точную цифру. Многие из них, в свою очередь, прославились чудотворениями. Наиболее известны Семипалатинский, Боровской (Ишимский), Курганский списки.

В 60-70-е годы XIX в. были написаны списки для омских, ишимских, петропавловской церквей. В Томске хранились два списка, один из них – работа рубежа XVII-XVIII вв. Иркутский список известен тем, что был подарен собору самим святителем Иоанном Тобольским. В Челябе (Челябинске) копия Абалакской иконы Божией Матери находилась в Христорождественской церкви.

И в Москве шли поклониться Абалакской иконе. История этой иконы примечательна вдвойне. Она принадлежала семье владельцев Аремзянской стекольной фабрики Корнильевым и до 1849 года хранилась в семье Менделеевых. Выехав из Тобольска в Петербург, Мария

Дмитриевна Менделеева увезла семейную реликвию в Москву брату, Василию Дмитриевичу. После смерти В.Д. Корнильева икона была передана в одну из часовен, а затем – в женский Алексеевский монастырь. Таким образом, к началу XX века в Сибири и России в целом имелось достаточно большое количество списков иконы.

Мы привыкли к тому, что иконы «хранятся», т.е. их пребывание статично. Мы видим их в храмах, музеях, домашних собраниях. Трудно поверить, что естественная жизнь икон – это движение. В первую очередь, это крестные ходы, выносы по случаю особых событий. Постоянное движение соответствовало христианской концепции мира, где все происходящее – это цепочка чудес, а идти навстречу чуду – естественное стремление человека.

Первый крестный ход с Абалакской иконой Божией Матери состоялся после известных событий 1665 г. В следующем году в память о прекращении дождей по молитве к Богородице архиепископом Корнилием был учрежден ежегодный крестный ход из с. Абалакского в г. Тобольск. Это событие совпадало с днем празднования чудотворной Тобольской (Казанской) иконы Божией Матери (8 июля). К тому же это была «встреча» икон, от которой страждущие ожидали чуда вдвойне. С тех пор у Абалакской иконы появился еще один знаменательный день.

Из источников узнаем, что попытка запретить крестные ходы чуть не привела к трагедии: настоятель монастыря занемог, и только после снятия запрета недуг прошел. С тех пор на протяжении 300 лет традиция выноса иконы из монастыря в Тобольск закрепилась в жизни монастыря и Православной Церкви в Сибири.

Исчезновение образа

Все версии пропажи чудотворного образа, за исключением одной, сводятся к событиям Гражданской войны. В публикациях называют конкретные даты и конкретных участников. Попробуем разобраться. Во-первых, и во-вторых, и в-третьих – отсутствуют документы, свидетельствующие о пропаже реликвии. Молчат газеты. А ведь такое событие не должно было остаться незамеченным. Ни до, ни после 1917 года в прессе – ни слова. И архивы молчат.

1917 год. Во главе губернии с марта – Временное правительство, Комитет общественного спокойствия. Крестный ход состоялся как обычно. И как обычно, местные власти озадачены сохранением порядка во время массового шествия. Накануне, 6 июля, уездный комиссар обращался к председателю Тобольского окружного суда с предложением командировать мирового судью в уезд: «В пятницу, 7 сего июля в с. Ивановском будет большое скопление публики по поводу приноса Абалакской иконы Божией Матери. При таком скоплении публики будут и пьяные. Мера воздействия на них на месте может служить хорошим уроком для других».

С августа 1917 г. в Тобольске находится семья Романовых. В литературе чаще всего можно прочитать, что семья Романовых бывала в Абалакском монастыре и молилась у чудотворной иконы. Маловероятно. Скорее, икону приносили в город. Из периодической печати того времени узнаем, что к Рождеству в Благовещенскую церковь, которую посещала семья, по инициативе диакона о. Александра Евдокимова и священника о. Алексия Васильева была привезена Абалакская икона.

Во время Богослужения произошло событие, повлекшее за собой судебное разбирательство: диакон титуловал императора Николая и царицу Александру «их величествами», а детей – «высочествами». На общем собрании отряда особого назначения было принято решение об аресте священников. По этому поводу была даже попытка возбудить уголовное дело по ст. 129, создана специальная комиссия – писала газета «Тобольский рабочий» в январе 1918 г. Во время разбирательства епископ Тобольский Гермоген дал следующее объяснение касательно иконы: «Святая чудотворная икона Абалакская взята на несколько недель, не более трех, исключительно ради некоторых болящих и опятьтаки без всякой партийно-политической цели. Пример привоза этой святыни зимою был прежде неоднократно. Теперь св. икону вскоре отвезут обратно в Абалак. Я желаю лишь отслужить перед нею молебен или просто приложиться к ней; доселе же не имел свободного времени…».

В обращении Тюменского областного дома журналистов по поводу поисков утраченной иконы звучит следующая версия: «В 1918 году, опасаясь за чудотворную икону Божией Матери, по некоторым сведениям, епископ Мефодий увозит икону из монастыря в неизвестном направлении». Последующие события, подкрепленные документально, позволяют утверждать, что и в 1918, и 1919 гг. икона оставалась в монастыре.

(Продолжение следует…)

Н.И. Загороднюк, к.и.н.,
ст. науч. сотр. Тобольской ком-
плексной научной станции УрО РАН

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.