ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Мученик за веру и творчество. В.А.Никифоров-Волгин

«Утомленный ношей крестной,
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде Царь Небесный
Исходил, благословляя».
Ф.И. Тютчев

Василий Акимович (Иоакимович) Никифоров - прозаик, журналист, драматург - родился 24 декабря 1900 (ст. ст.) / 6 января 1901 года (н. ст.) в деревне Маркуши Калязинского уезда Тверской губернии в семье потомственного сапожника. Вскоре после рождения своего первенца семья переехала в Нарву. Здесь Василий закончил церковно-приходскую школу при Свято-Владимирском братстве. Бедность не позволила ему поступить в гимназию, но, зарабатывая на хлеб и сапожником, и в поле, он не расставался с книгами и усиленно занимался самообразованием. Его любимыми писателями были Ф. Достоевский, Н. Лесков, А. Чехов, С. Есенин.

В 1920 году группа молодых людей создает в Нарве «Союз русской молодежи», которая организует литературные вечера, концерты. В эту группу входит и Никифоров, к тому времени уже прочно связавший свои духовные интересы с литературой.

В 1921 году состоялся его литературный дебют. Влиятельнейшая русская газета «Последние известия», издававшаяся в Таллине, напечатала статью Никифорова «Исполните свой долг!», призывавшую русских позаботиться о могилах воинов Белой гвардии. С 1923 начинается регулярная литературная и журналистская деятельность Василия Никифорова. В русских периодических изданиях, выходивших в Эстонии, он публикует рассказы, статьи, очерки, этюды, лирические миниатюры, которые подписывает псевдонимом Василий Волгин в память о своем детстве, о родной тверской земле. В то время Василий Никифоров даже напечатал в нарвских газетах два детектива - «Атаман в черной рясе» и «Тайна нарвских подземелий». Впоследствии к псевдониму он прибавляет свою фамилию и подписывается Никифоров-Волгин.

Одновременно со своей литературной и журналистской деятельностью Василий Никифоров, хорошо знавший и любивший православное Богослужение, служит псаломщиком в нарвском Спасо-Преображенском соборе (до весны 1932).

Вскоре имя его становится известным в Эстонии. В 1926-1927 гг. Никифоров вместе с С. Рацевичем редактирует «Новый нарвекий листок». В 1927 на конкурсе молодых авторов в Таллине он получает первую премию за рассказ «Земной поклон». Писатель активно участвует в общественной жизни города и в 1927 году становится одним из учредителей русского спортивно-просветительного общества «Святогор», при котором в 1929 г. создается религиозно-философский кружок, положивший начало местной организации Русского студенческого христианского движения. Никифоров-Волгин сам участвовал в съездах этого движения, проходивших в Псково-Печерском и Пюхтицком монастырях. В 1930-1932 Никифоров-Волгин также возглавляет литературный кружок общества «Святогор», в котором молодые писатели изучали технику художественной прозы и занимались культурным развитием, и редактирует вместе с Л. Аксом литературный журнал «Полевые цветы» -орган русской литературной молодежи в Эстонии.

К середине 30-х годов Никифоров-Волгин становится известным писателем русского Зарубежья. Его печатают не только в Нарве, но и в Таллине, Риге, замечают в Париже, и в 1935 году парижский журнал «Иллюстрированная Россия» присуждает Никифорову-Волгину премию за рассказ «Архиерей».

В 1935 году он переезжает в Таллин, где избирается почетным членом русского просветительского общества «Витязь», много печатается в крупном органе российской эмиграции - рижской газете «Сегодня» и в журнале «Для Вас», усердно трудится над рассказами для двух своих сборников. Здесь Никифоров-Волгин знакомится с Игорем Северяниным (еще одним знаменитым «русским» эстонцем), который посвящает ему сонет из известного цикла посвященных сонетов. В Таллине Василий Никифоров преуспевает не только в литературной, но и в педагогической деятельности: среди его учеников -Алеша Ридигер, будущий Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий П.

В 1937 году в таллиннском издательстве «Русская книга» выходит первый сборник Василия Никифорова-Волгина - «Земля-именинница», а через год, в 1938, второй - «Дорожный посох». Третья книга «Древний город (Жизнь и нравы русской провинции после революции)» так и не увидела свет.

Летом 1940 года в Эстонии была установлена советская власть, подожившая конец культурной и литературной жизни русской эмиграции: русские общества были разогнаны, газеты и журнаны закрыты, писатели и деятели русской культуры и Православной Церкви репрессированы. 24 мая 1941 г. Никифоров-Волгин, работавший на судостроительном заводе, был арестован органами НКВД, а с началом войны отправлен по этапу в Киров (Вятку). В августе его приговорили к расстрелу, а 14 декабря 1941 г. Никифоров-Волгин принял мученическую смерть «за издание книг, брошюр и пьес клеветнического, антисоветского содержания»: свое творчество писатель оплатил жизнью. Вместе с такими же страдальцами он был тайно зарыт на Петелинском кладбище г. Кирова. В 1991 году Никифоров-Волгин был посмертно реабилитирован.

О чем они, рассказы Никифорова-Волгина? О России. О России его детства, дореволюционной, и о другой - вздыбленной революцией. О том, какой была душа русского человека, и о том, какой она стала. Детство Никифорова-Волгина прошло среди мастеровых - лудильщиков, сапожников, портных. В жизни городских низов было немало неприглядного - пьянство, драки... И, тем не менее, рассказы об этой поре его жизни пронизаны светом: ведь взгляд ребенка отмечает прежде всего хорошее. Никифоров-Волгин изображает мир русского Православия, вековые народные устои, сформированные христианскими ценностями. Среди его героев - разные люди: есть настоящие праведники (неслучайно писателя называли современным Лесковым), есть и такие, как медник Егор Вяткин: «На Егора часто нападала тоска, та особенная русская тоска, которая заставляла его метаться между церковью и кабаком».

Революцию Никифоров-Волгин воспринял как катастрофу, как грозные знаки грядущего апокалипсиса. Писатель показывает, как утратившие веру во Христа русские люди теряют человеческий облик. Вот рассказ «Оскудение». Повествователь едет по заснеженному полю с пожилой монахиней. Матушка говорит, что подъезжают к «Пригвожденной Богоматери» - значит, скоро монастырь. Странное название вызывает недоумение рассказчика. Вместо ответа монахиня подводит его к придорожному кресту с Суздальской иконой Пресвятой Богородицы. Рассказчик потрясен: «Я вгляделся в образ. Чья-то кощунственная рука вбила в глаза Богоматери гвозди».

Все рассказы Никифорова-Волгина, изображающие послереволюционную страну, - это мучительные раздумья о двух Россиях: «России монашеской, в молитве сгорающей, и России разбойной, вбивающей гвозди в глаза Пресвятой Девы». Чудовищные кощунства над святынями, садистские издевательства над людьми - и все это там же, где совсем недавно звучал благолепный малиновый звон, где люди мерили время церковными праздниками.

Размышляя об ужасах настоящего, писатель напряженно вглядывается в прошлое, видит там не только «Святую Русь» своего детства, но и грозные приметы грядущего отступничества от Христа немалой части русского народа. Вот рассказ «Древняя книга» о судьбе старинной Библии, сохранившейся в большой семье бухгалтера Рукавишникова с 1752 года. И надписи на полях Священного Писания, сделанные руками представителей разных поколений семьи, заставляют задуматься о многом: благоговейные размышления и молитвы где-то с конца XIX века сменяются пошлыми бытовыми заметками, а затем, в послереволюционные годы, прямым глумлением над верой. В одной семье, как в капле воды, отразилось то, что происходило в масштабах огромной страны...

И все же писатель сохраняет веру в русского человека. Веру в то, что даже в помутненных грехом душах жив образ Божий. Во времена беззаконий, гонений, обрушившихся на родную землю, в море человеческих страданий Никифоров-Волгин отыскивает зерна христианской любви, рисует персонажей, которые сохраняют и несут Святую Русь в своем сердце. Это - странники, богомольцы, церковнослужители, юродивые, которые утешают страдающий народ, лечат души, очищают сердца. Все они -простые, коренные русские люди («Архиерей», «Странники», «Юродивый» и др.). Один из постоянных мотивов Никифорова-Волгина -умиротворение, просветление человеческой души.

Об этом он повествует в рассказе «Мати-пустыня»: вернувшийся с Гражданской войны красноармеец приносит покаяние и умирает по-христиански. И в рассказе «Солнце играет», где приглашенный для участия в кощунственном спектакле «Христос во фраке» известный талантливый актер неожиданно для всех и, главное, для самого себя, вдруг срывает мерзкое действо, читает притихшему залу заповеди блаженства и, произнеся в заключение последние слова благоразумного разбойника, идет на свою голгофу.

Никифоров-Волгин был и остается писателем оригинальным, со своей поэтикой и языком, со своей интонацией - глубоко сердечной, душевной, народной.

Писатель верил, что Русь возродится, что русские люди сами ужаснутся содеянному. Так и случилось. Книги его возвращаются, биография восстанавливается по крупицам, уцелевшее из творческого наследия бережно собирается энтузиастами. Будет ли молодое поколение обращаться к его произведениям? Вопрос непростой. Ни для кого не секрет, что нынешняя молодежь читает все меньше и меньше. И все-таки было бы клеветой на нее утверждать, будто она нечитающая - вся. Скажем так: прочтут те, кому небезразлична судьба родной страны, ее прошлое и будущее.


По материалам интернет-источников

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.