ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало




Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Священник Александр Сычугов

Настоятель Знаменского собора в 1944-1946 годах

Знаменский собор официально передан Русской Православной Церкви 9 октября 1945 года. Принял собор и подписал Решение №482 исполнительного комитета Тюменского городского Совета депутатов трудящихся по вопросу о передаче общине верующих священник Александр Андреевич Сычугов.

В 1944 г. он служил во Всехсвятской церкви. В Знаменском соборе – в 1944-46 гг.

О том, что в Знаменском соборе совершались богослужения в 1944 году, сообщают два источника – сведения, помещенные в книге «Храмы Тюмени», и устное сообщение Ангелины Александровны Сартаковой. В газетной статье, написанной по устным сообщениям, помещены некоторые хронологические подробности о священнике Александре Сычугове в предвоенные годы: «С 1930 по 1941 год работал на предприятиях Тюмени, а затем был обвинен как враг народа и находился под следствием до 1943 года». Имеется еще неуточненная информация о том, что он стал первым священником, восстанавливающим Всехсвятскую церковь с октября 1941 г. после ее недолгой бездеятельности.

В 1945 году А.А. Сычугов был членом Поместного Собора Русской Православной Церкви от клира Новосибирской епархии, в состав которой входили церкви Владивостока, Хабаровска, Иркутска, Красноярска, Барнаула, Омска, Томска и Тюмени. Поместный Собор проходил в Москве в храме Воскресения Христова в Сокольниках в период с 31 января по 4 февраля 1945 года. На Поместный Собор прибыл 171 человек: 45 архипастырей, 85 священнослужителей, 2 церковнослужителя и 38 мирян практически от всех областей Советского Союза. Патриарха избирали только архиереи.

Поместный Собор был созван в связи с кончиной 15 мая 1944 г. Святейшего Патриарха Сергия (Страгородского). Собор должен был избрать нового Предстоятеля, а также зафиксировать существенные изменения в жизни Церкви. По единогласному решению архиереев новым Патриархом стал Алексий I (Симанский).

Из архивных документов также известно, что еще до официальной передачи Знаменского собора в ней был настоятелем отец Александр Сычугов, членами церковного совета – Головин и Бездулев. В Тюмени ожидался приезд архиепископа Варфоломея. Представитель советской власти Пинегин Иван Петрович единолично осматривал место встречи архиепископа, «дал положительную оценку работе Тюменской церкви в дни Отечественной войны, восхваляя настоятеля этой церкви – Сычугова». Об этом визите 10 августа 1945 сообщил в партийные органы начальник управления НКГБ И.В. Шатеркин.

Александр Андреевич Сычугов родился в г. Тюмени 2 ноября 1896 года. Учился в городском училище три года. С 1913 года, после окончания курсов псаломщиков при Свято-Троицком мужском монастыре, трудился на приходе до 1915 г., когда был призван на военную службу. В 1918 г. уволен по мобилизации рядовым. До вступления армии Колчака в Тюмень служил в Губсовдепе.

С 1919 г. Александр Андреевич вновь перешел на церковную службу псаломщиком. Потом был рукоположен в сан диакона, служил в Тюмени. В 1919-20 гг. в Тюмени был секретарем епископа Иринарха. В этот же период, возможно, был причастен к перезахоронению мощей святителя Филофея Тобольского (об этом мы расскажем в следующем номере нашего журнала – прим. ред.).

Владыка Иринарх был осужден за «сокрытие ценностей» в Троицком монастыре в 1923 г.: он открыто призывал верующих воспрепятствовать насильственному изъятию церковных ценностей. Однако в 1924 г. владыку амнистировали, и он был управляющим в ряде других епархий. В 1931 г. – архиепископ Пермский. В 1932 г. владыка Иринарх в Тюмени проходил по делу, названному по его фамилии, – «дело архиепископа Синеокова-Андреевского. 1932 г.». Обвинялся в активном участии в «контрреволюционной церковно-монархической повстанческой организации Союз Спасения России». 14 мая 1932 г. особым совещанием ОГПУ по ст. 58-11 УК РСФСР был приговорен к 5 годам концлагерей. Скончался в заключении 1 марта 1933 г. 12 января 1990 г. реабилитирован прокуратурой Тюменской области.

Однако вернемся к о. Александру и временам более ранним. Со вступлением белых войск в Тюмень Александр Сычугов выехал в бывшую Троицкую волость, где работал статистиком. В 1923 г. переехал в Верхне-Тавдинский район, где занимался слесарно-жестяным ремеслом и там же поступил в церковь служить диаконом.

В 1926 году епископом Тюменским Серафимом (Коровиным) Александр Сычугов был рукоположен во пресвитера. Епископ Серафим был осужден 14 мая 1932 г. коллегией ОГПУ по обвинению: «руководитель к/р церковно-повстанческой организации «Союз спасения России», на территории б. Ялуторовского, Тюменского, Курганского уездов лично проводил вербовку в организацию»; по статьям 58-3, 58-11 УК РСФСР приговорен к пяти годам концлагерей. Скончался 21 августа 1932 г. в концлагере.

Немало лет мытарств, бедствий и гонений вынес священник отец Александр Сычугов в своей жизни.

10 января 1927 года А.А. Сычугов переехал в поселок Красный Яр Носверевского сельского совета Тавдинского района, общим собранием принят на службу «попом до декабря месяца».

Семья на тот период состояла из трех человек: хозяин, его жена Ирина Ильинична и теща Христина Скрябина. Жила семья на квартире, а в мае на отведенном участке земли в 4-х верстах от села поставили дом. Помог в тяжелой работе сосед Павел Паникоровский. Служил священник Александр, «как этого требовал церковный закон, во внутренние дела поселка, а также политические не вмешивался, причитающиеся всякого рода налоги и пошлины уплачивал своевременно. Кроме службы занимался физическим трудом по специальностям кровельно-слесарной, механической, вставкой стекол, работами крестьянского быта. Теща пряла, жена шила белье и одежду. Так продолжалось до 29 декабря 1929 года».<>

Накануне Александр Сычугов вынужден был отказаться от службы в церкви из-за начавшихся репрессий. Несмотря на это, руководство сельского совета требовало сдать 100 пудов хлеба, которого у служителя культа не было, т.к. хлебопашеством он не занимался, о чем знали селяне. Тем не менее в дом пришли с описью имущества и оценили все хозяйство по собственным ценам на 700 рублей. 1 февраля 1930 года в дом снова пришли председатель Викулов, избач Малых, все снова описали и здесь же приступили к продаже, но уже по бросовым ценам. Дом стал стоить 130 руб., стайка 5 руб., корова – 10, в то время как месяц назад стоимость ее была 60 руб.

Во время продажи шла переоценка имущества. Корову продали за 26 руб., дом за 47, комод за 2 рубля. Продали баню. Всего выручили, выгнав семью на улицу, 207 рублей. Забрали 6 пуд. 5 фунтов ржи, 1 пуд 30 фунтов овса, гороху 10 фунтов. Дрова и сено просто конфисковали. Да, еще продали весь слесарный инструмент за 1 рубль и 8 банок разных масляных красок, лишив возможности зарабатывать на хлеб. Оставили 1,5 пуда ржаной муки и около 0,5 пуда ржи. В семье уже росла полуторагодовалая дочь. Обращения А.А. Сычугова и его жены в окружную прокуратуру ни к чему не привели. Семья подлежала высылке.

Сычуговы вернулись в Тюмень, проживали по адресу Нагорная, 57. Бывший священник работал стекольщиком, маляром, кровельщиком в деревообделочном комбинате. Работал в Калымском учлесхозе с 16 сентября 1930 по 17 мая 1931 года. «В урочище Ключи Калымского лесного массива выполнял работу по железу, принимал участие в поднятии дисциплины, проводил ликбез, участвовал в постановке спектаклей, выкрасил сцену в качестве общественной нагрузки…», – читаем в личном деле Александра Сычугова в Государственном архиве Тюменской области.

В Салаирской сельскохозяйственной артели «Красный пахарь» «добросовестно работал на уборочной, принимал активное участие в строительстве колхоза и поднятии трудовой дисциплины» и получил за это хорошую характеристику от председателя колхоза Азаматова.

В 1933 году в Тюмени работал на мельнице №17, в Уралснабсбыте, откуда его уволили по сокращению штатов. Таким образом, с 1930 по 1941 гг. Александр Сычугов работал на предприятиях Тюмени. В 1934-35 гг. безуспешно возбуждал дела по восстановлению в избирательных правах. Есть вероятность, что он стал первым священником, восстанавливающим Всехсвятскую церковь с октября 1941 г. после ее недолгого закрытия. Косвенно может быть подтверждено возобновление им служения в храме тем, что в этот период он был обвинен как враг народа и находился под следствием до 1943 г. В 1944-46 гг. о. Александр стал первым настоятелем вновь открывшегося Знаменского собора.

Однако в 1947 году семья Сычуговых выехала из Тюмени на восток (видимо, на то были причины и давление местных властей). В последующие годы отец Александр состоял священником Новосибирской епархии, где также восстанавливал храмы в городах Камень-на-Оби, Новокузнецке, Ачинске, Анжеро-Судженске, Томске, Прокопьевске. С 1964 по 1967 год он был духовником причта Вознесенского кафедрального собора в г. Новосибирске и клириков Новосибирской области.

Отличительной чертой отца Александра была любовь к храму Божию. За ревностные труды по устроению приходской жизни он имел много благодарностей и наград от священноначалия. Святейшим Патриархом Пименом в 1974 году протоиерей Александр Сычугов был удостоен высокой награды – митры.

Последние годы жизни отец Александр был за штатом, но часто сослужил своему архипастырю – епископу Новосибирскому и Барнаульскому Гедеону.

В день своего рождения в 1976 году, будучи неизлечимо больным, он исповедовался и причастился Святых Христовых Таин. В праздник Казанской иконы Божией Матери и день памяти мученика Александра епископа, 4 ноября, его посетили епископ Гедеон и настоятель собора протоиерей Димитрий Будько. Владыка поздравил отца Александра с днем ангела, преподнес ему святую просфору и благословил. Отец Александр интересовался, как идут ремонтные работы в соборе и сожалел, что не может прийти в храм. Через день он тихо отошел ко Господу. 7 ноября вечером тело усопшего было поставлено в кафедральном соборе, где епископ Гедеон отслужил парастас, а утром после Божественной литургии в сослужении соборного, заштатного и прибывшего из других приходов духовенства – отпевание.

Владыка произнес надгробное слово и выразил соболезнование вдове, родным и богомольцам, заполнившим собор.

Слово о жизни и пастырских трудах отца Александра сказал ключарь собора протоиерей Павел Патрин. После отпуста духовник протоиерей Иоанн Колодий прочитал разрешительную молитву, настоятель сказал слово памяти усопшего старца.

При пении ирмосов «Помощник и Покровитель» тело отца Александра было обнесено вокруг собора, а затем препровождено на кладбище в г. Новосибирске.

Надежда Антуфьева,
г. Тюмень


Наверх

© Православный просветитель
2008-18 гг.