ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Славный сын земли Русской

«…Ермак был роду безвестного, но душой великой»
Н.М. Карамзин

Ермак Тимофеевич – одна из самых загадочных личностей в русской истории. О жизненном пути этого легендарного, доблестного воителя достоверных известий не сохранилось. Есть разные мнения о дате совершения похода и взятия Сибири. Поход в Сибирь не полностью изучен и вряд ли удастся кому-либо воссоздать полную картину событий 1579-1585 гг. Крупнейший историк советского периода С. Бахрушин назвал обстоятельства похода Ермака в Сибирь «самыми мучительными, самыми сложными и самыми запутанными во всей истории Сибири». Историческая наука не располагает прямыми архивными материалами о Ермаке и его походе, так как московский пожар 1626 года уничтожил документы приказов, в которых могло быть отражено «Сибирское взятие». Ученые-историки до сих пор, хотя прошло уже около 430 лет после завоевания Сибири, пытаются воссоздать картины былого. Около сорока летописей, среди которых Кунгурская, Есиповская, Строгановская, Ремезовская, Черепановская, имеют множество разночтений в датах и именах.

Ко времени первого похода в 1582 (1581) г. казаков Ермака в Сибирь Русь уже двадцать пять лет воевала против Ливонского ордена, Швеции, Польши и Великого княжества Литовского (с 1569 г. – Речи Посполитой) за выход к Балтийскому морю. Ливонский орден объединял немецких рыцарей-крестоносцев в Восточной Прибалтике, руководимых Католической церковью. На латышских и эстонских землях в 1237-1261 гг. орден вел захватнические войны против Литвы и Руси. Святой князь Александр Невский разбил захватчиков на льду Чудского озера 5 апреля 1242 года.

В это самое время, когда Русь теряла свои западные владения, отряд в 540 казаков под предводительством Ермака приобрел «новое царство для России, открыл второй новый мир для Европы, безлюдный и хладный, но привольный для жизни человеческой. Мир, ознаменованный разнообразием, величием, богатством естества, где в недрах земли лежат металлы и камни драгоценные, в глуши дремучих лесов витают пушистые звери и сама природа усевает обширные степи диким хлебом; где судоходные реки, большие рыбные озера и плодоносные цветущие долины…», – так охарактеризовал историк Н.М. Карамзин итог похода Ермака.

Территория Сибири долгое время оставалась «белым пятном» на карте мира, хотя со второй половины XIV века «охочие люди», посылаемые великим князем Московским Иваном III проникали в Югорскую землю, а его сын, великий князь Василий Иванович, не только унаследовал титул отца «князь Югорский», но и добавил к нему: «князь Кондинский и Обдорский». Они обложили данью население огромной территории, но господство государства за Каменным поясом было слабо и ненадежно. Дань почти не платилась, набеги на Пермь Великую, где оканчивалась Московия, совершались часто.

В отечественной истории освоение территории Сибири русскими первопроходцами с конца XVI по XVIII столетие можно без преувеличения назвать эпохой великих географических открытий.

Летописи зафиксировали разные имена покорителя Сибири: Василий, Тимофей, Герман, Еремей, Ермил, Ермолай… Всего учеными выдвинуто 10 имен. По версии, восходящей к показаниям участников экспедиции, он происходил из волжских или донских казаков и до похода за Урал нес государеву службу в «поле», участвовал в Ливонской войне. Предполагают также, что он был выходцем из чусовских вотчин промышленников Строгановых.

Историк Сибири П.А. Словцов (1767(1766) – 1843) по устным преданиям записал некоторые сведения о его жизни: «Ермак сказывал о своем происхождении, что дед его был посадский Оленин, а отец, принужденный искать пропитание инде, сперва приютился на Усть-Каме. Потом переселился, с прозванием Поволжского, на Чусовую к Строгановым, с двумя сыновьями, из коих один назывался Василием, то есть он сам. Тут Ермак привык к разгульной жизни на судах; после чего оставался шаг до известного промысла Каспийских флибустьеров. Поэтому Ермак с возвращением на Чусовую увидел свою родину» (Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири). Уральский писатель Д.Н. Мамин-Сибиряк в произведении «Покорение Сибири» тоже утверждает, что Ермак родился и вырос на Урале в вотчинах Аники Строганова.

В сказе П.П. Бажова «Ермаковы лебеди» разговаривают промеж собой старики: «Со всех сторон на Дон люди сбегались, кому дома невмоготу пришлось. Ну, а этот из Чусовского городка был. Василием Тимофеевичем Алениным звали, а на Дону да по Волге стал Ермак Тимофеевич. Здешние-то реки он с молодых годов знал. Ему, брат, вожака не надо было! Сам первый вожак по речным дорогам был».

В памяти народной образ Ермака Тимофеевича сохранился в легендах, преданиях, песнях, былинах.

Для нас, родившихся за Уралом, в той стране, где до Ермака православных людей не было, – он стал земляком. Я помню, в детстве слушала, как бабушка пела в деревне Катайской Сладковского района:


Ревела буря, дождь шумел,
Во мраке молнии блистали,
И беспрерывно гром гремел,
И ветры в дебрях бушевали…
Ко славе страстию дыша,
В стране суровой и угрюмой,
На диком бреге Иртыша
Сидел Ермак, объятый думой.


Песню пели после тяжелой крестьянской работы женщины, родившиеся в конце XIX века. Стихи написаны декабристом К. Рылеевым. В наше время сложно представить, чтобы в быту пели песню, героем которой был исторический персонаж. Ермак для людей разных поколений был не просто историческим лицом, а символом мужества, силы, тех человеческих качеств, которые требуются для воина, освободителя, первооткрывателя.

Русский народ чтит Ермака наряду с другими своими любимыми богатырями. В одной из былин поется о битве на поле Куликовом: «Татарский князь Мамай напал на Киев; ласковый князь Киевский, Владимир Красно Солнышко, собрал около себя своих могучих богатырей и стал с ними советоваться, как отбиваться. Решили послать Илью Муромца. Владимир-князь Илью ждет-пождет и не дождется. Посылает ко Илье он племянничка, молодова Ермака Тимофеевича.

Выходил Ермак на широкий двор; Заходил он в стойлы белокаменны, Выбирал себе коня богатырского…

В этой былине описаны два богатыря, защищающие Русь. Но исторически это не верно. Такого в истории страны не было. Монах-воин Илья Муромец предстал ко Господу в 1188 году в Киево-Печерской лавре, а воин Ермак Тимофеевич убит в 1584 году в Сибири на реке Вагай. Нашествие Мамая было при Дмитрии Донском, а отнесено ко временам князя Владимира. Ермак жил во времена Ивана Грозного.

Волжский период казачьей вольницы отразился в народных песнях, идеализирующих атамана Ермака, нападающего на корабли с товарами, отбирающего турецкие да персидские ковры да бархаты, да «оружье долгомерное, да пушечки медные». А вот просьбу девицы Урзамовны уважили: «А вы везите мене, казаки, к сильну царству московскому, государству российскому, приведите меня, казаки, мене в веру крещеную!». Ермак изображен в песнях решительным, энергичным и в тоже время мудрым, рассудительным, скромным, охраняющим землю Русскую от Турецкого государства, от крымских татар. Фольклор изображает Ермака основателем Камской вольницы (XVII в.), организатором взятия Казани и Астрахани (XVI в.), хотя историческими источниками это не подтверждается.

Историки не пришли к окончательному выводу – послан ли царем Ермак на Сибирь или казаки сами пошли «воевать Сибирь». По многим летописям выясняется, что Ермак с казаками бежали от царской немилости, узнав, что против них отправлен сильный отряд войска. Двинулись они вверх по Волге и Каме и пришли в Орел-городок к Строгановым – знаменитым в то время солепромышленникам, владельцам земель по Каме и Чусовой. Царь Иван IV Грозный наделил Строгановых широкими привилегиями. Они пользовались податными и судебно-административными льготами. Им разрешалось ставить остроги, нанимать свободных людей для работ и «обереговой» службы. Владения Строгановых служили форпостом Московского государства на северо-востоке и базой для продвижения за Урал. Еще в 1574 году Строгановы получили от царя «открытый» лист на земли по Тоболу, Иртышу и даже Оби, входившие в Сибирское ханство. Таким образом, военная экспедиция Ермака отвечала интересам московского правительства и уральских промышленников.

В Кунгурской летописи говорится, что потребовал у Строганова «Иван Кольцев росписку на струги поартелно 500, по именом на всякого человека, по 3 фунта пороху и свинцу и ружья и три полковые пушки, по 3 пуда муки ржаной, по пуду сухарей, по два пуда круп и толокна, по пуду соли и двум полоть и колико масла пудов, и знамена полковые с иконами всякому сту по знамени». Было в отряде 3 священника, да старец-бродяга, который ходил без черных риз, и кроме того, что «круг церковный справно знал», еще и «каши варил и припасы знал».

Промышленники Строгановы владели иконописными мастерскими, следовательно, у казаков наверняка были иконы из этих мастерских. Из нескольких источников известно, что в походной часовне Ермака было более десяти, а может два-три десятка икон. К этим иконам было особое отношение, что выражается в том, что к некоторым тожественным датам некоторые иконы посылались царям.

Спустя столетия, в 1877 году Тобольскому губернатору Г.П. Пелино сообщал начальник штаба Западносибирского военного округа, что кроме знамени Ермака, хранившегося в Березово и переданного в 1883 году в Омский войсковой собор, обнаружено другое знамя. В селе Долгоярском (Худяковском), находящемся в 52 верстах от Тобольска, есть икона Нерукотворного Образа Спасителя с предстоящими – на правой стороне Сергием Радонежским, а с левой – Иоанном воином. Сверху – два ангела, держащие убрус, а под ликом Спасителя – серафим (ангел). Икона написана на тонкой шелковой материи, с обеих сторон одинаково. Со временем икона была наклеена на доску и облечена в серебряную, вызолоченную ризу. Живопись искусной работы, хорошо сохранилась. На иконе фон темно-вишневого цвета, а убрус огненного цвета. Данное сообщение составлял священник села Долгоярского Григорий Тутолмин, и он предполагал, что это могло быть знамя Ермака, потому что только церковные хоругви и военные знамена писались с двух сторон.

Возможно, это знамя шло впереди войска Ермака с реки Чусовой в Сибирь и оно изображено на картине В. Сурикова «Покорение Сибири Ермаком» в момент решающей битвы.

Еще находясь в вотчинах Строгановых, казаки, расспрашивая пленных и оценивая собственные силы, решили, что Сибирское ханство – не сильный противник. В конце лета 1582 года казаки, пришедшие с Ермаком на Урал, и около 50 «охочих» людей двинулись на Восток. Ермак имел большой военный опыт, природный ум, что поднимало его на уровень лучших военачальников своего времени. Войско было четко организовано: дружина подразделялась на полки во главе с выборными есаулами, полк делился на сотни, сотни – на полусотни и десятки, которыми командовали сотники, пятидесятники и десятники. Все главные вопросы решал войсковой круг. Круг избирал атамана и есаулов. По решению круга и начался поход в Сибирь.

По историческим сведениям и фольклорной версии струги Ермака поднялись вверх по реке Чусовой и ее притоку Серебрянке, откуда волоком перешли на речку Жаровлю, впадающую с юга в р. Баранчу, и вскоре вошли в Туру. Здесь начинались владения Кучума. В излучине Туры мурза Епанча попытался остановить казаков. Столкновение было не опасным. По Туре, Тоболу и до Иртыша струги прошли без остановок. Летописи пишут о мелких стычках у Березовского и Караульного яров, Бабасанских юрт, которыми ведал ханский визирь. Вот как описывает Кунгурская летопись одно из сражений: «Поплыша вниз по Тоболу, июня в 29 день, и доплы до урочища Караулнаго Яру; ту бе на Тоболе место узкое». Три дня бились воины, но смогли порвать цепи железные, которые перекинуты были с берега на берег. «Казацы ж одолеша и цепи разломаша и проплыша с кусты таловыми».

Если же обратиться к упомянутой выше Кунгурской летописи, то в 44-46 статьях говорится, что 26 июля возле Долгого Яру увидели казаки бесчисленное «бусурманское войско множество стояше, ждущие прихода Ермака». Казаки идти в бой не решились. Остановились у острова выше Яра и молились Святой Троице, Пресвятой Богородице и всем святым.

А дальше произошло неожиданное: образ Спасителя, знамя любезное казакам, «самовластно с места сошло и пошло впереди вниз по левому берегу Тобола реки. Видевшие это Ермак и казаки единодушно погребли за ним. Погани пустили бесчисленные стрелы, как дождь с горы, на струги. Но хранимые Богом, неповрежденно проплыли. Когда же проплыли, знамя само на место встало». И видело неприятельское войско, как на облаке летел царь «прекрасный зело», и летели многие вооруженные воины, и грозил им царь обнаженным мечом. У тех же, кто стрелял в него, «руки околеша и луки их сокрушиша». Увидели в этом казаки «явную Божию милость и помощь тверду».

Как известно, Тобольский острог поставлен казаками под предводительством Данилы Чулкова в 1587 году, а пятью годами раньше, «где ныне град Тоболеск и соборная церковь», слышали басурмане звуки и звоны» и видели огненный столп.

Крупное сражение произошло 5 ноября (23 октября) 1582 г. на берегу Иртыша у мыса, позднее названного Чувашским, в день апостола Иакова, брата Господня по плоти, изображение которого было на знамени полка.

8 ноября (26 октября) в день великомученика Димитрия Солунского казаки во главе с Ермаком взяли Искер (Кашлык, Сибирь). В русской истории этот день считается Днем взятия Сибири. Четыреста тридцать лет назад, в такие же ноябрьские дни, произошло сражение, перевернувшее ход истории и увеличившее вдвое владения Великой Московии.

Исторические строчки сухи для восприятия событий средневековья. Столица Сибирского ханства Искер стояла на высоком берегу реки Иртыша и была окружена тройным валом. Остяки (ханты) и вогулы (манси) боялись Кучума, потому что он брал с них много дани и заставлял принимать магометанскую веру. Но в битве за Искер воевали на стороне Кучума. Вот такими строками воссоздал историю Д.Н. Мамин-Сибиряк в повести «Покорение Сибири»: «Засеку построил Кучум по Чувашьей горой, в нескольких верстах от Искера. Маметкул засел с татарами в засеку, за высокий земляной вал, а сам Кучум стал со своим войском на Чувашьей горе, чтобы видно было все. 22 октября казаки увидали войско Кучума в засеку. Татар было тысяч десять, а казаков всего восемьдесят человек. У самых храбрых дрогнуло сердце, когда увидали Чувашью гору, как муравейник кишевшую татарами. Ермак всех ободрял: «Кого убьют – Бог простит, кто останется жив – царь наградит». Притаились казаки за засекой, татарские муллы громко молились. Вот зажужжали первые стрелы… летит, летит да и вопьется в белое казацкое тело татарская стрела. С молитвой подвигаются казаки к самой засеке, а татары так и сыплют в них стрелами и копьями. Начали и люди падать на казацкой стороне… как увидали это татары, вышли из засеки. Завязалась жестокая сеча».

Здесь через несколько дней Ермак принял присягу остяка (ханты) Бояра, позднее – вогульских (мансийских) князцов Ишбердея и Суклема.

18 (5) декабря 1582 года, накануне дня святителя Николая зимнего, возле озера Абалак произошла битва с превосходящими силами воинов Кучума, предопределившая успех похода Ермака.

В 1583 году Ермак отправил в Москву посольство, объявившее царю о присоединении к России нового края: «Царство Сибирское взяша и многих живущих тут иноязычных людей под государеву царскую высокую руку подвели». На воеводство в Сибирь был послан князь Семен Болховский с 300 служилыми людьми.

Продолжая покорение Сибирского ханства, Ермак овладел несколькими городками на реке Обь, управление которыми передал князцу кодских остяков Алачу, совершил походы на р. Тавда.

Заняв столицу Сибирского царства, вольные казаки могли вернуться на Русь с богатой добычей. Но казачий круг постановил присоединить разгромленную Кучумову орду к России. Решение круга казаки осуществили ценой своей жизни.

Сибирский историк С.У. Ремезов в «Кунгурской летописи» первым попытался нарисовать портрет удалого атамана: «Бе бо вельми мужествен и разумен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою и власами кудряв, возраст средний и плоек, плечист».

Три года длилась первая сибирская экспедиция, в которой дружина Ермака не знала поражений от многочисленных неприятелей. Голод и лишения, суровые морозы, бои и потери – ничто не могло остановить вольных казаков, сломить их волю к победе. В последней ночной стычке поредевший отряд отступил, понеся небольшие потери. Но он лишился испытанного вождя. В ночь с 5 на 6 августа (18-19 августа) 1585 (1586) Ермак погиб во время боя близ устья реки Вагай. Без него экспедиция продолжаться не могла. Татары же «нарекоша его богом, и погребоша по своему закону на Башлевском кладбище под кудрявую сосну…», – так завершает повествование Кунгурская летопись.

Добравшись до Кашлыка, казаки собрали войсковой круг и решили немедленно возвращаться на родину. Ермак привел в Сибирь 540 бойцов. С атаманом Александровым в Москву отправилось 25 человек. Из прочего отряда уцелело только 90 казаков. С атаманом Матвеем Мещеряком они на стругах спустились на Обь и оттуда прошли печерским путем на Русь.

Из повести Саввы Есипова, тобольского подьячего, известно, что в 1622 г. в Тобольске по распоряжению первого сибирского Архиепископа Киприана был составлен синодик Ермаковым казакам. В основу его положено было «написание» оставшихся к этому времени в живых казаков Ермака, написанное ими также по распоряжению сибирского архиепископа. В 1636 г. было утверждено «советом освященного собора, святейшим Патриархом Филаретом и государем царем Михаилом Федоровичем всеа Русии» прославление казаков в Неделю православия. Синодик и повесть Есипова отмечают, что выбор Бога пал не на «славных мужей» и не на «царских воевод» – «от простых людей» избрал Бог и послал атамана Ермака с казаками.

О Ермаке рассказывают и поют в тех местностях, по которым шел отважный землепроходец.

Западносибирские предания собирал в 1967 г. известный российский ученый литературовед, фольклорист В.В. Блажес. В с. Дубровное Вагайского района Тюменской области от Фатеева П.И., 1890 г.р., записал: «Возле Фатеевой есть два болота, одно называется Кучумовское, другое – Ермаковщина. Старики говорили, когда Ермак с Кучумом воевали, то свои войска держали в этих болотах, там у них стоянки были. Дрались долго, не один год. Ермак одолел Кучума, тот собрал своих и увел вверх по Иртышу, там поселил. Еще слышал, будто за Карагаем Кучум котел оставил».

В д. Домнино Вагайского р-на Тюменской области от Плесовских П.Д.., 1891 г.р.: «Про Ермака кругом речь: был, воевал, русские после него населились…».

Современные тюменские ученые и краеведы продолжают изучать подробности похода Ермака в Сибирь. Член Союза писателей России А.П. Захаров изучает вопрос о зимовке Ермака в Тюмени. Ученые ТюмГУ – д.и.н., профессор кафедры отечественной истории В.М. Кружинов, д.и.н., профессор кафедры новой истории и международных отношений З.Н. Сокова – проводят фундаментальные исследования по региональной истории. Археологическая лаборатория ТюмГУ под руководством д.и.н., профессора А.В. Матвеева провела раскопки на предполагаемом месте гибели Ермака Тимофеевича и продолжает эту работу. Темой первых казаков на нашей территории занимается к.и.н., ведущий научный сотрудник Института гуманитарных исследований ТюмГУ, заместитель атамана Сибирского казачьего войска Г.С. Зайцев. Кандидат исторических наук Е.Н. Коновалова прослеживает путь Ермака по древним сибирским картам. Патриот Тюмени А.Б. Винников (Царство ему Небесное) считал, что Всеведущий Бог вел только Ему ведомыми путями дружины Ермака по родным нам просторам и хранил в последующие годы нашу малую родину.

В Тюмени создан Фонд имени Ермака Тимофеевича. По его инициативе в День города Тюмени 24 июля 2010 г. в сплав на катамаране-паруснике отправились в экспедицию четверо отважных молодых ребят из молодежного клубного объединения «Лидер» в сопровождении руководителя и наставника В.А. Зятькова. Маршрут экспедиции пролегал по историческому пути «Ермаковой дружины» от города Тюмени с места впадения реки Тюменки в реку Туру до места впадения реки Вагай в Иртыш. Целью экспедиции стало молитвенно почтить в пути память Ермака с дружиною и подчеркнуть важность сохранения исторической памяти о подвиге казаков, которые положили начало освоения Сибири и Дальнего Востока. Большим испытанием для ребят был участок от Тобольска по Иртышу, так как плыть приходилось против течения. В сплаве участвовали люди разные – и мусульмане, и христиане, и некрещеные. Ермак объединяет близких по духу людей. По зову сердца по этому пути идут и другие исследователи.

Академик А.П. Окладников, наш современник, писал о походе Ермака: «Все это чрезвычайно важно и своевременно, именно сейчас, в эпоху небывалого по масштабам освоения Сибири, мы обязаны помнить, что шел русский народ в дикую Сибирь «поднимать пашню государеву» и искать волю. Это один из наиболее мощных этапов нашей истории».

Казаки же, во время недолгого отдыха после взятия за Заостровными юртами городка мурзы Аттика, размышляли накануне наступающей зимы, может на Волгу снова податься и там умереть. Решили Ермак со старейшинами: «Довлеет умрети христиански храбро за веру христианскую, да прославит Бог и впредь род наш».

Потому и помнят, и песни поют, и стихи слагают, и сказы детям пересказывают уже четыре столетия о славном атамане Ермаке Тимофеевиче, покорителе Сибири, потому что не в силе Бог, а в правде.

Н.Л. Антуфьева,
г. Тюмень

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.