ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Дети Великой отечественной войны в истории тылового города Ялуторовска

9 мая — знаменательный день для всей нашей страны. Это день Великой Победы над фашистской Германией. В моей семье чтят память прадедов, которые защищали Родину от врага. В нашем доме хранятся медали, которыми награжден мой прадед Иван Иосифович Александров. К сожалению, в память о прадеде Илье Васильевиче Габышеве осталась лишь похоронка.

Но подвиги совершались не только на фронте, но и в тылу. Проводив на фронт отцов, мужей, сыновей, в тыловом Ялуторовске остались женщины и дети. Что для них значила война? Как изменила она их судьбы? Я решила встретиться с очевидцами тех военных лет и узнать, как они жили, учились, дружили.

ЭВАКУИРОВАННЫЕ ДЕТИ

1941 год. Лето в разгаре, тепло, ка никулы. И вдруг — война. По радио передали весть о вторжении фашист ской Германии.

Шла спешная эвакуация западных районов нашей страны. В годы войны город Ялуторовск стал родным для детей из Ленинграда, Сталинграда, Калмыкии, Саратова.

Холодным осенним днем 1941 года на станции Ялуторовск встречали ленинградцев. Женщины заботли во укрывали, усаживали на подводы озябших, уставших ребятишек, кото рых везли в деревню Одина, где еще до войны находился детский дом для дошкольников. Персонал детдома под руководством Анастасии Михайлов ны Тягуновой тепло встретил детей. Ребят вымыли в бане, накормили го рячим обедом, разместили в теплых спальнях.

Воспоминания бывшего ученика Заводопетровской школы, воспитан ника эвакуированного интерната Ле онида Любимова, ныне члена Союза художников, свидетельствуют о го степриимстве сибиряков, их доброте: — Наш обоз ночевал в деревне Кок тюль. Подъезжали к ней уже в сумер ках. Нас все поражало! И дорога, и развальни, и тулупы, и румяные лица провожатых, высокие заборы с калит ками и квадратные дома. Нас привели в большой дом, очень тепло натопленный, где чем-то вкусно пахло. Впервые услышали диковинные слова: шаньга, драчена — это сибирские кушания, которыми нас угостили хозяева. Да еще горячим молоком и чаем. Уложили спать на тулупы и укрыли тулупами.

Нам было так тепло, и война пока залась далекой-далекой. В середине следующего дня мы были в Заводо петровске, около средней школы. Нам сказали, что мы будем здесь жить и учиться. Часто нас угощали однокласс ники. С удовольствием ели местные сладости — сушенки и паренки. Но самым вкусным тогда казался хлеб.

Нелегко было воспитателям и няням. Ведь перед ними были дети, потерявшие родных, дети, у которых в глазах застыла печаль, дети, которые разучились смеяться. Сколько нужно было материнского тепла, заботы, чтобы растопить лед в юных душах, возвратить детям радость.

Какое было счастье, когда это удавалось! В деревне одина воспитатели вместе с детьми катались с горки, придумывали разнообразные игры, разучивали танцы. Очень помогало подсобное хозяйство. Оно состояло из участка земли, нескольких голов скота, лошади и плуга. Дети наряду со взрослыми работали в поле, на огороде, заготавливали дрова и корм для скота. Работали на земле усердно и даже радостно, и она вознаграждала детей хорошим урожаем.

Директором интерната в Ялуторовске в то время (1943-1945) была Вера Даниловна Анисимова – умелый организатор дела, требовательный, энергичный человек. В 1945 году в детдоме жили 167 детей. На учебный год каждому ученику полагалось по 2 тетради, в остальном дети писали на газетах между строчек. Детский дом по-настоящему стал родным для сот ни мальчишек и девчонок. Ребята ста рались хорошо учиться, участвовали в пионерских сборах, занимались в хо ровом, драматическом, музыкальном, спортивном кружках и кружке худо жественной вышивки. До сих пор воспитатели получают от своих бывших воспитанников письма, полные сердечной теплоты и признательности.

ЕЕ ПРИЗВАНИЕ — ЖИТЬ ДЛЯ ДЕТЕЙ

Мне удалось пообщаться с уди вительной женщиной — Марией Васильевной Молоковой. Сама она рано осталась сиротой. Жила в разных семьях, но сохранила теплоту и любовь, которую отдава ла эвакуированным-детям блокадного Ленинграда. Мария Васильевна в свои 17 лет работала воспитателем в детском доме. Она рассказала о жизни детей и коллекти ва работников детдома.

Коллектив жил дружной семьей. Распорядок дня включал в себя учеб ный процесс, трудовой десант, коллек тивные чтения книг, спортивные игры. Несмотря на совсем юный возраст сво его наставника, дети слушались, ува жали Марию Васильевну. Всю осталь ную жизнь Мария Васильевна отдала детям. Более 40 лет она учила детей писать и считать, быть настоящими людьми, патриотами своей страны.

БЕСЦЕННЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ НАШИХ ВЕТЕРАНОВ

Война словно прибавила годы без заботным вчерашним мальчишкам и девчонкам. Весь народ жил тогда одним стремлением все сделать для фронта, для Победы. Этим же чувством жила и детвора. В тяжелых условиях военного тыла дети творили чудеса трудового героизма. Работали по 12–14 часов без выходных, овладевали одновременно несколькими специальностями. Несмотря на то, что дети учились, они еще активно участвовали во всех хозяйственно-полезных кампаниях, направленных на помощь фронту: пилили дрова для школ, сортировали зерно, собирали теплые вещи для фронтовиков, помогали семьям призванных в Красную армию.

В Ялуторовске живут скромные доблестные ветераны, дети войны. Они охотно делятся своими воспоминаниями, скромно умалчивают о своих наградах. Вот как они вспоминают о начале войны:

— Был выходной день. По радио сообщили, что началась война. Женщины плакали, дети перестали играть. Собрали митинг. Позднее, когда наши отцы и братья отправлялись на фронт, все старались не плакать, играла музыка, но потом, как поезд отправился, — такой рев стоял! Это было невероятно. Дружба для детей была спасением в военное время. Ветераны вспоминают:

— Дети были дружны, работали вместе. Вместе со всеми было не так страшно ходить в лес или поле. Очень сильны были чувства сострадания друг к другу. Удивительно, но мы, дети, никогда не болели. Жили впроголодь, полураздетые, мы не видели другой жизни, считали, что все живут так, и поэтому зависти никакой не было.

ШКОЛЬНЫЙ УЧИТЕЛЬ

Несмотря на трудности войны, дети ходили в школу. Школы начинали работать, когда кончалась уборочная страда. Учителей любили все, старались их не огорчать, делали домашние задания. Учебников на всех не хватало, задания переписывали по очереди. Писали на старых газетах между строк. Да и писать приходилось перышком. Красок и карандашей тоже не было, разводили сажу водой и ей писали. Учеников в старших классах было немного, особенно мальчиков — их отправляли учиться рабочим специальностям для работы на заводах. Были и такие случаи, когда маленьких детей в школу не отдавали, потому что их не во что было одеть.

Вот что вспоминает Матрена Афанасьевна Кожевникова:

— В самом начале войны я должна была пойти в школу, но пришла наша соседка (у нее было трое маленьких детей) и со слезами на глазах стала упрашивать мою маму отпустить меня нянчиться с ее детьми, так как она должна работать, чтобы их прокормить. Мама не могла ей отказать, мне тоже ее было жаль. Вместо школы я всю зиму сидела у них в няньках.

Полина Филипповна Игошкина так вспоминает свою учительницу: — Ее звали Апполинария Александровна Дымина. Она жила в домике рядом со школой. Мне запомнилось, что она всегда ходила в одном и том же черном платье. Каждый день она меняла к нему воротнички, и от этого нам казалось, что она становилась еще красивее… Стояли парты, стол учителя и скамья, на которой разместился медный самовар. Из дому каждый приносил кусочек хлеба, его заворачивали в бумагу и подписывали, затем выносили на мороз, хлеб замерзал, и мы с горячим чаем его ели. Вкуснее не было лакомства.

При школах дети работали на приусадебных участках, выращивали овощи, заготавливали лекарственные травы, собирали и сушили ягоды. Многие ребята участвовали в сборе теплых вещей для фронтовиков, девочки постарше сами вязали, шили рукавицы, в которые вкладывали записочки «Ждем с Победой!».

ДЕНЬ ЗА ДНЕМ

В быту у детей были свои обязан ности, порой очень тяжелые. Не было слова «не хочу». Было слово «надо».

— Зимой мы, девчонки, запрягали трех быков и ехали в поле под деревню Беркут за соломой. Ветер, вьюга, холод, солому всю забило снегом, быки не стоят, а мы тянем солому из стога и грузим на сани. Возвращались в темноте. Когда исполнилось 14 лет, мы стали работать на прицепах к тракторам. Следили за плугом, поднимали и опускали тяжелый железный плуг при вспашке».

Матрена Афанасьевна Кожевникова вспоминает:

— Хлеба давали детям по 200 г на день. Соль выменивали на картошку. Летом ели ревень, лук, горох, морковь, бобы. Спасало еще молоко, оно хорошо утоляло голод, но ненадолго. Лакомством считали лепешки из мороженой картошки. Выкапывали мерзлый картофель, мыли, рубили в корыте, добавляли толченой травы, немного соли, а затем пекли лепешки.

Но были и праздники. На Новый год наряжали елку самодельными игрушками, устраивали концерты, пели песни. Ребята даже получали подарки в школе — кусочки сахара, постное печенье, конфетки-«подушечки».

Правда, православные праздники открыто не разрешались. В школах строго следили за тем, чтобы дети не молились, не посещали церковь, к тому же многие храмы были разрушены. Но в семьях были верующие родители, бабушки и дедушки.

Матрена Афанасьевна вспоминает:

— Меня ставили на колени перед иконой, а когда провожали старших братьев на фронт, отец поставил их перед иконой, долго читал молитвы и дал им с собой по иконке. Не знаю, что им помогло, но домой они вернулись оба.

Дети войны во многом были похожи на современных мальчишек и девчонок. Правда, мечтали они не о новых игрушках, а о том, чтобы скорее кончилась война, чтобы близкие остались живы… Сейчас дети военной поры уже бабушки и дедушки, но мно гие из них сохранили радость жизни, никогда не унывают. Их жизнь — до стойный пример для нынешних детей и молодежи.

Анна Демакова, 3 класс,
Ялуторовская православная гимназия.
Руководитель — Г. Г. Новикова

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.