ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало





Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Праведный старец Феодор Томский

Память праведного старца совершается 10 (23) июня — в день Собора Сибирских святых.

Праведный Феодор Томский известен во всех источниках под именем Феодор Кузьмич. Этим именем он назвал себя в 1836 году, когда его задержала полиция города Красноуфимска за уклончивые ответы и нежелание сообщить о себе точные сведения. Он был арестован, судим за бродяжничество и выслан в деревню Зерцалы, Томской губернии.

Но народная память хранит предание, что старец Феодор Кузьмич не кто иной, как император Александр Благословенный, император России.

В станице Белоярской казак Березин будто бы признал в лице Феодора Кузьмича императора Александра I. «Как же это могло случиться, — говорил Березин, — что я участвовал при похоронах императора Александра Павловича, а между тем вижу его теперь живым». Такое же свидетельство высказал священник отец Иоанн Александровский, служивший в Петербурге. Он говорил, «что в образе старца явственно узнал императора Александра I, которого неоднократно видел, и ошибиться в данном случае не мог». Существует и множество других свидетельств.

Во время тяжелой болезни старца в 1859 году хозяин дома С.Ф. Храмов, где жил Феодор Кузьмич, спросил его, не откроет ли он о себе — кто он. «Нет, — ответил праведник, — это не может быть открыто никогда». И лишь прибавил, что об этом же его спрашивали преосвященные Иннокентий и Афанасий, но и им он ответил то же самое, что сообщил Хромову. Часто вспоминались также встречи Александра Павловича с преподобным Серафимом, особенно последняя, в 1825 году, свидетели которой слышали, как Серафим вослед императору, отошедшему уже от крыльца, сказал: «Сделай же, государь, как я тебе говорил».

Вспоминают, что однажды, сразу после вступления Наполеона в пределы России, Александр Павлович сказал: «Я отращу себе бороду и лучше соглашусь питаться хлебом в недрах Сибири, нежели подпишу стыд моего Отечества и добрых моих подданных».

...Ночью 1 сентября 1825 года император Александр I навсегда покидал столицу. Тишина и мрак царствовали над городом. Из дворца он выехал один, без всякой свиты. В четыре часа с четвертью по полуночи коляска остановилась у монастырских ворот Александро-Невской Лавры. Здесь государя ожидали митрополит Серафим, архимандриты в полном облачении и братия. Александр Павлович, в фуражке, шинели и сюртуке, но без шпаги, поспешно вышел из коляски, приложился ко кресту, был окроплен святой водой, принял благословение от митрополита и, приказав затворить за собой ворота, направился в соборную церковь.

В соборе государь остановился перед ракой святого Александра Невского. Начался молебен, во время которого император плакал. Когда наступило время чтения Евангелия, государь, приблизившись к митрополиту, сказал: «Положите мне Евангелие на голову», — и с этими словами опустился на колени. По окончании молебна, положив три поклона перед мощами благоверного князя и приложившись к его образу, он поклонился всем, бывшим на молебне. Из собора государь зашел ненадолго к митрополиту, посетил келью схимника Алексия, принял от него благословение и вышел, чтобы продолжить свое путешествие.

19 ноября 1825 года, в Таганроге, после весьма непродолжительной болезни император неожиданно скончался. Внезапная смерть государя сопровождалась невероятным количеством слухов и подробностей этих печальных событий. Сам император якобы воспользовался возможностью снять с себя царский венец и поменять его на картуз странника или даже монашеский клобук. Так ли было все на самом деле и кого опустили в могилу вместо Александра Благословенного, знать нам пока не дано. Достоверно известно лишь, что в Сибири через одиннадцать лет после похорон Александра I появился загадочный странник-праведник, скрывавший свое происхождение, похожий как две капли воды на покойного императора.

Существует предание, что император получил благословение покойного митрополита Московского Филарета скрыть свое происхождение и принять на себя вид скитающегося пустынника; поэтому бродяжничество предпринято им как добровольный подвиг, в подражание Христу, не имевшему, «где главу преклонить».

Оказавшись в Сибири, старец Феодор пять лет проживал при казенном Красно-реченском винокуренном заводе Ачинского округа, не привлекаясь ни на каких работах. В 1842 году он переселился в Бе-лоярскую станицу к казаку С.Н. Сидорову, который видел в старце подвижника и с радостью выделил ему отдельный домик. Через год он переселился в деревню Зерцалы, где прожил одиннадцать лет, позже проживал у И.Г. Латышева в Красно-реченской станице. И в 1858 году перешел к томскому купцу С.Ф. Хромову, где поселился на заимке в 5 верстах от Томска. Во всех местах пребывания в Сибири старец проводил аскетическую жизнь. В келье его, кроме кровати, сделанной из двух деревянных досок, деревянного изголовья и двух скамеек с небольшим столиком не было другой мебели. В правом углу находились два образа Божией Матери и святого Александра Невского. На столе стояло небольшое распятие, лежали Евангелие, Псалтирь, Молитвослов и небольшая книга под названием «Семь слов на Кресте Спасителя».

Старец вставал от сна очень рано и молился, но никто не мог застать его молящимся, только после его смерти можно было увидеть большие наросты на коленях, свидетельствовавшие о его продолжительных молениях. Одежда старца состояла из длинной грубой холщовой рубахи, подпоясанной тонкой веревкой. Старец Феодор усердно посещал храм и после Литургии в большие праздники заходил к двум старушкам Анне и Марфе, также сосланным в Сибирь; пил у них чай и часто вспоминал о Петербурге. Обед праведника состоял из ржаных сухарей, размоченных в воде, и печеного картофеля. Хотя почитатели старца ежедневно приносили пищу, но он всю ее раздавал заходившим к нему бродягам и странникам. Основным занятием старца было обучение детей грамоте, а со взрослыми — беседы и рассказы о событиях отечественной истории, в частности, о войне 1812 года. Иногда он увлекался и сообщал такие подробности, что местное духовенство и ссыльная интеллигенция была в недоумении, откуда это могло быть ему известно. Всех поражало обилие подробностей, которые мог знать только участник событий, глубина анализа, на которую был способен отнюдь не просто офицер.

Старец Феодор Кузьмич обладал даром прозорливости. Он предсказал А.Н. Федоровой, что она выйдет замуж за военного, что и случилось в Киеве. Некоторой Н.А. и ее дочери было указано, что священнику Петру Попову «готовится царская корона... ему будут скоро кланяться». Через год тот действительно стал епископом.

Нужно заметить, что никто никогда не видел, чтобы старец умывался, но однажды он подошел к бочке с водой и обратился к жене Хромова: «Вот что, матушка, почерпни-ка водицы и полей мне на голову». Удивленная женщина исполнила его просьбу. Потом оказалось, что именно в этот час в Петербурге произошел знаменитый пожар Апраксина рынка. Лица, посещавшие старца, удивлялись, ибо старец приветствовал их по имени, хотя раньше никогда не видел и не знал их.


Томский Богородице-Алексеевский монастырь

Старец Феодор наделен был Богом и даром исцеления. Сама праведная Домна, старица Томская, получила исцеление от болезни его молитвами. Она говорила Хромову: «...я взошла на порог его кельи, и он исцелил меня, святой старичок!» Этот случай на самом деле был одним из многочисленных исцелений, подаваемых Господом при усердии старца Феодора. У С.Ф. Хромова имелась обширная тетрадь с описанием различных исцелений молитвами Феодора Кузьмича людей, которые не могли получить помощь от врачей. После смерти старца, 20 января 1864 года, в келье старца, под полом, появилась вода. Многие желали получить этой воды, народ ее почитал целебной. Эта вода, помещенная в сосуды, сохранялась в продолжение нескольких лет.

Перед смертью старец Феодор Кузьмич приобщился Святых Таин. Его тело было погребено в ограде Томского Алексеевского монастыря. Впервые жизнеописание старца Феодора Кузьмича было составлено В.З. Захаровым после посещения С.Ф.Хромова и кельи великого старца 8 августа 1889 года.

ТРОПАРЬ, глас 4-й
Жизни светским праведне Феодоре удалнвся, в землю снбнрскую вольно прийти изволив, чудесы и знамен ьмн Божиими народ Томский удивил еси, и по смерти своей веру чтущих тя укренляешн.
Поминай нас, чтущих память Твою, отче наш Феодоре!


Святитель Нектарий, Архиепископ Тобольский и Сибирский

Память святителя чествуется 10 (23) июня — в день Собора Сибирских святых.

Святитель Нектарий (в миру Николай Павлович Теляшин) родился в городе Осташкове (Тверской епархии) в благочестивой семье. С юных лет он полюбил Священное Писание и святоотеческие творения и по любви к уединению в возрасте двенадцати лет поступил в братство Ниловой пустыни, где в 1601 году принял монашество. В дальнейшем он был избран настоятелем с возведением в сан игумена.

У монаха Нилового монастыря Арсения Глухого, известного справщика церковных книг при Михаиле Феодоро-виче, знавшего греческий и латинский языки, сведущего в риторике и философии, он получил прекрасное по тому времени духовное образование. Свидетельством тому служит его сочинение, известное под названием «Послание Сибирского архиепископа Нектария». А доказательством строгости его монашеской жизни является то, что он сам никогда на вкушал вина и предостерегал от этого порока других монахов. Будучи в Сибири, архиепископ Нектарий просил царя Михаила Феодоровича о том, чтобы тобольские воеводы, вместо положенных на архиерейский дом ста ведер водки, давали пятьдесят пудов меда, и царь разрешил подобную замену.

Во время посещения Москвы по делам своего монастыря игумен Нектарий предсказал царю Михаилу Феодоровичу рождение у него сына, что и сбылось 5 марта 1629 года. У царя родился сын Алексей; при крещении царевича, по желанию царя Михаила Феодоровича, игумен Нектарий был восприемником. С этого времени царь Михаил обратил на него внимание, и когда Тобольская кафедра стала свободной, занять ее предложили именно игумену Нектарию, который неохотно расстался со своим уединением, и, только повинуясь воле царя и Патриарха, согласился принять архиепископский сан и отправиться в Тобольскую епархию.

7 февраля 1636 года в Москве Святейшим Патриархом Иосифом он был хиротонисан в сан архиепископа Тобольского. С этим служением архиепископа Нектария были со-пряжены значительные трудности в управлении Сибирской епархией, так как с двенадцати лет он пребывал в монастыре, ведя подвижническую жизнь, и Тобольск дей-ствительно явился для него своеобразной школой совсем иной деятельности. Вполне естественно, что он, как строгий монах, не мог мириться с нравами тех, кто лишь по имени назывался христианами. Даже замена казенного вина медом вызвала раздражение населения. Невзирая на все эти трудности, он приводит в цветущее состояние хозяйство Софийского дома, о чем свидетельствует тот факт, что в 1633 году, во время неурожая, святитель нашел возможным дать из Софийских житниц в долг самому правительству 1500 руг ржи и 500 овса.

Особенно возмущало архиепископа Нектария то, что сибирские воеводы без указа царя и благословения местного архиепископа отпускали священников из Сибири на Русь. Он пишет и подает государю жалобы по поводу этих незаконных действий.

С именем архиепископа Нектария связано установление праздника в честь Чудотворной иконы Абалакской — первой святыни, столь почитаемой в Сибири. Она явилась 25 июля 1636 года в селе Абалакском (вблизи Тобольска) благочестивой вдовице Марии. В 1637 году преосвященный благословил построить в Абалаке церковь в честь Знамения Пресвятой Богородицы, а искусный живописец протодиакон Мат-фий написал икону. Святитель Нектарий лично в 1639 году благословил основание города Ялуторовска. Он оставил по себе замечательное «Сибирское Письмо», которое служит драгоценным памятником о состоянии в его время церковного образования в Сибири.

8 1640 году святитель по болезни вышел на покой и поселился в Ниловой пустыни, настоятелем которой он считался до смерти. Перед кончиной принял схиму. Скончался в Москве 15 января 1667 года. И хотя тело его покоится под спудом храма в Ниловой пустыни, он прославляется в Соборах Тверских и Сибирских святых.

Материал из книги протоиерея Анатолия Дмитрука
«Патерик Сибирский святых и подвижников благочестия»

Наверх

© Православный просветитель
2008-19 гг.