ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Сопричастие. Молодым свойственно милосердие

В Послании апостола Павла сказано, что все равны перед Богом, вне зависимости от их положения, прав и возможностей в земной жизни. «Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Послание апостола Павла к Галатам 3:28). Также в Священном Писании много говориться о любви к ближнему. «Возлюби ближнего своего как самого себя» (Евангелие от Матфея 12:31). Но почему пенсионеры, одинокие люди, инвалиды нередко чувствуют себя в обществе ущемленными? Что значит в современном понимании милосердие, сострадание к людям? Да и существуют ли сейчас такие понятия, или это пережитки дореволюционного прошлого? Об этом и не только мы поговорим с представителем молодёжного движения города Ханты-Мансийска «Сибирь молодая православная» Лилией Касаткиной.

- Лилия, как давно ты стала помогать детям с ограниченными возможностями, и как возникло такое желание?

- Летом 2008 года в Ханты-Мансийск приехали ребята из Канады, которые учились в магистратуре университета города Виктория. Они выиграли грант на оказание волонтёрской поддержки детям-инвалидам в России. Методика была направлена на то, чтобы сделать более доступным общение детей-инвалидов с обычными детьми. И так как я работаю в международном управлении Югорского государственного университета, то меня определили к ребятам в качестве переводчика. А потом я сама стала участвовать в общении с детьми. Со студентами из Канады мы работали в реабилитационном центре «Лучик» месяц. А потом они уехали. Но я продолжила общение с воспитателями этого центра, которым очень понравилась методика канадских ребят. Ведь до них в реабилитационном центре метод волонтёрского служения никто никогда не предлагал, хотя в помощи сотрудники всегда нуждались.

- С какими сложностями ты столкнулась при общении с детьми-инвалидами? Ведь это был твой первый опыт.

- Конечно, сначала было очень тяжело в эмоциональном плане. На первом занятии я еле сдерживала слёзы. Вместо того, чтобы переводить с русского на английский и наоборот, я думала о том, как бы не разрыдаться. После этого занятия я сказала, что больше никогда не пойду к детям-инвалидам, так как это очень тяжёло. Наверно, прежде всего потому, что ты понимаешь, что не можешь помочь этим детям. А просто приходить и смотреть на их немощность никаких душевных сил не хватит. И все-таки бросать наших иностранных гостей было нельзя. На второе занятие я пришла уже с другим настроем. Я поняла, что это такие же дети, как и другие, и с жалостью к ним относиться не нужно. Она будет служить препятствием в общении, и это будет только мешать. Им нужно такое же отношение, как и ко всем детям. Они тоже любят играть, веселиться, общаться.

- У тебя получилось организовать из представителей молодёжного православ- ного движения группу, которая сейчас, так же как и ты занимается с детьми-инвалидами. Ребята легко согласились?

- Сначала мне пришлось сходить на собрание в реабилитационный центр и обговорить такую форму работы с директором и педагогическим составом. А потом, когда всё было согласовано, я предложила эту идею ребятам. Вызвались помощники. Со временем стали предлагать свою помощь остальные. И, конечно, сначала не всем было легко, но каждый человек вправе сам решать, что ему по силам, а что нет. Ребята, которые сами предлагали свою помощь, все хорошо справлялись со своими задачами. Они подходили к этой работе просто, с улыбкой, какой-то лёгкостью, чувством юмора, иногда в игровой манере. Они быстро нашли подход к детям.

- А в чём заключается ваша помощь?

- В основном это проведение мероприятий, игр, викторин. Однажды, когда мы катались с детьми на теплоходе, у нас была возможность поучаствовать вместе с ребятами в ролевой игре. Мы инсценировали ситуацию, как будто корабль захватили пираты, и чтобы освободиться, дети должны были выполнять задания. Ребятам всем очень понравилось. И так как многие дети на инвалидных колясках, то всегда требуется мужская помощь. Например, транспортировка на тот же пароход или с машины. Ещё некоторые наши ребята на выходных приезжают к ребёнку с ограниченными возможностями в гости, берут его погулять или занимают чем-нибудь дома, рисуют, лепят из пластилина. В это время мама ребёнка успевает сделать что-то по хозяйству, сходить в магазин.

- Многие здоровые люди рядом с инвалидами испытывают чувство неловкости и даже стыда. Как ты думаешь, с чем связано это явление и знакомо ли оно тебе?

- Мы часто твердим, что у нас много проблем на работе, в семье, не хватает денег, внимания, любви, свободного времени. Всегда чего-то не хватает. Когда же ты находишься рядом с человеком-инвалидом, то понимаешь, что твои проблемы в сравнении с его проблемой - просто кучка мусора. А он живёт, такой, какой есть, и старается находить моменты радости в жизни. Ты, здоровый человек, с руками и ногами, который может контролировать свои движения, на что-то ропщешь. Может быть, от этого и возникает чувство стыда. У меня тоже такое было, когда я только начала работать с детьми. Тогда неловкость сливалась с чувством жалости. А потом возникло острое чувство какой-то вины и понимание того, что по большому счёту ты не можешь помочь этим детям, кроме единственного занятия в неделю. Но это такая маленькая частица тепла. Тогда ощущаешь своё бессилие.

- В твоей жизни был такой случай, после которого ты сама чуть не стала инвалидом и долгое время была прикована к постели. Как ты пережила минуты отчаяния?

- Тогда я ещё не ходила в храм и не была крещеной. В первые моменты после аварии, когда я очнулась в палате и ещё не знала, смогут мне сделать операцию или нет, единственная и главная моя мысль была - я хочу иметь детей несмотря ни на что. Я все смогу перенести, лишь бы только были дети. До и после операции, когда еще ставился под сомнение вопрос, буду ли я вообще ходить, для себя я твёрдо решила, что встану на ноги, только потому, что хочу родить детей. И в этот сложный период моей жизни меня поддержали близкие люди. И даже дальние знакомые, от которых я совсем ничего не ожидала, приходили в больницу, звонили, слали сообщения. Я поняла, что есть люди, которые во мне нуждаются и в которых я нуждаюсь, и они очень хотят, чтобы я встала на ноги. Это была мощная поддержка и большой стимул продолжать жить. И, слава Богу, меня оперировали талантливые врачи. Дай Бог им здоровья!

- После этого случая у тебя изменилось отношение к жизни, к себе?

- Да, на тот момент много что изменилось. После того, как встала на ноги, я пришла в храм и покрестилась. Я поняла, что не просто так всё со мной произошло и что в жизни вообще не бывает случайностей. И то, что я сейчас стою на ногах -это огромный подарок и второй шанс. Нужно не отчаиваться, а жить дальше. Находить какие-то радости в жизни, несмотря на то, что до аварии распалась моя семья. Я потеряла ребёнка. Долгое время была в подавленном состоянии. До аварии у меня не было никаких целей в жизни, я просто не понимала, для чего нужно жить. Когда ты живёшь без Бога, то жизнь теряет всякий смысл. Но мой первый шаг после долгого постельного режима дал ощутить настоящую радость жизни. И я поняла, что таких радостей ещё будет много. Осознание того, что нет семьи, приносит большую боль душе, но есть ещё что-то, ради чего нужно жить.

- Смысл своих страданий ты увидела. А какой смысл в страдании детей?

- Только одному Богу известно, почему мы должны терпеть трудности. Я думаю, что причины могут быть разные. Иногда дети страдают за своих родителей. Чтобы родители были вместе. Может, посылается такое испытание - как проверка для супругов. Когда я была беременна, врачи тоже ставили такой вопрос: либо ребёнок родится нормальным, либо он будет инвалидом. Тогда я говорила, что приму любого ребёнка, лишь бы родился. Но Господь, видимо, решил, что не по мне этот крест. Факт в том, что ребёнка не стало -и не стало семьи. Это испытание мы не прошли. Православным людям, опять же, легче это понять. Если представить, что ребёнок рождается нормальным, а потом становится либо наркоманом, либо убийцей. Может быть, потому у него отнято физическое здоровье, чтоб он до такого не опустился. Бывает так, что инвалидность одного человека вразумляет окружающих. Например, у злобных людей, глядя на этого ребёнка, проснулось сожаление в душе. Или человек никогда не знал, что такое забота о людях, но при встрече с инвалидом понял, что в его внимании нуждаются.

- Как ты понимаешь фразу: «От отчаяния до веры один шаг». Ты согласна с этим утверждением?

-Да, я согласна. Есть ещё и другая сторона: от отчаяния так же один шаг и до самоубийства. То есть человек стоит перед выбором. Либо ты встаёшь на путь перерождения, либо «падаешь в пропасть». К Богу стоит сделать один только шаг, потом он сам понесёт тебя на руках. Ты почувствуешь, что не одинок. Появляется смысл жизни. Я согласна с этой фразой, так как знаю, что много людей пришли к вере через отчаяние.

- Как ты думаешь, с точки зрения христианства, уменьшает ли инвалидность ценность человеческой жизни?

- У каждого свой крест. Ограниченность в физическом или умственном здоровье - это ещё не так страшно. Посмотрите, сколько вокруг духовных инвалидов. А у людей с ограниченными возможностями тоже есть душа, и они так же могут быть в храме. В духовном плане они не ограничены, даже наоборот. Даже, возможно, они ближе к Богу. Так как они не способны к постоянному труду, то лишены житейской суеты, мелких проблем. Они смотрят на эту жизнь под другим углом. Я часто с умилением наблюдала, какое благоговение у детей-инвалидов в храме перед иконами и свечами.

- Как ты думаешь, ухаживать за инвалидами - это прерогатива только православных людей?

- Конечно, нет. Во-первых, сотрудники самого центра - это люди разного вероисповедания. Те ребята из Канады были волонтерами с восемнадцати лет, и несмотря на то, что на тему религии мы с ними никогда не разговаривали, я точно знаю, что ими двигало огромное желание помогать людям. Но бывает так, что через помощь инвалидам человек может прийти к вере.

- Молодым людям вообще свойственны такие чувства, как милосердие, сострадание?

- Я думаю, что да. Сейчас многие считают, что молодые люди глупые, эгоистичные, думают только о том, как бы устроиться получше да набить себе карман поплотнее.

Это уже стереотип, который, как мне кажется, неправильный. Сейчас молодёжь просто ищет себя, но некоторые так и не находят места в жизни. По разным причинам. Например, от незнания. Опять же, здесь очень важна миссионерская роль нашего молодёжного движения. Нам подсказали, как можно жить и куда применить свои силы, мы должны помочь другим. Например, когда я была студенткой, то просто не знала, что есть православие. Я не знала, что это такое. И если бы в то время я увидела какой-нибудь пример, то думаю, что успела бы сделать намного больше, потому что у студента больше свободного времени.

Я бы не бралась говорить о том, что у людей не осталось чувства сострадания и милосердия. Сейчас молодёжь ищет, куда бы приложить всю энергию, которая у неё есть. Потому что благодаря новым технологиям у людей освободились руки. Например, в быту есть стиральные машины, микроволновые печи, посудомоечные машины. Интернет позволяет быстро найти любую информацию вместо того, чтобы часами сидеть в библиотеке. И в итоге остаётся огромное количество времени, которое мы не знаем, куда деть. Кто-то может проваляться на диване или напиться пива. Но можно это время потратить не на себя, а на других людей, быть кому-то полезным. Нужно только это осознать. Я считаю, что чувства милосердия есть изначально в каждой душе. Его много в детстве, юности, молодости. Потом мы его закапываем под грудой проблем, суеты, лени.

- Что для тебя значит чувство радости?

- Это прежде всего общение с близкими. Находиться в семье, дарить им свою любовь и заботу.

- Что бы ты хотела пожелать людям с ограниченными возможностями и их близким?

- Не унывать и находить маленькие радости в каждом новом дне. Находить в себе силы любить жизнь во что бы то ни стало. Дети из реабилитационного центра очень любят рисовать. Они получают от этого огромное удовольствие. Вы бы видели, сколько радости им приносят рисунки! Нужно искать положительное во всём.

А всем остальным я бы пожелала радоваться тому, что вы можете вставать и видеть солнце. Или хотя бы просто вставать с постели. Я ловлю себя на том, что сама уже перестала это ценить. А воспринимаю то, что хожу как что-то естественное, как данность. Первые полгода после моего выздоровления я любовалась каждым шагом. Для меня чудом было то, что я хожу. Надо радоваться тому, что ты можешь двигаться, значит, можешь принести радость людям. Например, сходит в тот же реабилитационный центр «Лучик» и помочь детям.

Анастасия Соломатина,
г. Ханты-Мансийск

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.