ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Долг перед Отечеством. Подвиг российского воина

Нет никакой возможности рассеять русские батальоны: чем опасность грознее, тем крепче держатся солдаты друг за друга... »
Ф.Энгельс

27 января 1904 г. без объявления войны, японский военный флот атаковал корабли русской 1-й Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре. Началась Русско-японская война, явившая новых героев, известных и оставшихся безымянными, генералов и простых солдат. Один из таких людей - генерал-майор Роман Исидорович Кондратенко (1857-1904), начальник сухопутной обороны крепости Порт-Артур, которая в условиях блокады противостояла японской армии в течение 157 дней. В ходе обороны русскими силами уничтожены многие представители старинных самурайских фамилий и один из японских принцев (Генерал Ноги, принявший капитуляцию Порт - Артура потерял там трех сыновей - офицеров).

Роман Исидорович родился в большой семье, рано потерял мать, и чтобы помочь отцу,» с шести лет подрабатывал, продавая на улицах питьевую воду. Несмотря на трудности, с отличием окончил военную гимназию, инженерное училище, инженерную академию и академию Генерального штаба. В 1903 году он произведен в генерал-майоры и перед самым началом войны стал начальником дивизии в Порт-Артуре и затем начальником сухопутной обороны крепости. Это был не только командир от Бога, почитавший служение Родине главным делом своей жизни, но и блестящим инженером, фактически заново создавшем систему обороны крепости. »Под его руководством были отражены четыре штурма крепости. «Никакой штурм не может быть страшным, если мы решили до конца выполнять данную нами присягу» - говорил Роман Исидорович подчиненным. Роман Исидорович был «... всегда, везде, повсюду между нами. То как простой солдат шел с цепью впереди, то ночи напролет сидел за чертежами,., личным примером ободрял всех и поднимал твердость духа». Не было места в Порт-Артуре, куда бы он не заглянул, куда бы не поднялся, чтобы указать, где должны быть построены форты, укрепления, батареи. За несколько отведенных ему месяцев он проделал работу, которую иной бы делал много лет». Под руководством Р.И. Кондратенко из стреляных гильз мелкокалиберных орудий изготавливались ручные самодельные гранаты, осветительные ракеты, стали применяться морские мины, скатывающиеся на противника; минные (торпедные) аппараты приспосабливались для стрельбы с суши; появились электрифицированные проволочные заграждения, а 47-миллиметровые морские орудия превратились в неизвестный до того вид оружия - минометы.

Несмотря на ожесточенность боев, крепость держалась, но при взятии японцами русских позиций на горе Высокой Роман Исидорович плакал, не скрывая слез. «В день своей гибели Кондратенко захотел лично видеть фельдфебеля, который накануне с группой добровольцев произвел вылазку в неприятельскую траншею и, разрушив ее, обратил врагов в бегство. Кондратенко расцеловал героя и приколол на грудь моряка боевой орден... Это произошло 2 декабря 1904 года. Генерал погиб на боевом посту, на самом опасном участке обороны форта № 2, от взрыва крупнокалиберного снаряда. В тот момент он работал, сидя перед картой... Со смертью «души обороны» началось падение Порт-Артура, уже 20 декабря город был сдан». Посмертно Р.И. Кондратенко был произведен в чин генерал-лейтенанта и его прах был перезахоронен в Александро-Невской Лавре. Позже был организован сбор пожертвований на сооружение памятника герою.

Но может быть одной из самых неординарных личностей-героев русской истории является Степан Осипович Макаров (1848-1904) - российский флотоводец, океанограф, вице-адмирал (1896). Руководитель двух кругосветных плаваний (в 1886-89 на «Витязе» и 1894-96). Выдвинул идею и руководил строительством ледокола «Ермак», на котором совершил арктическое плавание в 1899 и 1901. Разработал тактику броненосного флота. Исследовал проблемы непотопляемости и живучести кораблей. В начале русско-японской войны командовал Тихоокеанской эскадрой в Порт-Артуре. Погиб на броненосце «Петропавловск», подорвавшемся на мине.

Степан Осипович Макаров родился в семье бывшего крестьянина, призванного на морскую службу. С 9 лет остался без матери. Семья жила очень скромно, однако отец смог определить Степана в Николаевское морское штурманское училище. Как отмечают его биографы, Макаров-юноша отличался от своих сверстников вдумчивостью, впечатлительностью, постоянной занятостью анализом собственных поступков и мыслей, сторонящийся пошляков. «Я не ленюсь, — записывает он в дневнике, — а постоянно занимаюсь, но зло в том, что я сразу берусь за все, а гоняясь за двумя зайцами, ни одного не поймаешь. Эх, ежели бы я имел с моего раннего возраста хорошего наставника, который мог бы установить твердо мой характер и заставить меня прямо и неуклонно следовать по одному направлению, не блуждая то в ту, то в другую сторону». Это обстоятельство не помешало Степану Осиповичу 24 мая 1869 года получить первый офицерский чин мичмана. К двадцати годам он проплавал около пяти с половиной лет на одиннадцати кораблях, побывал во многих странах, накопил большой опыт дальних плаваний и изучил теорию корабля. В двадцать два года Макаров изобрел приспособления, снижающие риск потопляемости корабля - «Пластырь Макарова» и «магистральные трубы», которые были установлены на всех фрегатах Балтийского флота. К тридцати восьми годам Макаров первым привел в систему все изобретения по минному делу, обогатил минное дело своими изобретениями. Впервые в мире он предложил идею минных катеров, возимых на быстроходном корабле, и предвосхитил создание современных плавучих баз торпедных катеров и малых подводных лодок. Он разработал и применил новые тактические приемы ведения морского боя. Предложил идею создания авианосца, которая впервые в мире была осуществлена также в русском флоте. Первым применил во флоте бездымный порох, разработанный Д. Менделеевым, и новейшее для того времени радио, разработанное А. Поповым.

Кроме многочисленных изобретений военно-морского характера, по собственной инициативе Степан Осипович проводил научные гидрологические исследования, например, по изучению течений в Босфорском проливе (написал работу «Об обмене вод Черного и Средиземного морей» удостоенной премии Академии наук). Отметим, что многие научные исследования, в последствии применяемые во многих флотах мира, Макаров проводил на собственные средства. Неоценимый по значимости вклад внес Макаров в дело строительство ледоколов, конструкцию которых сам разрабатывал, в изучение Северного морского пути, в проведении гидрологических исследований вод Тихого океана, во время кругосветных экспедиций.

Отличительной чертой Макарова являлось сочетание строгого, но справедливого отношения к подчиненным. Например, он говорил: «То, что офицер будет требовать от своих подчиненных, он обязан безукоризненно выполнять сам; учась сам, он должен учить и воспитывать других», «Проводи каждый день так, как если бы это была вся твоя жизнь», что означало: «будь всегда деятелен и веди полную смысла жизнь...борись с леностью телесной, умственной и с душевным разгильдяйством, не разбрасывай на ветер своих способностей и пуще всего цени время». Макаров предостерегал от «поверхностного отношения к делу и учению, он говорил: не надо гоняться за многознайством, лучше изучить одно дело, но изучить основательно и во всех деталях... тогда попутно приобретешь познания и о многом другом... Недоучки и полузнайки — самые вредные люди... Важнейшим средством работы молодого человека над собой служит самообразование, в частности чтение», «Надо, чтобы каждый знал, что с выходом из школы учение не оканчивается и что всю свою службу офицер, не желающий идти назад, должен учиться и работать», «Самое лучшее средство воспитания характера — это труд, работа, дело, стремление достигнуть поставленной перед собою цели». Биографы Степана Осиповича отмечают, что больше всего его «раздражало слепое, пассивное повиновение, которое он считал вреднейшим проявлением угодничества и человеческой безличности. По его мнению, всякий, даже самый малый чин, не только имел право, но и обязан был, не кривя душой и не подхалимствуя, по совести высказывать перед кем бы то ни было свое мнение и дать, если нужно, совет. Только такой человек, говорил Макаров, имеет право претендовать на уважение».

Будучи главным командиром Кронштадтского порта, начальником гарнизона и военным губернатором города Кронштадта, Степан Осипович провел громадную работу по обустройству быта и службы матросов, рабочих заводов. По его инициативе в казармах были устроены бани-прачечные, нары заменены кроватями, в казармах и городе введено газовое освещение, «что по тому времени считалось чуть ли не роскошью». Макаров предложил проекты обеспечения рабочих твердым заработком, отпусками и пенсией, по его инициативе были основаны портовая техническая школа, вечерние классы для рабочих пароходного завода и три школы для их детей. Для рабочих в Кронштадте были созданы клубы, которые адмирал нередко посещал сам.

Одной из главных забот Макарова всегда было питание матросов. По его мнению, ка чество питания матросов является показателем отношения командира к своей команде: «Матросские щи, — любил говорить Макаров, — должны быть такими аппетитными и наваристыми, чтобы любой господин, почувствовав их аромат, захотел бы их отведать». Макаров никогда не садился за стол, не отведав сначала матросской пищи.

Так много трудясь, Макаров не забывал о своей семье и воспитании детей. Например, в письме из Нагасаки к супруге он пишет: «Приучай детей к труду и не говори им ничего такого, что бы могло сделать из них пустых франтих». Или: «Пожалуйста, не наряжай очень Олю. Я не хочу, чтобы из нее вышла франтиха, которая будет жертвовать мужем для того, чтобы на балах блистать своей талией. Я надеюсь, что тебе удастся сделать из нее разумную женщину».

С началом русско-японской войны рано утром 24 февраля 1904 г. Макаров в качестве командующего Тихоокеанским флотом прибыл в Порт-Артур. Его задачей было не только обеспечить оборону Порт-Артура с моря, но и подготовить эскадру к активным действиям в открытом море. Макаров работает по восемнадцать часов в сутки, поражая всех своей самоотверженной работоспособностью. «Он поспевал всюду: бывал на батареях, в порту, на поврежденных кораблях, везде стремясь устранить недочеты, доделать недоделанное, вдохнуть в людей бодрость и веру в свои силы». В течение двух дней Степан Осипович реорганизовал дозорную службу. На третий день по его инициативе и с помощью капитана 2 ранга К.Ф. Шульца, изобретателя одного из первых тралов, были оборудованы и применены на практике первые в мире минные тральщики, позже принятые на вооружение во всех флотах мира. К началу августа 1904 года отрядом тральщиков было выловлено на Порт-артурском рейде свыше 260 японских мин.

Как отмечают историки, «принятые Макаровым меры расстроили планы японцев, рассчитывавших безнаказанно громить Порт-Артур и флот. А на русском флоте не осталось и следа растерянности и угнетенности». Одной из главных задач японских сил стало уничтожение СО. Макарова.

31 марта 1904 г. спеша на выручку гибнущим матросам кораблей «Страшного» и «Баяна», броненосец «Петропавловск», на борту которого находился адмирал Макаров, подорвался на японских минах. Вместе с Макаровым погиб художник В.В. Верещагин, 652 матроса и 29 офицеров. «На берегу собралась толпа взволнованных, возбужденных людей. Никто не хотел верить, что Макаров погиб». До позднего вечера люди стояли на набережной, печально всматриваясь на вход в гавань, не веря в гибель Степана Осиповича.

Спи, северный витязь, спи, честный боец,
Безвременной взятый кончиной.
Не лавры победы — терновый венец
Ты принял с бесстрашной дружиной.
Твой гроб — броненосец, могила твоя -
Холодная глубь океана
И верных матросов родная семья -
Твоя вековая охрана:
Делившие лавры, отныне с тобой, -
Они разделяют и вечный покой!..

«Примерно через месяц после гибели «Петропавловска» при подобных же обстоятельствах погиб один из лучших японских броненосцев «Хатсусе», после чего начался так называемый период «черных дней японского флота», в течение которого подорвались на русских минах и затонули два японских броненосца, два крейсера, канонерская лодка и два первоклассных миноносца. Совершенно очевидно, что эти потери были следствием деятельности Макарова, хотя его самого уже и не было в живых».

Г.В. Шевченко, г. Тюмень

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.